25 июня 2019, вторник, 7:41
Мы в одной лодке
Рубрики

Лукпан Ахмедьяров: В Казахстане впервые начались общенациональные протесты

7
Фото: AFP

По данным независимого наблюдения, Токаев проиграл президентские выборы.

Во время инаугурации нового президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева на массовой акции в Алматы были задержаны 250 человек. Протестные акции в стране не стихают с 9 июня, дня президентских выборов.

Что происходит в Казахстане и как могут в дальнейшем развиваться события? О ситуации в стране Charter97.org рассказал главный редактор казахстанского издания «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров:

- В стране сейчас происходит процесс передачи власти условно «новому» президенту – Токаеву.

Но главное – это то, что происходило до выборов и во время голосования. Огромное количество людей в Казахстане впервые стало вовлекаться в избирательный процесс: множество активных людей стали наблюдателями на участках. И те протоколы с избирательных участков, которые они взяли после подсчета голосов, содержат объективные цифры. И эти объективные цифры свидетельствуют: Токаев проиграл на выборах президента.

Но власть упорно хочет исказить картину: она начала врать еще в день выборов, заявив вечером 9 июня, что Токаев набрал 70% голосов. Поэтому огромное количество людей, вовлеченных в процесс выборов, выходит на уличные протесты.

У власти сейчас две цели: как-то разогнать эти протесты и не дать распространиться информации. Поэтому в стране с 9 июня блокируются основные социальные сети: «Фейсбук», которым пользуется наиболее политизированная часть населения, Instagram, где распространяются фото и видео, и мессенджеры Telegram и WhatsApp.

- Какова география протестов?

- Вначале многочисленные протесты прошли в Астане, которая сейчас называется Нур-Султан, в городе Алматы и в Шымкенте. Вчера выступления начались и в более мелких городах. Например, в Уральске люди начали выходить на улицы, было обозначено место сбора, но туда приехала полиция и начала превентивно задерживать всех подряд.

В том числе были задержаны четверо журналистов редакции «Уральской недели», нас доставили в полицейский участок, где пытались забрать карты памяти фотоаппаратов и телекамер. Но нам удалось их спрятать и выставить информацию о протестах на наш сайт.

Фото: Рауль УПОРОВ / «Уральская неделя»

- Вы сказали, что по объективным данным Токаев выборы проиграл. Он проиграл какому-то из кандидатов или просто состоялся бойкот?

- У нас, так же как и в Беларуси, до этого года все выборы были безальтернативными. У вас Лукашенко 25 лет использует различные манипуляции, чтобы продлевать свои полномочия, а у нас 30 лет Назарбаев был главным кандидатом на всех президентских «выборах». Обычно в качестве «альтернативы» выдвигались какие-то шуты. А сейчас впервые вместо Назарбаева в выборах участвовал его ставленник Токаев.

В этот раз власть совершила ошибку: они постарались придать этим выборам максимальную видимость «демократических» и «конкурентных». У нас в оппозиционном поле есть такой политик Амиржан Косанов – ему предложили стать таким альтернативным кандидатом. Кроме того, в выборах участвовало еще пять кандидатов – но это просто массовка.

Кроме того, у нас в избирательных бюллетенях нет графы «против всех», ее убрали лет 10 тому назад. Поэтому многие начали агитировать и голосовать за Косанова – во-первых, потому что он из оппозиционного поля, во-вторых, потому что те, кто был «против всех», рассматривали его как эту саму графу. Многие голосовали не столько за Косанова, сколько против Токаева.

Например, у нас в Уральске мы собрали 102 протокола с избирательных участков (всего в городе – 124 участка). Когда мы сверили данные протоколов, получилось, что за Косанова проголосовало 49,9% избирателей, а за Токаева – 41,4%. При этом явка к нас в Уральске составила около 37%, в то время как власть в лице Центризбиркома заявляет о 95%-й явке, из которых якобы 70% проголосовали за Токаева и только 15% - за Косанова.

Наблюдатели от ОБСЕ в Уральске рассказали мне одну интересную вещь. В ночь с 9 на 10 июня бюллетени с участковых комиссий отправили не в территориальные избирательные комиссии, а на вокзалы или в офисы государственной почты – чтобы сразу отправить их в Астану. Это значит, что у территориальных комиссий не было данных, чтобы публиковать протоколы – сколько проголосовало по городу или по области. А Центризбикорм в Астане просто не мог физически за ночь посчитать такое количество бюллетеней, чтобы утром 10 июня заявить о победе Токаева с 70%.

