25 июня 2019, вторник, 7:37
Мы в одной лодке
Рубрики

Наталья Радина: Лукашенко живет, как восточный нувориш

16
Наталья Радина
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com

«Стабильно» в Беларуси больше не будет.

Как в действительности живут люди в Беларуси, почему Лукашенко добровольно не передаст власть, как конфликты между официальными Москвой и Минском отражаются на рейтинге диктатора, почему украинским политикам не следует верить его дружеским заверениям, для чего необходимо расследовать схемы торговли Украины с Россией, которые проводятся через Беларусь. Об этом в интервью изданию "Гордон" рассказала белорусский оппозиционный журналист, главный редактор сайта Charter97.org Наталья Радина.

– Наталья, не так давно вы приезжали в Киев. Что вы здесь делали?

– Хотелось поближе присмотреться к вашей политической ситуации, сделать ряд интервью. Нам очень интересно, что происходит в Украине, как работают медиа и избирательные штабы кандидатов в президенты. В Беларуси в следующем году тоже будут президентские и парламентские "выборы", но их нельзя сравнивать с украинскими, поскольку у нас 25 лет подряд все выборы фальсифицируются, а у вас есть реальная политическая конкуренция.

Во время избирательной кампании ситуация в любой стране, даже в Беларуси, меняется: народ активизируется, появляется шанс на перемены. Белорусы всегда протестовали и оспаривали практически все сфальсифицированные выборы. В 2006-м и 2010-м десятки тысяч людей в Минске вышли на площадь, не согласившись с поддельным результатом президентских выборов. Думаю, протесты могут повториться, поскольку жить при диктатуре уже невозможно.

– Кто из украинских политиков вас как оппозиционного белорусского журналиста настолько заинтересовал, чтобы приехать в Киев и взять у него интервью?

– С первыми лицами интервью не планировались, а интересны прежде всего Юлия Тимошенко, Петр Порошенко и Анатолий Гриценко. Интересен бывший посол в Беларуси Роман Безсмертный. Эти люди стоят на демократических позициях, говорят о необходимости проведения реформ, придерживаются европейского курса развития страны. С кандидатами, стоящими на пророссийских позициях, ни встречаться, ни записывать интервью точно не хочу.

Беларусь тоже ждет дискуссия о том, что необходимо сделать для развития страны в европейском направлении, как выбраться из-под влияния России и стать нормальным государством. Но сейчас для нас задача №1 – освободиться от диктатуры, задача №2 – построить новую страну.

– Очень неожиданная фраза "белорусы всегда протестовали и оспаривали выборы". Со стороны кажется, что молчат, привыкли, ничто и никогда не заставит их выйти на протест.

– Неправда, абсолютно! В 2010-м на площадь, по разным оценкам, вышли порядка 70–80 тысяч человек. Вышли в условиях тотальной информационной блокады со стороны государственных СМИ, а других медиа в Беларуси почти не осталось.

У нас не как в Украине, где много телеканалов, не подконтрольных властям. И неважно, что они под контролем отдельных олигархов. У вас в публичном информационном поле существует плюрализм мнений. В Беларуси этого нет все 25 лет президентства Лукашенко.

В 2010-м соцсети еще не были так распространены, а пропагандистское давление на избирателей было сильным. И даже в таких условиях на улицу вышло огромное число белорусов. Думаю, в начале и первого, и второго Майданов в Украине столько людей не выходило.

У вас число протестующих нарастало из-за отсутствия жесткого противодействия власти, во всяком случае вначале. У вас была организация и информационная поддержка, были сцена, биотуалеты, пункты обогрева и раздачи еды, были медпункты. В Беларуси такого и близко не было. Люди изначально знали, что выходят с риском для жизни. В 2006-м наши чиновники прямо заявляли, что выход на протесты приравнивается к терроризму, а по этой статье грозит наказание вплоть до смертной казни. Напомню, что в Беларуси до сих пор не упразднена смертная казнь.

