23 августа 2019, пятница, 8:54
Мы в одной лодке
Рубрики

Грабли - только членам БРСМ

39
Грабли - только членам БРСМ
Ирина Халип

Как государство шантажирует многодетных и малоимущих.

Завтра все госслужащие и примкнувшие к ним контрактники отправятся нести очередное бревно с дедушкой Лениным. Высокопоставленные носители бревна будут позировать со спортсменками и певицами, а вечером телеканалы утопят своих крайне немногочисленных зрителей в соплях восторга по поводу народного единения во имя ленинского субботника. Зрители выругаются по поводу бессмысленно потраченного дня и уйдут пить пиво. Деньги, собранные на субботнике, исчезнут бесследно, как и воспоминания об этом дне. Правительство отрапортует, что построило на добровольно переданные народом в бюджет средства новую фуражку для городового.

Это государственная реальность под лозунгом тридцатых «жить стало лучше, жить стало веселей». А есть совершенно другая реальность – вернее, единственная настоящая. В той единственной живет многодетная семья моих добрых знакомых. Мама, папа, четверо сыновей-школьников. Трудно живут, но не ноют, не жалуются, не требуют. Работают как бешеные. Правда, когда главу семьи отправили на инвалидность после инфаркта, стало совсем тяжело. Но все равно - не ноют. Справляются. И вот старший сын-восьмиклассник принес недавно из школы радостную новость: детям из многодетных и малоимущих семей государство решило дать возможность летом поработать. Трудовой лагерь, сельскохозяйственные работы, оплата – 250 рублей. В семье радость, слезы умиления – вот умница вырос, в 14 лет уже добытчиком становится. И деньги в семью принесет, и себе что-то купить сможет – не первой необходимости предмет, а какое-нибудь небольшое излишество из тех, без которых с голоду не умрешь, но очень хочется. В общем, молодец государство – дает детям из многодетных семей возможность заработать, да еще и платит неплохо.

Правда, через несколько дней после щедрого государственного предложения классный руководитель мальчика назвала одно маленькое условие, без выполнения которого ему путь в трудовой лагерь заказан. Нужно обязательно вступить в БРСМ. И тогда грабли и тяпки к твоим услугам. Но вот без членства в БРСМ на поля страны не пустят. А что делать, правила такие.

Родители пошли к директору школы. Он пожал плечами – это не моя компетенция, я не в курсе. Классный руководитель выразительно подмигивала – вы же понимаете, мы тут ничего не решаем. При том, что даже по уставу этой шарашкиной конторы вступление до 16 лет – только с письменного разрешения родителей, а если родители против, то от ребенка никто не имеет права чего-то требовать .

Так что эта государственная щедрость – не более чем чертовски удобная ловушка. Всякой школе спускают из парадной реальности план по вступлению старшеклассников в БРСМ. Хоть убей, но заставь вступить. А тут – многодетные и малоимущие, то есть самые незащищенные. Предложи ребенку официально, под государственным патронатом, поработать, изобрази на лице заботу, помаши перед носом морковкой номиналом в 250 рублей - представляете, как вся семья сию секунду размечтается о том, что можно купить на эти деньги? Тут самое важное – вовремя подсунуть заявление о вступлении, ничего не значащую бумажку: вот здесь только подпишите – и грабли вам в руки. Вам – деньги, нам – план. Отличная сделка, а вы еще и заработаете, так что не просто соглашайтесь, но и благодарите. Ну ладно, можете не благодарить. Подписывайте.

Мои знакомые ничего не подписали. Мальчик, правда, все равно будет работать летом. На свой страх и риск его включила в список одна из завучей школы. Специально не пишу ни город, ни номер школы – пусть такие завучи подольше сохраняются в исходящей трупным ядом системе образования. Да сейчас и не об этом я даже – о другом. О реакции. В последние дни я многим рассказывала эту историю. И еще больше, чем государственный беспредел, меня потрясла реакция на эту историю. Одна моя юная приятельница, родившаяся уже при нынешнем режиме, сказала: «Ну и что, у меня тоже была такая ситуация. У папы начались проблемы в бизнесе, я хотела сама заработать себе карманные деньги. Мне тоже поставили условие, и я вступила в БРСМ. Весной, чтобы включили в список трудового лагеря, вступила, а осенью вышла. Так что это я их обыграла, а не они меня». Вторая – кстати, тоже многодетная мать, - удивилась моему возмущению: «Ну и что за проблема? Пусть вступает, а потом ни фига не делает, но пользуется бонусами и скидками. В конце концов, если вопрос стоит, кто кого первый обманет – государство нас или мы его, - давайте поторопимся. Брать и не отдавать ничего взамен – что может быть проще?»

Эти слова от двух образованных молодых женщин ошеломили меня, пожалуй, больше, чем вся история с бээрэсэмовским шантажом. Спокойное принятие правил игры – ну хорошо, мы включаемся, только мы покруче вас, дегенератов, и мы вас обыграем. Согласие с тем, что изначально правила диктуют они. Спокойствие – а что, нормально, имеют право. Смирение – да, в такой стране живем, и ничего не сделаешь. И мяч на их стороне.

Принятие и спокойствие – это проигрыш. К счастью, не все соглашаются. Одни выстаивают сами, отказываясь от таких необходимых двух сотен с полтинником, зато избегают проигрыша. Другие проскальзывают между каплями дождя, потому что среди школьной номенклатуры вдруг оказывается нормальный завуч. Третьи забирают документы ребенка из школы, чтобы не сдаться. Четвертые продолжают хлебать суп, и это не менее принципиально, чем вышеперечисленное. А может, и более.

Хлебать суп – это не фигура речи, это буквально. Я помню, как младшая сестра моей знакомой пришла из школы с восторгом: «Папа, у меня есть возможность подработать в каникулы! Нам сказали, что если мы вступим в БРСМ, то сможем официально трудоустроиться. Ура, у меня будет работа!» А папа продолжал есть суп. Он не прервал свой обед, только сказал: «Это очень хорошо, дочка. Работа тебе, если вступишь в БРСМ, понадобится. Потому что дома у тебя больше не будет».

Вот за эту девочку я почему-то спокойна.

Ирина Халип, специально для Charter97.org