18 сентября 2019, среда, 21:39
Мы в одной лодке
Рубрики

Чудо об Иване

2
Чудо об Иване
Илья Мильштейн
Фото: snob.ru

К российской власти возникают разные вопросы.

Новости последних суток и часов, предшествующих чуду, интересно читать потом. Все еще в неведении, все обсуждают что-то второстепенное, о чем забудут скоро и навсегда, но людям памятливым, склонным к исторической аналитике, важно узнать, как работали механизмы дивного дива. Какие имелись предзнаменования.

Вот, например, путинский пресс-секретарь Песков - он же явно был не в курсе, когда с раздражением откликался на "информацию СМИ" о том, что Ивана Голунова освободят до прямой линии с президентом. Или все же о чем-то смутно догадывался, поглядывая на молчащего шефа? Напротив, Валентина Матвиенко, клеймившая позором "головотяпов" из МВД и выступавшая яростным сторонником либеральных ценностей и вообще свободы слова, - она ведь что-то точно знала, да? А не просто после истории с "Коммерсантом" чувствовала необходимость вступиться, понимаете ли, за спецкора, правда же? И сотрудники гостелеканалов, начавшие в диалектической манере рассуждать о силовиках и журналистах, - они же носом чуяли перемены в общественной атмосфере и в особенности наверху? Зато полковник Щиров, руководивший полицейскими, которые задерживали Ивана Голунова, подбрасывали ему наркоту, били и не разрешали связаться ни с адвокатом, ни с близкими - он, похоже, был очень уверен в себе. Он ничего не чуял и мысли не допускал, что скоро у них у всех, кто пытался посадить журналиста, у вышестоящих генералов, подчиненных ему оперов и у него самого возникнут трудноразрешимые проблемы.

Новости последних суток и часов, предшествующих чуду, сбивают с толку, но и на чуде стоит сосредоточиться. Ибо наш коллега, обвинявшийся в покушении на сбыт наркотиков, освобожден, он больше не будет заперт в четырех стенах без телефона, без интернета, без друзей и без работы. Четырехдневная изнурительная, совершенно вроде бы безнадежная, если опираться на опыт минувших десятилетий и отечественные традиции, борьба за его доброе имя завершилась победой. Это и вправду чудо, в это почти невозможно поверить, но вот же выступает министр, ругающий своих генералов, и сеть забита сообщениями о том, что Голунов невиновен, что он уже на воле.

Новости, сопровождающие чудо, прекрасны, но что еще важно сказать: не следует поддаваться эйфории с элементами радостной капитуляции. А иначе как оценить заявление Галины Тимченко и ее коллег, призывающих завтра не выходить на демонстрацию в поддержку свободы слова, ибо переговоры с мэрией по этому поводу "зашли в тупик". Так ведь совсем недавно, незадолго до чуда, заходили в тупик и переговоры адвокатов Голунова со следователями и с судьей, который отправил его на домашку с предельными жесткими условиями содержания.

Это в конце концов проблема мэрии и Кремля, что с ними так тяжело договориться. А у людей праздник, День России и день освобождения невиновного, что ж им себя в такой день под домашний арест заключать? Чудо надо продолжить.

К тому же, если совсем уж протрезветь и начать вникать в происходящее, то возникают разные вопросы. Иван освобожден "за недостатком доказательств" - это как понимать? Теперь сменщики тех, кто фальсифицировал дело и отстранен от службы, по новой займутся их поиском? Понятно, вряд ли такое случится, резонанс слишком велик и дело объявлено прекращенным, но тогда тем более коллегам Голунова в обнимку с ним надо бы прогуляться по городу. Щедро делясь чудом освобождения друг с другом, с тысячами и тысячами граждан, вступавшихся за него, и со случайными прохожими, которые наверняка спросят: а чего это вы, ребята, отмечаете со своими плакатиками и почему у вас у всех одинаковые газеты с портретом молодого парня на обложке? Прохожим обязательно надо рассказать, какой у ребят праздник.

Илья Мильштейн, graniru.org