В 2010-м от белорусских властей тоже постоянно звучали угрозы, что выход на площадь приравнен к организации госпереворота, соответственно, протестующих ждет тюрьма. Оппозиционные кандидаты и члены их штабов получили серьезные сроки. Мне тоже предъявили официальное обвинение, грозило до 15 лет лишения свободы. Но даже в условиях информационной блокады, реальных угроз и репрессий белорусы выходили на протесты. И будут выходить.

– Но почему последние девять лет, после 2010-го, в Беларуси не было массовых протестов?

– Ну как "не было"? Не соглашусь. Да, на протяжении нескольких лет серьезной активности не было, потому что в 2010-м Лукашенко жестко задушил протест: огромное число арестованных, включая практически всех лидеров оппозиции, кандидатов в президенты, членов их штабов.

Задержали массу рядовых активистов, только за одну ночь взяли порядка тысячи человек. И люди получили реальные сроки – до пяти лет лишения свободы. У нас сейчас собирается выдвинуть свою кандидатуру в президенты Николай Статкевич, который в общей сложности отсидел восемь лет, последние пять лет – именно за участие в акциях протеста в 2010-м, когда тоже был кандидатом.

Белорусов действительно сильно напугали реальные тюремные сроки за выход на мирный протест. Не говоря о том, что в тюрьме (это 100% информация, потому что я сама с этим сталкивалась) КГБ ломал людей на подписку о сотрудничестве со спецслужбами. И большинство подписывали, получая взамен не реальный, а условный срок. А подпись на бумаге о сотрудничестве со спецслужбами не подразумевает активного участия в протестной деятельности.

В 2017 году в Беларуси вспыхнули акции протеста против декрета о "тунеядцах", которые быстро переросли из социальных в политические. По охвату городов таких протестов в стране не было со времен перестройки. Власти подавили демонстрации, арестовали более 1000 человек, 30 человек стали фигурантами сфальсифицированного уголовного дела. Но очевидно, что народ диктатора ненавидит и тихо в Беларуси больше не будет.

– Сколько, по-вашему, сейчас в стране недовольных?

– В оппозиции к Лукашенко сегодня до 80% белорусов.

– Но ведь это огромное число граждан, а их не видно и не слышно…

– Вы не верите, потому что в Украине даже близко не было той диктатуры, которая 25 лет существует в Беларуси. Если бы вы пообщались с обычными людьми – таксистами, покупателями в магазинах и так далее – ощутили бы: сегодня найти в Беларуси сторонников Лукашенко практически невозможно. Страна развалена, реальные зарплаты в регионах – 100–150 долларов.

Конечно, оппозицию преследовали все эти 25 лет самым жестоким образом, лидеров оппозиции убивали, многие прошли через большие тюремные сроки, журналистов периодически убивают, включая главных редакторов, как в "Хартии-97". При этом у нас только сотрудников милиции на 100 тысяч населения в семь раз больше, чем в СССР. Плюс еще восемь спецслужб со своими агентами, которые наводнили всю страну.

– Так надо вставать и выходить на протест!

– Вам легко говорить. Куда "встать и выходить"? За 25 лет президентства Лукашенко многие политические структуры разрушены, телевидение под тотальным контролем государства, многие независимые СМИ либо закрыты, либо легли под власть, оппозиционные интернет-сайты блокируют, донести альтернативную точку зрения крайне сложно.

Наш сайт "Хартия-97" был мегапопулярным – до 2,5 млн уникальных посетителей в месяц, в Беларуси его заблокировали. И в таких условиях нарекать на якобы "пассивность" белорусов неправильно. Точно так же я могу спросить: а почему украинцы все 75 лет пребывания в СССР массово не протестовали?

И даже в таких условиях сегодня в Беларуси люди начинают локально бунтовать: не выдерживают регулярных невыплат зарплат, незаконных застроек, грязного китайского производства, развернувшегося в отдельных регионах. Но чтобы собрать настоящий Майдан, как в Украине, должны быть совершенно другие условия. Хотя я убеждена: стихийные бунты в Беларуси будут нарастать и в конце концов выльются во что-то очень серьезное.

