16 октября 2019, среда, 16:31
Мы в одной лодке
Рубрики

«Государевы люди» vs «торгаши»

4
«Государевы люди» vs «торгаши»

Как сложно измерить правоту людей, имеющих разные социальные установки.

В белорусском обществе принято идеализировать и героизировать «государева человека», «защитника людей». Включите телевизор — и вы обнаружите, что положительные герои обычно почему-то носят погоны. Но экономику создают не они, а предприниматели. Которых то же общество, наоборот, так скажем, уважает мало. А на вопрос «почему мы так плохо живём?» ищет ответ совсем не там, где стоило бы.

Суд, который сложно понять

Вряд ли я сильно преувеличу, если скажу, что сейчас все более или менее значимые белорусские предприниматели пристально следят за ходом первых судов по делу, связанному с компанией Fenox бизнесмена Виталия Арбузова. Напомним, ранее Следственный комитет обвинил почти 20 человек в участии в схеме уклонения от налогов этой компании.

Мы уже описывали начавшийся суд над одним из фигурантов этого дела — Андрианом Сурманом. До своего задержания 24 января 2018 года он работал директором фирмы «Металл Трест», зарегистрированной в России.

Пересказывать перипетии процесса, впрочем, смысла нет. Даже не хочется говорить о том, что из-за этого дела разрушается бизнес Fenox — одной из немногих белорусских компаний, поставляющих комплектующие на конвейеры ведущих европейских автопроизводителей, включая «Ауди» и «Фиат». Мы писали, что из-за проблем в связи с уголовным делом одно из предприятий группы уже перестало работать, уволены 220 человек.

В самом деле впервые, что ли, из-за претензий контролеров и других людей в погонах разрушается работающий производственный (!!!) бизнес? Думаю, в Беларуси любой экономический обозреватель назовет вам массу примеров, от «Мотовело» до Оршанского авиаремонтного.

Поговорим о другом измерении дела — гуманитарно-философском. На все происходящее в связи с «делом Арбузова» было бы обращено куда меньшее внимание широкой «просвещенной» публики, но так вышло, что в числе фигурантов оказался муж художницы и блогера Ники Сандрос — Андрей Мишелутов.

Поэтому обо всех странностях этого дела мы узнаем сразу — для этого достаточно более или менее активно общаться с белорусской Facebook-аудиторией. Ведь другая сторона — следствие по «делу Арбузова» и гособвинители — не очень охотно рассказывают подробности. Поэтому нам, публике, остается одно — читать Нику Сандрос, которая по поводу нынешнего процесса сейчас пишет:

Сегодня начался суд над поставщиком, с которым работал Эндрю. Все сделки по поставкам продукции признаны действительными. Эндрю контролировал своевременность поставок. Компанию Сурмана они проверяли, и никаких претензий и вопросов не возникало по поставкам.

То, что в 2016 году ДФР предъявило компании предоплату налогов по этим сделкам, в ноябре 2016 доплачено. Полностью.

Я не понимаю, почему до сих пор Эндрю в СИЗО, почему ему до сих пор не могут изменить меру пресечения и держат под арестом. Просто издевательство какое-то.

Нет, вы только вдумайтесь. Вот у вас компания, и вы несколько лет работаете с поставщиком. Всю продукцию получаете и оплачиваете в срок, и никаких проблем нет. А потом вас арестовывают, и вы год (!!!) сидите в СИЗО, потому что ваш поставщик грузил продукцию не в том месте, что было указано в накладных. Ну не безумие ли это?

Знаете, как это выглядит со стороны? «Государевы люди» — контролеры, следователи, прокуроры — не готовы отпустить невиновного. Не готовы признать, что, соблюдая (искренне и честно, в этом мы не сомневаемся) интересы государства (нет, даже не так: Государства), они были не правы и зря разрушили жизни людей. Думаю, у них просто мысли не поворачиваются в этом направлении. А все прочее — вроде пресловутых звездочек на погоны — уже вторично.

Страшно не только это. Страшно то, что в нашей стране, в обществе нет нормального для здорового социума равновесия между охранителями и создателями, иначе говоря — между силовиками и бизнесменами, а в контексте этой колонки — между «государевыми людьми» и «торгашами».

«Хорошие» и «плохие». А как на самом деле?

Для масс-культуры противопоставление «государев человек» vs «торгаш» — золотая жила. Причем даже неважно, говорим мы про Голливуд, Болливуд, Gaumont или «Мосфильм». Возьмем каждый первый боевик/детектив: честный полицейский, один или с друзьями, геройски распутывает злодеяние, нити которого хитро сплетены коварным и нечистым на руку дельцом. Возможны варианты, но с противоположным сюжетом вы фильмы видели?.. Я тоже нет.

Только проблема в том, что в реальности все иначе. Чтобы запустить сложный механизм работы предприятия, дающего некую добавленную стоимость, нужен как раз «торгаш». То есть человек, мыслящий категориями выгоды, конкуренции и торговли на рынке.

Можно возразить, что на самом деле добавленную стоимость создают землепашец, доярка на ферме, рабочий у станка или программист у компьютера. Строго говоря, да, но такой взгляд на вещи потерял актуальность несколько тысячелетий назад. С тех пор, как устройство общества достигло уровня феодализма, за организацию всего комплексного и непростого процесса создания добавленной стоимости отвечают специальные люди. Менеджеры, мыслящие категориями прибылей и убытков. «Торгаши». Классический пример из Ветхого Завета — Иосиф, сын Иакова.

«Государев человек» мыслит иначе — категориями власти, силы, защиты и наказания, преданности. С таким образом мыслей он может более или менее эффективно воевать, охранять, беречь и перераспределять. Но не создавать прибыль, не запускать сложные экономические механизмы и не управлять ими.

Да, история ХХ века показала, что и «государевы люди» могут заставить работать механизм по созданию добавленной стоимости. Более того, его шестеренки будут крутиться куда быстрее, и эффект на выходе будет побольше, чем если тем же делом заняты «торгаши». Это называется «мобилизационная экономика». Вот только побочные эффекты — ГУЛАГ, голодомор, живущие без паспортов крестьяне и возможность выехать за рубеж только с одобрения райкома партии. Спасибо, уже проходили, не надо больше.

И да, кстати: налоги платят как раз «торгаши». Налогооблагаемую базу тоже они создают. А «государевы люди» с этих налогов живут. Если же налогов им на пропитание уже не хватает (потому что «торгашей» сами же и повывели), то «государевы люди» начинают «бесчиние творить».

Потому как кушать хочется, но создавать экономическую базу для этого самого «кушать» — долго, хлопотно, и вообще, их другому учили.

Однако Беларуси в наследство от СССР достался культ как раз «государева человека», «служивого», «героя-бессребренника». С моральной точки зрения здесь нет ничего плохого, но это плохо для экономики. Максимум, на что в экономике хватит «государева человека», — это поделить между потребителями беспошлинную российскую нефть. Чтобы ее переработать с прибылью, уже потребуется «торгаш».

Но мы имеем то, что имеем: абсолютное доверие государства к силовикам и, наоборот, недоверие к предпринимателям. Следствие этого — действующий постулат «государев человек прав всегда». И то самое «дело Арбузова», которое при всей своей очевидной абсурдности не может остановиться, потому что... см. постулат из предыдущей фразы.

Денис Лавинкевич, officelife.media