23 сентября 2019, понедельник, 10:55
Мы в одной лодке
Рубрики

Гродненца, которого избила милиция, допрашивали прямо в реанимации

49
Гродненца, которого избила милиция, допрашивали прямо в реанимации

Денис Лукьянов перенес уже несколько операций.

Жителя Гродно Дениса Лукьянова, которого избили омоновцы на автомобильном фестивале SunDay, допросили следователи почти сразу после очередной операции, сообщает «Радыё Свабода».

Две недели боялся рассказать родственникам об избиении

35-летний Денис Лукьянов, многодетный отец из Гродно, 20 июля вместе с друзьями отдыхал на автофесте. Мужчину задержали милиционеры, так как он находился в состоянии алкогольного опьянения в общественном месте.

«По дороге в РОВД машину остановили около леса. Дениса вывели из машины и отвели немного вглубь, за деревья. А там внезапно началась карусель: один за другим омоновцы начали отрабатывать свои приемы, при этом еще радовались и хвалились друг перед другом, мол, смотри, как я могу! Продолжалось это несколько десятков минут. То, что избивали профессионалы, четко понятно, ведь не осталось ни одного заметного синяка или гематомы», - рассказывала Еврорадио двоюродная сестра Дениса Дарья Соляник.

Лукьянова продержали ночь в участке и в итоге дали штраф.

Как Дарья уточнила в комментарии журналистам, Денис рассказал родным о том, что его избивали, только через две недели. Ранее боялся. Говорил, что упал на работе. Поскольку следов от дубинок не было видно, думал, что боль сам потихоньку пройдет. Отпросился с работы, лежал дома, пил обезболивающие.

Через две недели у Дениса поднялась высокая температура. Его забрали в больницу, сделали шесть операций на ноге, ампутировали часть ноги. Оказалось, что у мужчины начали отмирать мышцы. Инфекция продолжает распространяться по телу и подходит к внутренним органам. Уже неделю мужчина лежит в реанимации.

«Врачи долгое время не могли понять, что происходит. Говорили, что некроз мышц невозможен после падения. Такое бывает, когда в ДТП зажмет на несколько часов ноги, а также, если бьют резиновыми дубинками. Говорили, что, по-видимому, родственники не знают всю правду о том, что случилось», - вспоминает Дарья.

«Облепили его. Все в штатском, высокие, здоровые»

В пятницу, 23 августа, Денису сделали очередную операцию на ноге.

«Его чистят, перевязывают. Во время чистки срезают часть мышц, так как они заражены. Чистят отмершую плоть на ноге... У него вся нога порезана. Уже полягодицы нет», - говорит двоюродная сестра.

Вечером его посетила родная сестра и жена, чтобы покормить, сделать гигиенические процедуры. Мужчина еще не отошел от наркоза и даже не сразу узнал родственников.

«Спрашивал: "А какой сегодня день? А что, я снова на операции? Меня опять чистили?». Был в бреду», - говорит Дарья.

Однако в палату к Лукьянова пришли шесть мужчин в штатском, не представившись, попросили родственников выйти. Как они потом поняли, это следователи пришли на допрос.

«Они [родственники - прим.] мне звонят в панике. "Здесь милиции понаехало. Облепили его. Все в штатском, высокие, здоровые. Никто ксиву не показал. Без погон. С папками, с сумками. Всех выгнали". У него был шок», - передает слова родственников Дарья.

«Он не может давать никаких внятных показаний»

Допрос длился четыре часа и касался жалобы Дениса в Следственный комитет и прокуратуру по поводу его избиения омоновцами. В палате кроме него и следователей никого не было, даже врачей или медсестер. Отдельно допросили также Дарью и жену Дениса Юлию.

Родственники сомневаются, что Денис находился в адекватном состоянии, так как еще не отошел от наркоза.

«Я хочу узнать, дал заведующий отделением разрешение на допрос. Почему у нас, у родственников, не спросили разрешения? Может ли он в таком состоянии давать показания? .. Человек в реанимации. Две недели в больнице. Чудовищные боли... Он не может давать никаких внятных показаний», - рассуждает Дарья, юрист по профессии.

Увидеться с Денисом после допроса родственники так и не смогли. Позвонить ему непосредственно в реанимацию тоже нельзя, так как у пациентов забирают телефоны.

«Медсестры говорили: "Мы закрываем больницу. Выходите". Нет. Им было все равно. Человек не ел сутки до операции. Он хочет есть. Он хочет пить», - рассказывает Дарья.

Как позже объяснил Дарьи заведующий отделения реанимации, следователи могут допрашивать пациента, если он находится в сознании.

Дарья добавляет, что она резонансом хочет спасти жизнь брату и наказать виновных. Уверяет, что политики в ее действиях нет.

«Мой отец известный в городе оппозиционер [Николай Соляник, представитель БНК - прим.]. У меня врачи спрашивают: "Какие интересы вы преследуете?" Я им повторяю, что хочу справедливости. Политики здесь нет. Я не сотрудничаю с партией моего отца», - говорит Дарья.