– Что станет последней каплей, когда страх перед репрессивной машиной государства исчезнет и белорусы массово выйдут на протест против режима Лукашенко?

– Трудно сказать, что станет последней каплей, которая переполнит чашу терпения. В Беларуси уровень жизни населения серьезно падает, цены магазинах в разы выше, чем в Украине, а зарплаты ниже, примерно 100–150 долларов в регионах и около 300 долларов в Минске. Предприятия стоят, ни черта не работает, промышленность развалена.

В моем родном Кобрине работало около 10 предприятий, сейчас прибыльно только одно – фабрика игрушек. И так по всей стране. Официально низкая безработица – манипуляция, потому что люди либо не становятся на биржу труда, либо выезжают из страны. Порядка 1,5 млн белорусов уже выехали на заработки на Запад или в РФ. Для девятимиллионной Беларуси это существенно. Многие предприятия работают по два дня в неделю, людям платят мизерную зарплату, склады загружены продукцией, потому что она на фиг никому не нужна. В России свои предприятия подобного плана, а экономика Беларуси все время была ориентирована на рынок РФ.

При этом принимаются антиконституционные "декреты о тунеядстве", которые ущемляют права безработных. Люди и так не могут работу найти, а теперь будут вынуждены платить за коммуналку в несколько раз больше, чем работающие. Кроме того, их лишают бесплатной медицины и образования в вузах. В случае, если человек не устраивается на работу после официального предупреждения, его могут отправить в лечебно-трудовой профилакторий – это по факту концлагеря, где будут заставлять работать бесплатно. Плюс рост цен беспрерывный и напрочь отсутствующая свобода предпринимательства.

– А мне украинские программисты с восторгом рассказывали, что в Беларуси благодаря Лукашенко открыт огромный технопарк, где на льготных условиях работают IT-компании со всего мира.

– В стране блокируют интернет-сайты, нет свободы слова даже в сети, зато есть строго ограниченная шарашка под названием "Парк высоких технологий", где 30–40 тысяч человек неплохо себя чувствуют. Как долго Лукашенко позволит работать этому технопарку – никто не знает. В Беларуси тюрьмы практически на треть заполнены бизнесменами и предпринимателями, у которых силовые структуры отжимают или уже отжали бизнес.

У нас почти не осталось крупных бизнесменов, которые бы не побывали в тюрьме. Мало того, что система крупного бизнеса работает под крышей Лукашенко и делится с ним прибылью, так еще люди вынуждены платить серьезные отступные за свое освобождение из тюрьмы, куда их бросают, когда отжимают бизнес. И это не скрывается, Лукашенко прямо говорит: мол, если человек хочет выйти из тюрьмы – пускай заплатит.

– Ничего не поняла. Если бизнес под контролем и регулярно отстегивает таксу, зачем же перекрывать такой источник дохода, сажая предпринимателей в тюрьмы, если можно и дальше их доить?

– Чтобы бизнесмены не зарывались и не превращались в ахметовых, коломойских, григоришиных, левочкиных и прочих. Чтобы не было условной семибанкирщины, как в России при Ельцине. Любой белорусский бизнесмен должен знать, кто в доме хозяин. А хозяин один – Лукашенко. У нас все бизнесмены под прожектором спецслужб, шаг в сторону – расстрел. Чтобы не расслаблялись, нужно периодически сажать их в тюрьму, особенно если в бюджете надо очередную дыру закрыть.

IT-бизнесмен Виктор Прокопеня около года просидел в СИЗО КГБ, вышел, заплатив огромные деньги, и сегодня пиарит белорусский Парк высоких технологий на Западе. Думаю, это было одно из условий его освобождения. Для чего это делается? Чтобы показать Западу "диктатуру с человеческим лицом". Парк высоких технологий – одна из игрушек для Лукашенко. Он ведь даже компьютером не умеет пользоваться, но создает для Запада картинку: у нас в Беларуси своя Силиконовая долина. Подобное улучшение имиджа ему нужно для привлечения наивных западных инвесторов, которые на самом деле вкладывают не в страну, а в режим и диктатуру.

