22 июля 2019, понедельник, 1:35
Мы в одной лодке
Рубрики

Ставка слишком велика

12
ВЛАДИМИР ХАЛИП

Что происходит на виртуальной площадке колхозной интеграции?

Город неузнаваем. Улицы перекрыты. Автобусы не ходят. Много ментов и каких-то озабоченных теток с пучками казенных флажков. А вот ликующих зрителей – кот наплакал. Зато уличных пробок и пустой суматохи навалом. Привычные улицы подолгу остаются пустыми. Барьеры, километровые ограждения. Изредка вдруг проскользнет стайка велосипедистов. И надо всей этой роскошью барражирует беспрерывно вертолет.

Даже объявленное на 21 июня оглашение какого-то бескомпромиссного документа по дальнейшему углублению опостылевшей всем интеграции не состоялось. Большой прорыв пока не состоялся. Какая тут капитуляция? Или, как там ее, - интеграция? Не тем сейчас наполнены сердца великих вождей и прочих граждан.

Вот и строгий премьер Медведев, которому надлежало объявить несговорчивому союзнику суровый вердикт всех башен Кремля, заулыбался смущенно и промямлил нечто невнятное. Будто бы не готова еще какая-то там «дорожная карта». А потому, чтобы не омрачать игрища, триумф интеграции переносится на ноябрь. Что будет в итоге – большой секрет и великая тайна.

Вроде бы на том и порешили.

Однако все эти интеграционные новости едва ли кого-то порадуют. Да и спортивный праздник континентального масштаба больших надежд не оправдал. Как ни старались его инициаторы удивить, ошеломить и ошарашить, игры эти особого резонанса пока не вызывают. Толпы болельщиков в спортивные залы и на площадки почему-то не рвутся. Телеоператорам при всей изобретательности не удается скрыть отсутствие интереса ко многим состязаниям. Разве что очередные велогонки, когда перекрывают центр города, создают настоящие массовки и вызывают нешуточные страсти.

А вот все то, что происходит на виртуальной площадке колхозной интеграции, по-настоящему затейливо, хитро и до крайности опасно. Перенос оглашения итогов всей этой кремлевско-дроздовской борьбы на позднюю осень не только не принес облегчения, но еще больше обострил суть конфликта. Никакие бодрые слова и оптимистичные прогнозы ощущение тревоги не снижают.

Все события последних дней свидетельствуют о том, что путинская администрация попытается переломить ситуацию в свою пользу. Выборы в Украине и последние события в Грузии уже не позволяют вести вялотекущие переговоры на белорусском направлении. Слишком много просчетов для России. В игре, которую Путин здесь затеял в минувшем декабре, ему нужен только выигрыш. Ставка слишком велика.

К тому же он хорошо осведомлен о том, в каком сегодня состоянии экономика соседа. Все приемы, проведенные Москвой после ультиматума, дали вполне конкретный результат. И налоговый маневр, и торговая война, и грязная нефть, которой захлебнулась «Дружба», достигли цели. И это далеко не последние подарки из российских трех корзин, по которым велеречивый премьер Медведев на последней встрече со здешними чиновниками разложил интеграционные проблемы.

Спортивные игры скоро пройдут. Отгремят фейерверки и все забудется. Останется только вот эта унылая реальность, старательно организованная кремлевскими стратегами. А проще говоря – ловушка. Простая. Примитивная. Но безотказная по сути.

Только правитель в порыве радости и простодушного вдохновения не смог не поделиться с народом ошеломительной новостью. Зря злословили недоброжелатели, что первые лица абсолютного большинства европейских государств проигнорировали этот режимный праздник. К его завершению все-таки приедет Путин. А потом, когда погаснет на стадионе огонь, они уже вдвоем махнут на далекий остров Валаам.

Порыв понятен. Однако затея до крайности странная. Это простой обыватель может не знать, что летом 1950 года именно туда были сосланы Сталиным неугодные ему инвалиды войны. Безногие, безрукие. Изувеченные огнем и железом. Танкисты и летчики. Саперы и артиллеристы. Все те, кто скрежетом сколоченных наспех колясок и своим видом омрачал радость советских людей, строивших новую счастливую жизнь.

Ни боевые ордена и медали, ни офицерские чины и даже звания Героев никого тогда не защитили от дикости и произвола властей. Официально их последнее пристанище числилось госпиталем. А фактически было местом пожизненной ссылки. Время стерло давно пирамидки с солдатскими звездами. Потерялись в траве безвестные холмики. Местные жители говорят, что какие-то сведения об изгнанниках можно еще отыскать в архиве. Сполна отплатило своим защитникам государство, о преждевременной кончине которого так безутешно тоскуют одиозные правители более поздних времен.

И они решили вдруг именно там помолиться. Кому и чему?

Наследие страны большевиков никто у них не отменял. Но всему свой срок. И вполне возможно, что сегодня на Лубянке и в других соответствующих сферах уже совсем иная мода. И вот они поедут помолиться. Без видимых препятствий и проблем. Паломничество по святым местам уже давно в кругах руководящих приветствуют и даже одобряют.

Однако партбилеты в далекий путь приказано не брать.

Владимир Халип, специально для Charter97.org