- Насколько сильны протестные настроения сейчас в стране?

- До этого в Казахстане не было настолько масштабных протестов. У нас эпизодически возникали локальные акции из-за местных проблем: выступления нефтяников в Жанаозене в 2011 году или забастовка шахтеров в Караганде в 2017-м.

А сейчас впервые началось общенациональное протестное движение. И оно началась из-за того, что люди впервые были настолько массово вовлечены в избирательный процесс.

До этого люди в основном игнорировали выборы. Потому что была «сакральная» фигура Назарбаева, который выстраивал повестку дня. Люди не ходили на выборы, понимая их безальтернативность. А здесь у людей впервые появилась надежда, что что-то получится изменить.

Когда я говорю о большой вовлеченности людей в процесс, я имею в виду две группы: тех, кто решил стать наблюдателями, и тех (их было даже больше), кто призывал активно бойкотировать выборы, причем бойкот преподносился как форма политической активности.

И те, кто призывал бойкотировать выборы, и начали эту волну протестов, выйдя 9 июня на улицы в Алматы и Астане.

- Кроме бойкота, какие мотивы у протестующих?

- Основная причина, из-за которой люди вышли на улицы: они увидели, что идет колоссальный обман, идет воровство и присвоение власти.

Еще одна важная причина: за 30 лет люди реально устали от Назарбаева и его вертикали власти. Все это время вертикаль транслировала сверху вниз явления, которые не воспринимались населением: коррупцию, чинопочитание, вождизм и тому подобное.

А в реальной жизни, снизу, накапливались проблемы: большая закредитованность населения и абсолютная безнаказанность банков, которая усугублялась еще и тем, что из национального пенсионного фонда власть забирала деньги для проведения своих имиджевых проектов – «Экспо», Универсиада и тому подобное. И у людей накопилось огромное раздражение.

В регионах при этом сокращались рабочие места, падала покупательская способность населения. Вдобавок к этому незадолго до выборов начал резко падать курс национальной валюты – тенге. Начиная с 8 июня, обменники прекратили продавать доллары и евро. Все это вместо привело к тому, что люди впервые начали возмущаться открыто.

- К чему могут привести протесты?

- Либо это будет какая-то жуткая эскалация со стороны властей, которая приведет к насильственным действиям.

Либо это будет развиваться постепенно, но с негативными последствиями для власти. Потому что 9 июня власть абсолютно очевидно проиграла в глазах населения.

И сейчас в мышлении обывателя исчезло представление о том, что имеет место какая-то легитимизация власти: люди поняли, что голоса украдены и никакой легитимности нет.

Ситуация будет развиваться к тому, что если к концу лета или на осень будут назначены парламентские выборы, еще больше людей захочет активно участвовать в процессе – наблюдать, фиксировать и протестовать.

Выборы в парламент, кстати, для активной части населения интереснее, чем президентские, потому что люди понимают, что через парламент можно убрать такие непопулярные законы, как особый статус Назарбаева, как изменения в закон о президенте. Потому что нынешний закон гласит о том, что президентом может стать человек после пяти лет госслужбы, выдвинутый политическими партиями и старше 45 лет – то есть содержит массу ограничений.

- Какие еще факторы могут повлиять на успешность протестов в Казахстане?

- У нас, как и в Беларуси, на успешность протестных выступлений, оказывает влияние и Россия. Мы, также как и вы, находимся в плотном информационном поле Кремля. К нас до сих пор вещают российские телеканалы, действует российская пропаганда.

Кроме того, за две недели до выборов в приграничных районах России и Казахстана наблюдалась активность военных: казахстанские военные большей частью были передислоцированы на территорию РФ, а со стороны России в Казахстан въехало определенное количество военных, которые расположились на нашей территории.

- То есть, военные РФ нарушили госграницу Казахстана?

- Да. И Министерство обороны Казахстана официально подтвердило эту информацию. Но они сказали, что это делается в связи с тем, что с 8 по 14 июня будут проводится совместные военные учения.

Но люди уверены в том, что это делалось на случай какого-то форс-мажора для властей.