– С конца прошлого года отношения между Минском и Москвой резко обострились. Кремлевские топ-чиновники чуть ли не открыто заявляют, что считают Беларусь территорией РФ. Аналитики всерьез обсуждают возможный аншлюс Беларуси, рассматривают варианты от постепенного экономического поглощения до прямой военной оккупации. Какая из этих версий, по-вашему, самая вероятная?

– Совершенно очевидно, что России сегодня не хватает средств на содержание белорусской диктатуры. Идет серьезное сокращение дотаций со стороны Кремля. В этой ситуации Лукашенко начинает торговаться и включать классический шантаж РФ: мол, не дадите денег – уйду на Запад. Он уже 25 лет играет роль обиженной девушки, которая грозится уйти от парня, но никак не уходит. Никто ему давно не верит, особенно Кремль, где прекрасно понимают: для Лукашенко развернуться в сторону Запада – самоубийство.

– Почему?

– Потому что надо будет прекратить преследование оппозиции, провести честные выборы, запустить реформы, вернуть свободу слова. Лукашенко на это не способен, очень боится потерять власть, а значит, игра в шантаж будет продолжаться.

– И каков возможный итог подобной игры сейчас?

– Я совершенно не исключаю варианта, что разговоры о вероятном поглощении Беларуси со стороны РФ – это совместная игра Минска и Москвы на повышение рейтинга Лукашенко. Возможно, его специально припудривают, чтобы на Западе начали кредиты выдавать, а РФ, соответственно, не так сильно финансово тратилась на поддержание режима.

– Неожиданная версия, конкретизируйте, пожалуйста.

– Посмотрите, что появляется даже в мировых СМИ: все вдруг уверовали, что Лукашенко – единственный защитник независимости и суверенитета Беларуси перед путинской угрозой. Я встречаюсь с политиками на Западе и даже от них слышу нечто подобное: мол, Лукашенко хоть как-то удерживает ситуацию, если его не будет – Россия захватит Беларусь.

При этом почему-то упускается из виду, что Лукашенко – сателлит Кремля, выращен и поставлен Россией. Он проект КГБ и ФСБ. Им нужен был свой подконтрольный человек во главе независимой республики. Лукашенко забурел на российских деньгах, практически уничтожив Беларусь. Он понятия не имеет, что такое рыночная экономика, конкуренция, реформы и так далее.

Лукашенко никогда ничего не делал для укрепления независимости Беларуси. У нас же полная интеграция с РФ в военном плане. Мало того, что белорусские и российские спецслужбы плотно сотрудничают, так еще белорусская армия – по факту часть российских вооруженных сил. На протяжении многих лет различные "войны" между Беларусью и Россией были спектаклем, разыгрываемый Минском и Москвой для Запада, чтобы оставить Лукашенко при власти.

Но в любом случае если Россия решится на аннексию Беларуси, то она столкнется и с сопротивлением внутри страны, и с еще более серьезными международными санкциями.

– Почему вы не рассматриваете версию, что Лукашенко стал слишком дорого обходиться Кремлю и было решено поставить на Беларусь нового, более сговорчивого, "смотрящего"?

– Ни для кого не секрет, что отношения между Путиным и Лукашенко всегда были плохими, они на дух друг друга не переносят. При этом белорусский диктатор стал слишком дорого обходиться Кремлю: при нищающем народе бездарно разбазаривает российские деньги, все время строит себе новые и новые резиденции. На девятимиллионную Беларусь таких резиденций уже штук 15. Огромные деньги вбухиваются в любимые игрушки, например в хоккей. Лукашенко живет как нувориш восточного типа, естественно, это вызывает у нищающего населения огромное раздражение. Всем понятно, что спокойно в Беларуси не будет хотя бы потому, что народ ненавидит Лукашенко.

