17 августа 2019, суббота, 19:02
Мы в одной лодке
Рубрики

Так жестко с Путиным из Киева еще никто не разговаривал

48
Так жестко с Путиным из Киева еще никто не разговаривал
Евгений Киселев

Русскоязычные украинцы давно определились, что они — граждане Украины.

Глядя из моего киевского далека на то, как реагируют на новоизбранного президента Владимира Зеленского московские политики, политологи и политические комментаторы, я не перестаю удивляться — уж извините меня за прямоту — в глубине непонимания того, что на самом деле происходит на Украине, читаю, слушаю, смотрю видеоблоги и порой с трудом удерживаю смех — ну, с чего вы взяли, дорогие и не дорогие мои, — будто для будущего президента Зеленского нет задачи важнее, нежели бегом бежать налаживать отношения с Россией?

И уж совсем смешно мне слышать, когда иные, весьма уважаемые мною обозреватели говорят: «Зеленский должен» — применить к отношениям с Москвой. Да ничего он вам не должен. Если вы наслушались разговоров про то, что 73 с лишним процента голосов, поданных за Зеленского, это в значительной мере протестное голосование, то хочу вас разочаровать: протестное оно может и было протестное, но это точно не был протест против решительного отказа прежней власти замиряться с Россией на Путинских условиях: признавать аннексию Крыма, договариваться с Путинскими марионетками, заправляющими в самопровозглашённых республиках на де-факто оккупированной Россией части Донбасса, предоставлять им особый статус, чуть ли не право «вето» на решения центральных органов власти в Киеве, и далее.

Протест был против других вещей — олигархической системы, несменяемости элиты, которая уже без малого 20 лет топчется на украинской политической арене — то во власти, то в оппозиции, то опять во власти, — против отсутствия прогресса в борьбе с коррупцией, против недостаточной результативности экономических реформ.

Протест был, наконец, если угодно, против недостаточной решительности и последовательности прежней власти в противостоянии Путину.

Я могу ошибаться, но мне кажется, что новый президент Украины Владимир Зеленский и представители нового политесного поколения, которые придут во власть вместе с ним, вовсе не испытывают никаких сентиментальных чувств по отношению к России.

Да, они по преимуществу родом из русскоязычных семей, из русскоязычных районов Украины. Но это решительно ничего не значит. В окопах на украинской линии фронта политкорректно именуемой «линией разграничения», по-русски говорят так же часто, как и по-украински — поверьте. Есть карта Украины, на которой показано по областям, сколько украинцев погибло на войне с Россией. Так вот больше всего жертв на алтарь этой войны принесла Днепропетровская область, где по-прежнему во многих семьях и на улицах говорят по-русски.

Симпатии, которые есть в Украине к русской культуре, абсолютно не равняются симпатиям к Путинскому режиму. И все больше украинцев понимают, что «русский мир» это не русский язык, не Пушкин и не Чайковский. «Русский мир» это неуважение к правам и свободам человека, это авторитарная власть, это игнорирование международного права, и так далее.

Русскоязычные украинцы в подавляющем большинстве давно определились, что они — граждане Украины, они патриоты Украины, они хотят полной независимости и совершенно не собираются идти обратно в объятия постсоветской империи. Нет, они хотят в Европу и в НАТО.

250 с лишним лет назад восставшие жители североамериканских колоний тоже говорили и читали по-английски, чтили Шекспира, Минтона и Чосера. Это не мешало им бороться с британской короной за свою независимость. Так же и сегодня в Украине. Если кто в этом сомневается — перечитайте, пожалуйста, очень жесткие и точные слова, которые сказал Зеленский Путину: «единственное, что у нас с вами есть общего — это украино-российская граница. И каждый миллиметр ее должен быть возвращен под контроль Украины». Так жестко с Путиным из Киева, по-моему, еще никто не разговаривал. И это самое существенное.

Евгений Киселев, «Эхо Москвы»