30 сентября 2020, среда, 0:01
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Норвежское с беловежским

43
Норвежское с беловежским
Месторождение Johan Sverdrup, Норвегия.
Фото: EPA/EFE

Белорусские чиновники уже махали платочками на причале в ожидании «спасительного танкера».

Танкер с норвежской нефтью в Беларуси ждали так, будто он шел по Дороге жизни. Конечно, в клайпедском порту его не встречали оркестром и хлебом-солью, но официальные белорусские медиа представляли новость о заходе танкера в порт именно так. Спасительные 80 тысяч тонн норвежской нефти, призванные загрузить новополоцкий нефтеперерабатывающий завод «Нафтан» и спасти суверенитет Беларуси, прибыли в Клайпеду 22 января.

Цену на норвежскую нефть белорусские чиновники при этом хранят в глубокой тайне. Экономисты вынуждены считать приблизительно. Хотя порядок цифр все равно ясен. Баррель сегодня стоит около 65 долларов. В тонне 7,28 баррелей. Цена за тонну — 473 доллара. Плюс расходы на перевалку и транспортировку до «Нафтана» — по оценкам экспертов, цена норвежской нефти для Беларуси может составить около 520 долларов за тонну. В прошлом году Россия поставляла нефть в Беларусь по цене 364 доллара за тонну.

Судя по данным Белстата, с января по ноябрь 2019 года Беларусь закупила 16,3 миллиона тонн нефти, заплатив за них почти шесть миллиардов долларов. За весь год – 18 миллионов тонн при потребности внутреннего рынка 4-6 миллионов тонн. Индикативный баланс, подписанный в прошлом году, предусматривал поставки 24 миллиона тонн нефти из России. Вот только в цене до сих пор не сошлись.

Кстати, в «несоюзные» страны Россия продавала нефть по 485 долларов за тонну – это средняя цена марки Urals за прошлый год. Так что порядок цифр понятен: нефть Беларуси доставалась очень дешево, а покупать норвежскую нефть после российской – очень дорого. Искусственно сдерживать цены на топливо больше не получится. А президентские выборы в этом году, так что совсем не вовремя вся эта нефтяная история случилась.

Зато танкер пришел вовремя, согласно графику.

Собственно, в этом и была его задача – прийти с фанфарами, пройтись по подиуму, продемонстрировать всему миру, что «не очень-то и хотелось». Потому что в действительности эти 80 тысяч тонн обеспечат загрузку мощностей «Нафтана» на 2,7 дня. И функция этой сделки – демонстративная.

Танкер Breiviken, доставлявший нефть для «Нафтана».
Фото: Viken Shipping

Так в 2010 году белорусские чиновники уже махали платочками на причале одесского порта в ожидании танкера из Венесуэлы, пока он бороздил просторы Мирового океана. Тогда Россия ввела экспортные пошлины на нефть, и Лукашенко полетел к еще живому Уго Чавесу. Чавес пообещал братскую помощь белорусскому народу, и стороны заключили договор на три года на поставку 30 миллионов тонн нефти - по 10 миллионов тонн в год. Так вот, нефть в том братском венесуэльском танкере обошлась Беларуси в 737 долларов за тонну с учетом перевалки и доставки по железной дороге на мозырский НПЗ. А еще Беларусь в 2011 году закупила миллион тонн азербайджанской нефти по цене 838 долларов за тонну. Российская — даже с учетом пошлины —обошлась бы намного дешевле.

Но венесуэльский танкер свою роль сыграл. Россия как ввела, так и отменила экспортные пошлины для Беларуси. Контракт на три года благополучно улетел в мусорную корзину, тем более, что тогдашний посол Венесуэлы в Беларуси Америко Диас Нуньес еще в январе 2011 года честно признался, что Венесуэла столько нефти добыть для Беларуси не сможет, поэтому будет дополнительно покупать нефть у Азербайджана и перепродавать Беларуси, чтобы выполнить условия контракта. Но и этого ей делать не пришлось. Как говорил в 2012 году первый вице-премьер белорусского правительства Владимир Семашко, «венесуэльская и азербайджанская нефть, которую мы покупали, дала эффект: если бы не было этой нефти, то не было бы и выгодного соглашения с Россией, которое мы сегодня имеем».

Предельно четкая формулировка, нечего добавить.

Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

Теперь ту же задачу должна выполнить норвежская нефть – продемонстрировать, что альтернатива есть, пусть и дороже. А дальше – ход за Россией. По логике этих странных союзнических отношений Москва немедленно должна согласиться на условия Минска, компенсировать потери от налогового маневра и залить Беларусь дешевой нефтью. Но отличие теперешней ситуации от всех предыдущих кризисов в том, что, кроме нефти, в воздухе повисла еще и цена на газ. Не было в истории такого года, который начинался бы без подписанного контракта на поставки газа, пусть и в 23.59 31 декабря. Нынешний – первый.

Хотя в остальном ситуация типична. Один торгуется за халяву и поддержку седьмого срока, другой, решив проблему собственных сроков, уже из спортивного интереса давит первого, определяя границы. Словом, «оба хуже».

Ирина Халип, «Новая газета»