Если Лукашенко видит, что какой-либо белорусский политик может составить ему конкуренцию, его нейтрализуют. В лучшем случае человека бросают за решетку и пытают

– С одной стороны, вы говорите, что Лукашенко с Путиным на дух друг друга не переваривают, а с другой – убеждены, что обострение отношений между Минском и Москвой – совместная игра Беларуси и России...

– Одно другому не мешает, особенно, если у власти те, кто давно вместе работает. Два диктатора, у каждого свои гешефты, оба хотят остаться во власти до гробовой доски.

– Но почему Кремлю не проще убрать Лукашенко и усадить в кресло президента Беларуси более лояльного и менее дорогого партнера?

– Может, и проще. Вопрос – куда убрать Лукашенко? Человек патологически болен властью. Или вы всерьез считаете, что Лукашенко добровольно уступит президентское кресло кому-то, а сам спокойно уйдет на пенсию картошку выращивать? Исключено.

Вы в Украине реально не понимаете, кто такой Лукашенко. Согласно расследованию спецдокладчика Совета Европы Христоса Пургуридеса, в Беларуси при Лукашенко действовали "эскадроны смерти", которые убивали его политических оппонентов. Если Лукашенко видит, что какой-либо белорусский политик может составить ему конкуренцию, его нейтрализуют. В лучшем случае человека бросают за решетку и пытают, как это было с независимыми кандидатами в президенты после выборов 2010 года. Думаете, такой человек спокойно отдаст власть?

– Но ведь есть пример Ельцина, тоже вполне себе амбициозного и любившего власть политика, который добровольно покинул президентский пост в обмен на гарантии неприкосновенности, в том числе нажитого семьей капитала.

– Не сравнивайте Лукашенко и Ельцина, это совершенно несопоставимые фигуры. Ельцин был не настолько амбициозен. Да, ему нравилось ощущать себя царем, но он не цеплялся за власть, при нем не убивали оппонентов.

– За 25 лет президентства Лукашенко сколько его оппонентов были убиты или умерли странной смертью?

– Кроме тех, кого уже назвала, был убит бизнесмен Анатолий Красовский, основатель сайта "Хартия-97"Олег Бебенин, видеооператор Дмитрий Завадский, журналист Вероника Черкасова, которая в том числе расследовала связи режима Лукашенко с режимом Саддама Хусейна. Эти имена у всех на слуху, а ведь есть еще огромное число людей, о которых мы вообще ничего не знаем, в том числе бизнесмены и чиновники, очень странно ушедшие из жизни.

В первые годы у власти Лукашенко жестко расправился с криминальными авторитетами, он сам об этом говорил. Точное число смертей подсчитать сложно, но когда-нибудь обязательно будет трибунал и мы узнаем много ужасающих вещей о режиме Лукашенко.

– Я так понимаю, спрашивать о засилье и влиянии кремлевской пропаганды внутри Беларуси бессмысленно, ответ очевиден?

– Лукашенко ей никак не противостоит. Никак! Российские телеканалы абсолютно беспрепятственно вещают на всей территории страны, и не один-два, а до десятка: ТВ, информагентства, радио, сайты. Они не просто распространяют российскую пропаганду, а ставят под вопрос независимость и суверенитет Беларуси. Зато сайт "Хартии-97", который всегда стоял на идеях независимости Беларуси и реально противостоит путинской пропаганде, заблокирован. Официальные белорусские медиа Путина не критикуют даже в свете нынешнего конфликта Минска и Москвы, максимум, что делают, – молчат на эту тему. Трусливо молчат.

А почему это происходит? Потому что сам Лукашенко боится Путина. Потому что Лукашенко – жалкий попрошайка, который пыжится перед телекамерами, а сам стоит враскорячку перед президентом РФ. Недавно вот появилась фотография, где Лукашенко, чтобы своим ростом не возвышаться над Путиным, сел перед ним чуть ли не на шпагат.

