17 июня 2019, понедельник, 6:46
Мы в одной лодке
Рубрики

Предприниматели: 90% покупателей уже и так ушли к азиатам

Белорусские ИП рассказали о состоянии малого бизнеса в стране.

Предприниматели говорят, что, несмотря на постоянные обещания властей создать равные условия для ведения бизнеса в Беларуси, проблем у них меньше не становится. В феврале чиновники анонсировали корректировки в нашумевший президентский указ № 222, по которому торговать импортными товарами легпрома можно только с сопроводительными документами. Предпринимательское сообщество даже составило список проблемных вопросов и предложило властям приемлемые пути их решения. «Но на каком-то этапе наши предложения блокируются», рассказывает Анатолий Змитрович, директор аналитического центра Республиканской конфедерации предпринимательства.

Портал tut.by спросил у ипэшников, как им работается сейчас и какие у них есть проблемы.

Фото: TUT.BY

«На каком-то этапе наши предложения блокируются»

В конце февраля первый заместитель премьер-министра Александр Турчин говорил о том, что указ № 222, который с 2016 года усложняет жизнь белорусским предпринимателям, будет «немножко или даже не немножко» подкорректирован. Чиновник сказал, что некоторые его нормы свою актуальность утратили. Внести правки планируется уже в этом году.

Предпринимательское сообщество составило список проблемных вопросов по этому (и не только этому) документу и предложило приемлемые пути их решения.

— Но на каком-то этапе наши предложения блокируются, — рассказывает Анатолий Змитрович, директор аналитического центра Республиканской конфедерации предпринимательства. — Нам все время обещают что-то сделать, но воз и ныне там. Как это было с 488-ым указом о лжепредпринимательстве. Государственные мужи напустили дымовую завесу, сказали, что отменят его действие. А потом утвердили, все что было в указе в Налоговом кодексе, что еще больше усугубило положение предпринимателей.

Возвращаясь к указу № 222, предпринимательское сообщество считает, его нужно подкорректировать в части сокращения перечня предоставляемых ИП первичных учетных документов для исчисления налогооблагаемой базы. Исключить обязанность предоставления документов, подтверждающих оплату товара.

Анатолий Змитрович говорит, что предпринимателям очень сложно доказать подлинность документов, которые выдают российские поставщики нашим ИП при закупке товара.

— Потому что в России существует четыре системы налогообложения. По двум из них — единый налог на вмененный доход и патент, не обязательно вести учет документов выданных оптовиками. И если будет проверка, то окажется, что этих документов не существует, — поясняет Анатолий Змитрович. — Но ведь по логике, если наша налоговая принимает эти документы к зачету по уплате НДС и по факту ИП уплатил его в бюджет, то больше никаких вопросов к нему быть не должно. Если сомневаетесь в документах, просто не принимайте их и не берите НДС. Однако на деле налоговой надо и НДС взять, и налог через 3−4 года донасчитать.

Есть у предпринимателей проблемы, связанные с 433-ым постановлением. В нем говорится, что ИП, которые арендуют у государства помещения, должны уплачивать суммы на содержание здания. Малый бизнес считает, что это еще один способ выкачивать из них деньги в бюджет. Это большая проблема, потому что суммы, которые должны вносить арендаторы растут не по дням, а по часам.

— На основании общего мнения участников рабочей группы при Министерстве экономики и круглого стола при Минжилкомхозе, в связи с огромным количеством жалоб на действие арендодателей, был сделан вывод, что постановление следует отменить. Но произойдет ли это в реальности мы пока не знаем, — говорит Анатолий Змитрович.

По его словам, у ИП есть вопросы и по введению СКНО — средств контроля налогового органа

— Предпринимателей обязывают заключить договора с третьим лицом, чтобы налоговые органы могли посчитать их платежи в онлайн режиме. Зачем это надо нам? Чиновники объясняют, мол, чтобы мы контролировали свою выручку. Но мы и так ее контролируем. Зато теперь одно из подразделений, которое работает под МНС, получит себе еще 300 тысяч «рабов», которые ежемесячно будут платить деньги за услугу, которая никому из них не нужна, — поясняет Анатолий Змитрович.

Фото: TUT.BY

«За состав сырья пусть отвечает производитель, а за хранение и условия продажи будем отвечать мы»

Ирина Яскевич, предприниматель из Витебска, которая принимала участие в заседаниях рабочей группы по проблемам ИП на площадке Минэкономики, говорит, что предприниматели очень ждут поправок в 222 указ.

