25 июня 2019, вторник, 7:43
Мы в одной лодке
Рубрики

Граждане России могут приблизить крах системы Путина

2

Повышение пенсионного возраста нанесло по престижу власти мощнейший удар.

В понедельник утром, 10 июня, соратник российского оппозиционера Алексея Навального и координатор сети его региональных штабов Леонид Волков должен был выйти на свободу после 20 суток ареста, к которым он был приговорен за организацию митинга 9 сентября прошлого года в Москве. Но сразу после окончания одного срока заключения его снова отвезли в суд, где приговорили к новым 15 суткам - теперь уже за организацию аналогичного митинга в Санкт-Петербурге.

Таким образом, только за то, что, находясь 9 сентября 2018 года в Вильнюсе, он комментировал протесты в городах России, Леонид Волков отбудет 35 дней административного ареста. И, судя по всему, это еще не конец злоключений. Несмотря на всю абсурдность ситуации по этой же схеме его могут держать в заключении чуть ли не до сентября: есть информация, что Волкова планируют отдельно судить за акции еще в шести регионах и таким образом изолировать от участия в набирающих силу выборных кампаниях в Москве и Санкт-Петербурге.

Навстречу выборам в Москве и Петербурге

Митинги прошлой осени волнуют руководство России гораздо меньше, чем грядущие выборы и их результаты. Уже сейчас понятно, что повышение пенсионного возраста нанесло по престижу власти мощнейший удар, после которого она так и не смогла оправиться. Впервые за много лет кандидаты, поддерживаемые "Единой Россией" и лично Владимиром Путиным, начали проигрывать выборы в регионах. Но Россия так устроена, что любая политическая турбулентность в регионах не имеет особого значения, пока все спокойно в центре страны.

Выборы в Москве и Санкт-Петербурге тем и важны, что могут вывести политическую жизнь во всей России на новый уровень нестабильности. Если оппозиционерам удастся провести в законодательные органы двух столиц хотя бы нескольких своих кандидатов и с помощью "умного голосования" помешать лояльным Кремлю кандидатам сформировать необходимое им большинство, сложившаяся за последние годы конфигурация власти будет поставлена под вопрос не только в столицах.

Для мэра Москвы Сергея Собянина грядущие выборы крайне важны: ослабление контроля за депутатским корпусом нанесет серьезный удар по его статусу безусловного "хозяина Москвы" и поставит под сомнение его федеральные политические перспективы. У претендующего на руководство Санкт-Петербургом Александра Беглова положение еще более шаткое: при слаженной работе оппозиции ставленник Путина может с треском проиграть выборы в родном городе президента, нанеся тем самым серьезный удар по престижу режима.

Леонид Волков не скрывал, что все последнее время занимался именно выборами в обеих столицах и проектом "Умного голосования". Его изоляция по совершенно вздорным основаниям - лучшее доказательство тому, сколь тревожит власть эта деятельность.

"С товарищем Сталиным трудно дискутировать…"

Среди тех самых анекдотов, за пересказ которых в Советском Союзе в 30-е годы люди получали серьезные сроки, был и такой: "С товарищем Сталиным очень трудно дискутировать: вы ему довод - он вам ссылку, вы ему ссылку - он вам заключение!". За остроумной игрой слов кроются тысячи сломанных судеб и человеческих трагедий и суть взаимоотношений авторитарной власти со своими оппонентами: она вовсе не собирается с ними спорить и что-то им доказывать, предпочитая общаться на языке приговоров.

Попытка обвинить журналиста Ивана Голунова в торговле наркотиками вызвала гораздо больший резонанс, чем новый административный срок Леонида Волкова. Удивляться тут нечему: не каждый день журналиста-расследователя из влиятельного СМИ пытаются заткнуть столь наглым способом, а к арестам политических активистов в России уже давно привыкли.

Именно с этим и надо бороться прежде всего - с равнодушием к возведенному в норму беззаконию. Власть сделала репрессии против по тем или иным причинам неугодных граждан нормой жизни. К счастью для большинства жителей России репрессии остаются точечными и даже в таком виде создают их инициаторам серьезные трудности. Но тем, кого они все-таки касаются, от этого не легче. Сколько здоровья и нервов стоили Ивану Голунову эти несколько дней, и каково Леониду Волкову сидеть под арестом, отбывая срок за сроком без надежды на справедливость суда, знают только они сами и их близкие люди.

Однако система, которая способна функционировать только при наличии беспринципных судей и готовых на все полицейских, обречена. Весь вопрос только в том, приблизят ли граждане ее крах своей солидарностью и активностью, или же ее коллапс будет затяжным и сломает еще много человеческих судеб, а может быть даже и жизней.

Федор Крашенников, "Немецкая волна"