Мы можем часами рассуждать, чем закончится противостояние Беларуси и России, и все равно правильно ничего не спрогнозируем. Зато точно можем сказать уже сейчас: с Лукашенко Беларусь в любом случае ничего хорошего не ждет, даже если не будет аншлюса, оккупации или поглощения со стороны РФ. Точно так же, как ничего хорошего не ждет Украину, Польшу, Литву и Латвию, которые граничат с Беларусью, пока Лукашенко сидит там, где сидит. Потому что он – ставленник России, марионетка Кремля и другим никогда не станет.

– Насколько, по-вашему, Запад, особенно после аннексии Крыма и войны на Донбассе, осознает реальную угрозу оккупации Беларуси российскими "ихтамнет"?

– А где Запад был в 1930-е годы, когда Гитлер оккупировал Австрию и Чехословакию? У Запада позиция как всегда – лучше не лезть. Они начинают включаться, когда все уже произошло, а до того выражают "глубокую озабоченность". У меня на этот счет нет иллюзий. Вооруженное вторжение России в Украину и последовавшие переговоры в Минске помогли Лукашенко легитимизироваться на Западе: из изгоя и диктатора он превратился во вполне рукоподаваемого политика. И здесь не последнюю роль, к сожалению, сыграли украинские политики, и это уже не удивляет.

– Что вы имеет в виду?

– Президент Ющенко в свое время был адвокатом диктатора Лукашенко на Западе. Президент Порошенко пригласил диктатора Лукашенко к себе на инаугурацию, несмотря на то, что белорус Михаил Жизневский был одним из первых убитых на Майдане.

Порошенко или Турчинов едут к диктатору Лукашенко и спрашивают: "Ты же нас предупредишь, если Путин запланирует напасть на Украину с территории Беларуси?" И Лукашенко им отвечает: "Конечно, за день обязательно предупрежу". Ну это же маразм, потому что Беларусь давно под контролем России, а Лукашенко никогда в жизни не оторвется от РФ!

В Украине никто системно не освещает ситуацию в Беларуси, украинцы буквально ничего не знают, что у нас происходит. Хотите реально нам помочь и предотвратить угрозу нападения еще и с территории Беларуси? Призывайте своих политиков более ответственно относиться к Беларуси, рассказывайте, что там на самом деле происходит. Украинским политикам должно быть стыдно за то, что они ездят в Беларусь и жмут руку Лукашенко. Журналистам вообще стоит расследовать контрабандные схемы и торговлю между Украиной и Россией через Беларусь, а также кто из украинской власти и олигархов активно это крышует.

– Вы про российские нефтепродукты, которые завозятся в Украину под видом белорусских?

– Ну конечно! Их же не Лукашенко один продает, а вместе с Сечиным. Надо расследовать, кто здесь, в Украине, обогащается на этой неофициальной торговле со страной-агрессором. И сразу станет ясно, почему украинские телеканалы молчат на эту тему. Молчат, потому что, возможно, владельцы телеканалов имеют в Беларуси бизнес, завязанный на Лукашенко.

Также необходимо поддержать белорусские независимые медиа и организовать вещание на территорию Беларуси украинских телеканалов и радиостанций, чтобы белорусы узнавали о событиях в вашей стране не из русского телевизора.

– Последние шесть лет вы живете и работаете в Польше. Что вам сейчас грозит при пресечении границы Беларуси?

– Арест. Я же сбежала фактически накануне суда. Сбежала, несмотря на подписку о невыезде. У меня была статья до 15 лет лишения свободы. Уголовное дело против меня в Беларуси приостановили, когда я уже оказалась на Западе и объявила, что получила политическое убежище в Литве. Обратите внимание: не закрыли дело, а именно приостановили. При возвращении в Беларусь дело возобновят и добавят новую статью за побег.