— Хотелось бы в них верить, что их все-таки внесут. Но на сегодняшний день все, что мы имеем, это исключение из совета по развитию предпринимательства, где председатель Турчин, всех союзов предпринимателей, всех представителей наших кругов. Если честно, мы не можем понять, что происходит. На днях, никому ничего не объясняя, сказали «Спасибо! До свидания!», — недоумевает предприниматель. — Говорили, что будут создаваться какие-то еще структуры из предпринимателей, которые будут контактировать с советами при необходимости.

Ирина говорит, что у нее «складывается ощущение, что все документы и предложения, которые готовят предприниматели, отодвигаются на второй план».

По ее мнению, одной из основных проблем, которая сейчас усложняет работу ИП — это возложение на них всей ответственности за качество товара.

— С предпринимателей требуют документы, которые должны быть на общем таможенном пространстве. Но Россия, хоть и является инициатором этих требований, еще не в полном объеме обеспечивает документами тех, кто там закупает товар, — поясняет Ирина Яскевич. — На российских складах есть непромаркированый товар, он туда поступил уже давно, когда действовали еще старые правила. Из-за этого возникают проблемы. Прежде всего мы хотим разделить ответственность за качество товара между производителем и продавцом. За состав сырья, за производство пусть отвечает производитель. За хранение и условия продажи будем отвечать мы.

Предприниматель отмечает, что торговля у ИП сейчас идет не лучшим образом. Усугубляют ситуацию частые мониторинги и изъятия товаров на экспертизы.

— По Витебской области не могу особо на это жаловаться. Но я общаюсь с предпринимателями из других областей. Мониторинг должен быть мониторингом. Почему в рамках мониторинга отбираются какие-то образцы продукции на анализ состава сырья, проверку других стандартов бесплатно? Либо пусть покупают этот товар, либо берут образцы у производителя. Ведь при такой торговле как сейчас, дорогое удовольствие отдавать, к примеру, пару обуви или какую-то вещь просто так. Это кажется текучкой, не очень важным. Но в купе с глобальными проблемами, которые уже давно висят над предпринимателями, еще больше ухудшает положение продавцов, — говорит Ирина Яскевич.

Еще один вопрос — с чеками, которые российские партнеры не всегда выдают белорусским ИП.

— В России у продавцов давно стоят кассовые аппараты, но многие ими не пользуются и не дают нашим предпринимателям чеки. Говорят, мол, не нравится, не покупайте, — поясняет предприниматель. — Некоторые люди уже и закрылись бы, но им некуда идти, некуда устроиться по разным причинам. К примеру, из-за возраста. У нас в Витебске люди 45 лет и старше работу просто не найдут.

«Нужно начинать с азиатов, а не с розничной торговли»

Предприниматели также тревожит, что будет после с маркировкой обуви. Сейчас сняли нашу национальную маркировку обуви и пока она идет без нее. Но когда новая маркировка обуви станет обязательной, издержки на это у предпринимателей вырастут — наклейки с информацией о товаре и специальным кодом, стоят дороже старых маркировочных наклеек. Будут и другие издержки, что отразится на стоимости товаров.

Дмитрий Запуняко, предприниматель и член Совета РОО «Перспектива» из Молодечно тоже опасается проблем, которые наверняка будут с введением новой маркировки обуви.

— Маркировка обуви — это новый зверь. ИП работать с новой маркировкой товара однозначно будет проблематично, — уверен предприниматель. — Сама эта маркировка — бумажка, на которой квадратик нарисован. И этот квадратик должен читаться электронной базой с помощью специального сканера или мобильного приложения «Честный знак». Чтобы купить товар и проверить его маркировку, что он зарегистрирован в электронной базе, нам нужно будет проверять его на месте покупки, у поставщика. Когда приедешь с обувью в Беларусь, ее нужно будет зарегистрировать здесь. А если ты привез товар в Беларусь и маркировка не числится в электронной базе, то ты его зарегистрировать у нас не сможешь. Не сможешь заплатить ввозной НДС и продавать. Особенно в первый год работы с этой системой проблем не оберешься.

Дмитрий говорит, что новая маркировка будет неудобна еще и тем, что бумажные наклейки очень подвержены различному воздействию, к примеру, при транспортировке товара могут намокнуть.

— Я купил товар в России. Поставщик снял маркировку из своей базы. Если вдруг маркировка товара в дороге повредилась, она не будет читаться. Зарегистрировать товар у нас не смогу. Это значит что мне нужно вернуть товар обратно российскому поставщику, а он должен сделать дубликат маркировки. Это очень много затрат и бесполезной волокиты, — приводит пример ипэшник. — Будут сложности с бухгалтерским учетом. Не представляю, как на периферии мелкие продавцы, у которых нет бухгалтеров, будут справляться со всем этим.

Не ясно предпринимателям и что будет с остатками обуви, которая у них уже есть. Старая белорусская маркировка уже отменена.

