22 ноября 2019, пятница, 18:13
Правда о «выборах»
Рубрики

Что происходит под видом переписи?

71
Что происходит под видом переписи?
Фото: Belta

Полученная о белорусах информация будет находиться в открытом доступе.

В Беларуси с 4 по 30 октября проводится перепись населения.

Люди уже возмущались характером задаваемых вопросов и заявляли, что не пустят переписчиков на порог своего жилья.

Насколько такая «перепись» корректна в отношении прав и свобод граждан? И как можно блокировать вмешательство государства в свою частную жизнь?

На вопросы Charter97.org отвечает экс-судья Конституционного суда Беларуси, доктор юридических наук, профессор Михаил Пастухов.

- Многих наших читателей возмущают попытки властей узнать об источниках их доходов, планах по выезду за границу и информации личного характера (планы по количеству детей и т.д.). Не являются ли такие вопросы вторжением в сферу личных прав и финансовых секретов граждан?

- Да, я считаю, что в данном случае ряд вопросов выходят за рамки самой переписи и вторгаются в сферу охраняемых Конституцией прав и свобод граждан. В том числе и вопрос, касаемый наличия семейной жизни. В итоге лишний раз происходит вторжение в жилище граждан.

По большому счету, перепись является мероприятием государственной важности, граждане должны в ней участвовать, потому что это практика большинства государств. Время от времени государство хочет получить какую-то информацию о своих гражданах. Поэтому сказать, что решение ее проводить незаконно или неконституционно – нельзя.

Но белорусское правительство в своей переписи задало 49 вопросов, и некоторые из них входят в сферу личных и семейных интересов, нарушая ее – и этот факт следует признать. Такие вопросы не следовало бы включать в подписной лист. Но факт есть факт. Они там присутствуют на основании постановления Совета министров.

- Недавно налоговая заинтересовалась белорусами, которые владеют более чем одной квартирой. А замминистра труда и социальной защиты заявил, что для создания базы «тунеядцев» использовались данные из 50 источников. Возможно ли, что ответы, полученные на переписи, попадут в фискальные и другие органы власти и будут использованы против наших граждан?

- Да, это исключить нельзя. Результаты переписи будут находиться в открытом доступе в сети интернет. И все заинтересованные государственные органы - в том числе и налоговая инспекция - получат доступ к этой информации.

Они могут заинтересоваться прежде всего теми, кто работает за границей, кто имеет много собственности, включая дома, коттеджи – для того, чтобы уточнить, за какие деньги была приобретена эта собственность. Можно предположить, что результаты переписи могут быть использованы в государственных органах для достижения своих «задач».

- Беларусь отказались присоединиться к Конвенции Совета Европы №108, которая гарантирует защиту личных данных. И власти пользуются этим, чтобы выйти «сухими» из скандальных случав — как, например, когда посольство нашей страны в Польше «слило» в сеть сотни электронных писем белорусов и отделалось простым извинением. Можно ли говорить о том, что предоставлять личные данные государству — это риск для белоруса и гарантий их корректного использования нет?

- Да. Следует сказать, что многие правовые акты предусматривают возможность получения персональных данных о гражданах без их согласия. Это касается и формирования базы «тунеядцев». И здесь органы власти безусловно нарушают конституционное право на охрану частной и семейной жизни!

Также следует отметить, что Республика Беларусь – единственная страна в Европе, которая не входит в Совет Европы. И, значит, все директивы, конвенции, акты, которые приняты в рамкам Совета Европы – в том числе о безусловной отмене смертной казни – для нашей страны не являются обязательными. Хотя они и не обязывают Беларусь к чему-либо, они могут показать, к каким европейским стандартам следует стремиться.

- В Конституции закреплено право гражданина не свидетельствовать против самого себя. Можно ли по характеру вопросов считать эту перепись допросом, не участие в котором является частью конституционных прав?

- В какой-то степени можно. Но право гражданина не свидетельствовать против себя и близких родственников применительно к уголовному и административному процессу. Здесь речь не идет ни о каких-то обвинениях, ни о подозрениях – просто получение информации, представляющей значение для решения каких-то государственных вопросов. То есть, в данном вопросе это право затрагивается очень опосредованно, поэтому сомнительно, что имеет место его прямое нарушение.

Гражданин может дать такую информацию, а может отказаться от заполнения данных. Я еще раз хочу подчеркнуть, что гражданин свободен в своих ответах – его никто не обязывает давать такую информацию! В том числе информацию о своих доходах, о количестве квартир, приусадебных участках и о прочем другом.

Но госорганы, изучая эту информацию, могут делать метки. Например, такой-то человек отказался говорить об источниках своих доходов – значит, надо его проверить по линии налоговых органов либо еще каким-то образом. То есть, такие варианты действий органов совсем не исключаются.

- Что вы можете сказать о положении бюджетников — учителей, студентов и прочих — которых отправили «в поле» проводить перепись? Они часто сталкиваются с возмущенной реакцией людей. Могут ли они отказаться, сославшись на то, что это деятельность несет угрозу, как минимум, их здоровью?

- По всем позициям, связанным с переписью, студенты и учителя (если это не входит в сферу их непосредственных обязанностей) могут отказаться. Но они должны учитывать, что могут быть приняты какие-то меры морального и, возможно, даже дисциплинарного характера. За то, что на выполнение «общественных обязанностей» они отреагировали пассивно.

Прямой административной, уголовной или гражданско-правовой ответственности за такой отказ нет! Но администрация может сделать соответствующие выводы: например, не представить кого-то на очередную премию и т.д.

Практика показывает, что администрация пытается каким-то образом компенсировать эту «общественную работу» за счет выделения дополнительных премий. За студентов могут ходатайствовать, что они пропустили занятия по уважительной причине.

Здесь, конечно, есть элементы принуждения. Но, в то же время, граждане могут и отказаться от этих обязанностей.