19 октября 2019, суббота, 3:57
Мы в одной лодке
Рубрики

Ирина Халип: 95% против Лукашенко — абсолютно реальная цифра

29
Ирина Халип: 95% против Лукашенко — абсолютно реальная цифра
Ирина Халип
Фото: «Наша Ніва»

Что показал месяц кампании по сбору подписей?

Известная белорусская журналистка Ирина Халип в интервью Charter97.org подвела итоги кампании по сбору подписей.

- Чем стала эта кампания для вас лично?

- Для меня лично эта кампания стала бесценным опытом.

Потому что у нас есть государственная социология, которая внушает нам, что «все хорошо» — а другой социологии у нас нет. А когда ты обходишь собственными ногами больше тысячи квартир, когда твои друзья и соратники точно так же своими ногами обходят тысячи квартир (а в итоге – весь город вы обходите по разным районам), то в конце концов это и становится настоящей социологией. То есть, мы уже можем претендовать на знание достаточно репрезентативной картины.

Так вот, я удостоверилась в том, что 95% белорусов, которые настроены против действующей власти – это абсолютно реальная, действительная цифра.

За этот месяц, когда я днем стояла в пикетах, а вечерами ходила по домам, я встретила одного (понимаете — одного!) человека, который сказал мне, что он поддерживает Лукашенко. Один-единственный!

И то у меня возникли большие подозрения в том, что у него есть определенное место работы, которое вынуждает его так говорить. То есть, встретился только один такой человек — за месяц. И все. По-моему, больше здесь говорить уже нечего и никакие доказательства никому уже больше не нужны.

И второе: помимо бесценного опыта, эта кампания по сбору подписей вдохновила и меня лично, и моих друзей и соратников — на будущие действия, на активность. А все потому, что мы встретили огромное количество совершенно замечательных людей, с которыми, возможно, при других обстоятельствах никогда бы и не познакомились.

Мне помогали люди отовсюду: они сами находили меня через социальные сети, приходили на пикеты и спрашивали, чем помочь. И все эти люди хотят перемен. И они ждали появления активных людей, которые бы предложили им: ребята, давайте будем вместе. Давайте вместе добиваться перемен. И мы добьемся! Теперь я не сомневаюсь. Потому что количество хороших людей, которое мы встретили – просто зашкаливает.

И теперь я все время думаю: «Боже мой, чем все эти замечательные люди заслужили жить в таких адских условиях?». Теперь я поняла, что не надо искать ответов на вопросы, а нужно просто действовать. Мы все должны в конце концов добиться, чтобы и эти замечательные люди, и мы с вами, и другие замечательные люди, с которыми мы еще не знакомы, и даже совсем не замечательные люди жили в свободном и демократическом обществе.

- Одна из участниц сбора подписей рассказала историю о том, как к пикету подошел одетый по-деловому мужчина и молча поцеловал бело-красно-белый флаг. Она призналась, что ради такого готова была год простоять в пикете… А у вас были такие волнующие моменты?

- Я слышала об этой истории — и здорово позавидовала девушке, которая в тот момент стояла на пикете. Мне бы тоже страшно хотелось увидеть того человека, который подошел и молча поцеловал родной флаг.

Но на самом деле волнующих историй и на моих пикетах было настолько много, что даже не хватило бы времени обо всех рассказать. Лично меня вдохновляла каждая встреча с людьми: многие из них подходили к пикетам с искренними словами поддержки. Одна барышня даже привезла пакет горячих булочек из моей любимой пекарни — а это дорогого стоит! Люди подходили, оставляли свои телефоны и говорили: «Вот позвоните, мы готовы помогать, мы этого хотим». Знаете, все это очень здорово воодушевляет.

Раньше казалось, что ситуация в Беларуси постепенно становится безнадежной: люди теряют надежду, теряют оптимизм, перестают верить в то, что в нашей стране что-нибудь когда-нибудь изменится.

Сейчас, благодаря этим новым встречам, знакомствам и общению, я увидела, что люди действительно хотят перемен. И все в стране не так безнадежно, как я думала еще месяц назад.

- Давайте перейдем от личного к общему: что, по вашему мнению, эта кампания дала для «Европейской Беларуси» и для нашей страны в целом?

- «Европейская Беларусь» вышла из гетто, в которое ее загоняли не только белорусские власти, но — давайте будем честными — и те европейские структуры, которым очень выгодно, чтобы режим Лукашенко оставался, а они имитировали бурную деятельность.

Благодаря совместным усилиям «Европейской Беларуси» и других оппозиционных структур, которые бескомпромиссны и не хотят участвовать в КГБшно-лукашенковских играх, нам этого удалось достичь.

И «Европейская Беларусь», и Николай Статкевич, и те же ребята-анархисты не дают возможность властям утверждать, что у нас «все хорошо», что у нас «нет политзаключенных», что у нас идет «демократический процесс», что у Беларуси при нынешней власти якобы есть «большое европейское будущее».

Так вот: мы вышли. Мы вышли с бело-красно-белыми флагами на самые оживленные улицы Минска. Мы обошли весь город — и не только город, ведь кампания затронула все белорусские регионы. И все это время мы говорили те фразы, которые люди ждали многие годы от тех, кто называл себя оппозицией, но самого важного не произносил.

Теперь, по крайней мере, не только мы знаем, что ситуация не безнадежная, но и те, с кем мы все это время общались и по чьим домам ходили, я надеюсь, тоже смогли поверить в то, что ситуация не безнадежна. И мы вместе можем ее изменить.

- Что, по вашему мнению, можно теперь делать с этим опытом? Какими вы видите дальнейшие действия — ваши и ваших соратников по «Европейской Беларуси»?

- Знаете, с этим опытом сейчас главное – не расходится, не уходить в подполье. Особенно сейчас, когда мы все из него вышли. Сейчас наступило такое время, когда мы все стали потенциальными лидерами без каких-то политических амбиций.

Это значит то, что нам не нужна власть – нам нужны перемены. Нам нужна свободная Беларусь. Это, собственно, и есть та единственная ценность, ради которой мы готовы на многое.

Я думаю, что сейчас просто нужно оставаться на своих позициях и продвигаться дальше. Честно говоря, получается какая-то военная терминология… Но мы ведь с вами на войне! Идет война добра и зла.

- Николай Статкевич сказал на легальном митинге в поддержку независимости Беларуси о том, что у нас есть один решающий год, чтобы убрать самозванца. Согласны ли вы с такой — по-военному четкой — формулировкой?

- Абсолютно согласна. Полностью подписываюсь под каждым словом. Под каждым — кратким, выразительным, емким, правдивым — словом.