— Плюс придется покупать сканер или мобильное приложение. А у нас кассы старые, компьютерного этого всего нет. То есть кассы новые разрабатывать будут. А нам их покупай. Приход и уход товара должен контролироваться. Кроме того, ключ, чтобы работать с электронной базой платный.

Кстати, предприниматели вносили чиновникам на рассмотрение несколько предложений по поводу пилотного проекта по маркировке обуви. Они считают, что преждевременно рассматривать вопрос о привлечении в данный пилотный проект импортеров индивидуальных предпринимателей. Во-первых, это повысит административные и финансовые издержки. Во-вторых, еще нет отработанной технологии автоматической идентификации в Беларуси и странах-участницах соглашения. В-третьих, электронного документооборота у контрагентов из стран ЕАЭС нет. Это станет причиной отказа в признании маркировки достоверной на территории нашей страны. Для ИП, плательщиков единого налога необходимо сохранить существующую систему маркировки обуви до урегулирования всех вопросов реализации аналогичных проектов на всей территории ЕАЭС в полном объеме.

Также Дмитрий отметил, что много проблем предпринимателям подбрасывает Госстандарт. По его словам, с 2019 года ведомство отбирает на проверку образцы товара, на который есть российская декларация, сертификаты.

Фото: TUT.BY

— Госстандарт проверяет, соответствует ли наш товар заявленной российской декларации. Довольно большой процент товара не соответствует. Специалисты говорят, что предприниматели должны нести за это ответственность. На нас возлагается оплата экспертиз — каждая стоит около 400 рублей, штрафы, плюс товар нужно снять с продажи, — перечисляет ИП. — Но мы не можем выявить на глаз, соответствует товар декларации или нет. Госстандарт говорит, чтоб мы брали линейку, измеряли каблуки в обуви, пяточную часть. Мы должны определить воздухопроницаемость, состав сырья. Как мы должны это делать? Но это никого не волнует. Мы согласны снять продукцию с продажи, если она не соответствует. Но за что штраф? У нас есть сертификат, он в электронной базе зарегистрирован и проверен. За качество должен ответственность нести производитель и первый импортер, который ввез товар в ЕАЭС.

Предприниматель отмечает, что к ним «частенько приходят сотрудники Госстандарта и под видом мониторингов выводят на штрафы».

— Получается, что проверок якобы нет, а штрафов море, — подытоживает Дмитрий. — А вот азиатов так не трясут. То есть предпринимателя мониторят 2 дня, у которого торговая точка 20 квадратов, проверяют тщательно весь товар. И 2 тысячи квадратов у азиатов мониторят эти же 2 дня. Где справедливость? 90% покупателей уже и так ушли к азиатам. ИП на ладан дышат. И если Госстандарт так переживает за качество, то в первую очередь нужно трясти азиатов.

По мению Дмитрий, «еще не мешало бы проверить оптовиков, с них нужно начинать, а не с розничной торговли».

«Если закупать в Беларуси товар, то ассортимент у всех будет один и тот же»

Светлана Калачева, предприниматель из Гомеля, говорит, что проблемы предпринимателей не решаются, только все время появляются новые.

— Работать очень сложно! С нас требуют кучу документов, которые, по-сути, никому не нужны. Растаможка товара очень дорогая для нас. Я растамаживаюсь сама, мне это обходится в 1,5 тысячи долларов. На каждую единицу ложится от 6 до 8 долларов после растаможки. Это если работать как от нас требуют, — делится Светлана. — Если закупать в Беларуси товар, то ассортимент у всех будет один и тот же. У нас маленькая страна, мало фирм. Получится что и у меня, и у моей соседки одинаковые вещи. Только цены кто кого «демпингнет». Я не могу у нас найти что-то оригинальное, чтобы порадовать покупателя.

Предприниматель отмечает, что плата за аренду торгового места все время растет.

— За свои 30 квадратов в торговом центре я плачу тысячу долларов. Но это еще мало. Другие и по 2−3 тысячи платят. Про налоги я вообще молчу, — продолжает Светлана. — Плюс еще этикетки нужно делать. Это куча денег и куча времени. Поехала за товаром. Он растаможится еще только через неделю — полторы. Пока засертифицируется, пока этикетки на него сделаешь. Я работаю одна, у меня нет 20 человек в подчинении. О каких равных условиях для бизнеса идет речь?

Не рады предприниматели и новым технологиям, которые все время пытаются «навязать».

— Мы не молодеем. Многим 50−60 лет. Сейчас новые технологии вводят. Не все мы сами можем их освоить. Нужно кого-то просить, чтобы этим всем пользоваться.