– Почему вас не объявляют в международный розыск?

– Объявлять оппозиционного журналиста в международный розыск – это полный идиотизм даже для режима Лукашенко. Хотя сейчас российский и белорусский режимы используют Интерпол в политических целях, преследуя своих оппонентов.

– Я несколько раз ездила в Беларусь, особое впечатление на меня произвели местные таможенники – работают быстро, четко и скоординированно. Как вам удалось пересечь белорусскую границу без паспорта, который у вас отобрали еще во время отсидки в СИЗО?

– Во-первых, после выхода из СИЗО я два месяца сидела тихо и выполняла все инструкции, предусмотренные подпиской о невыезде, признаков побега не проявляла. Во-вторых, сбежала как раз в тот момент, когда вызвали на допрос. Мне же запретили жить в Минске, сослали в город Кобрин, где живут мои родители, и запретили без разрешения его покидать. Через два месяца меня вызвали на допрос в КГБ в Минск. Я села на поезд и ночью сошла на маленькой станции.

Я не сразу пересекла границу, а больше недели сидела у абсолютно незнакомых людей в абсолютно незнакомом городе без связи, без телефонов, без выхода в свет. После меня ночью вывезли через границу РФ по одному из лесных переходов. Когда я сошла с поезда, меня объявили в розыск, провели обыски в доме родителей, бабушек и моих друзей.

– Если бы остались в Беларуси, что бы вам грозило?

– Я четко понимала: даже если получу условный срок, все равно буду под контролем КГБ, мне будут указывать, что делать и что писать. Меня же в тюрьме заставляли подписать бумагу о сотрудничестве со спецслужбами. Я отказалась. Как только вышла из СИЗО – продолжила работать редактором сайта "Хартия-97". Милиция приходила каждый день и проверяла – на месте я или нет. Фактически это было не освобождение под подписку о невыезде, а почти домашний арест.

Я все равно продолжала писать. Как только публиковала статью, где рассказывала о пытках в тюрьме, которые мне пришлось пройти, или призывала ввести санкции против режима Лукашенко, меня тут же везли в местный КГБ в Кобрине. Туда приезжал начальник отделения и угрожал, что если продолжу писать в том же духе – меня вернут в тюрьму, говорил: "Наталья Валентиновна, одумайтесь".

Мне официально запретили писать статьи "с оценочными суждениями". Буквально была такая формулировка. Стало совершенно понятно: если останусь в стране, буду у них на коротком поводке. То есть формально, может, и буду выглядеть как независимый журналист, но на практике придется согласовывать темы публикаций. Собственно, сегодня в Беларуси подобным образом вынуждены работать независимые медиа: у всех темники, все точно знают, про кого можно писать, про кого – нельзя, шаг в сторону – звонок от куратора из КГБ.

– Если и после президентских выборов 2020 года Лукашенко останется у власти, что будете делать?

– Бороться. Еще раз повторю ключевое: белорусы ненавидят Лукашенко. Было чудовищной ошибкой в 1994 году избрать его президентом. Но, во-первых, это был проект РФ, в который вкачивались огромные деньги. Во-вторых, нация была политически незрелой, люди не понимали, что выбрали популиста и безумца. Лукашенко тогда всем обещал вернуть "все взад". Помните, знаменитую картину Васи Ложкина? Так и получилось, "в зад"… В итоге сегодня абсолютно все понимают, что надо срочно оттуда выбираться.

Стабильно больше не будет. Именно поэтому так важно уже сейчас выстраивать политику и стратегию Беларуси без Лукашенко. Именно поэтому надо делать все, чтобы освободить страну от диктатуры и влияния России. Место Беларуси в Европе, где она всегда исторически была. Сегодня всем необходимо включаться в освобождение Беларуси от лукашизма и путинизма. Тем более что между этими режимами знак равенства. Только свободная и демократическая Беларусь может быть гарантом стабильности в регионе.

Интервью взяла Наталья Двали, «Гордон»