17 июня 2019, понедельник, 22:59
Мы в одной лодке
Рубрики

Как девочка из поселка под Новогрудком стала гением парфюмерии

София Ходош-Гройсман

Необычная история белоруски, ставшей одним из самых титулованных парфюмеров мира.

Один из множества советов о правильном выборе парфюмерии стоит принять как аксиому: «Не надо приобретать духи, чтобы завлечь мужчину. Покупайте духи, если они вас радуют, делают лучше, оживляют приятные воспоминания. Совсем не обязательно, чтобы парфюмерия была дорогой: найдите свой запах, который „заиграет“ именно на вас». Эти слова принадлежат гению парфюмерии Софии Петровне Ходош-Гройсман, пишет tut.by.

Одному из самых титулованных парфюмеров мира можно верить. Ароматы от Софии Гройсман уже стали символами ХХ века. Среди них знаменитые «Tresor» (Lancome), «Paris», или «Yvresse» (Yves Saint Laurent), «Eternity for Women» (Calvin Klein), «Sotto Voce» (Laura Biagotti), многие любимые нами ароматы Estee Lauder. Есть у Софии Гройсман и аромат с названием «Белая Русь» («Désir Coulant» — для Западной Европы и США). Это запах детства и родных мест Софии. Гений парфюмерии София Петровна Ходош-Гройсман родилась в 1945 году в городском поселке Любча Новогрудского района Гродненской области.

Фиалковая страна

Ее родители познакомились во время Великой Отечественной войны в партизанском отряде, который вел бои в лесах Беларуси. В тяжелые послевоенные времена семья жила бедно, и у девочки не было даже игрушек — их Софии заменили прогулки на природе и цветы у дома.

«Я бы не стала всемирно известным парфюмером, если бы не родилась в Беларуси, — рассказывала София во время своего приезда в Минск. — Время было сложное, денег не хватало, и моими единственными игрушками были цветы. Особенно почему-то мне запомнились фиалки… Всеми своими заслугами я обязана в первую очередь семье и Беларуси. Моя Родина — чистые воздух и земля, чистота на улицах. Я здесь родилась, поэтому тоже осталась чистой. Белорусы — народ очень хороший, честный, общительный. Между людьми человечные отношения, один другому всегда поможет. Белорусы — как маленькая семья: они умеют любить друг друга. Поэтому для меня запах Беларуси — это прозрачность, свежесть и доброта». Кстати, «парфюмерный» опыт Софии начался с того, что мать брала дочку на базар: обладая идеальным обонянием, девочка безошибочно выбирала самые свежие продукты.

В послевоенной стране София прожила до 15 лет. В 1960 году семья переехала в Польшу. Девочка, учившаяся в белорусской школе на отлично, без труда поступила в техникум и получила степень бакалавра аналитической и неорганической химии. «Представляете, когда я после окончания пятого класса белорусской общеобразовательной школы приехала в Польшу, меня сразу приняли на третий курс техникума. Вот какие знания мне дали в советской школе!» — делится София.

Призвание

Во время учебы она познакомилась со своим будущим мужем. В 1965 году семьи Ходош и Гройсман эмигрировали в Америку, воспользовавшись приглашением еврейской семьи, одной из многих, кого отец Софии Петр Ходош спас из гетто во время фашистской оккупации.

Получив образование химика, София хотела поскорее устроиться на работу, чтобы обеспечить себя и родителей. Ее первые шаги на трудовом поприще были в качестве сотрудницы лаборатории в концерне IFF (International Flavors&Fragrances) — в то время одного из мировых лидеров по производству парфюмерных изделий и ароматизаторов. Вакантным было место лаборантки за очень небольшие деньги, и, когда София проходила собеседование, выяснилось, что ее квалификация выше, чем требуется.

Но Софии нужны были средства к существованию. А позднее эта низкооплачиваемая работа помогла девушке найти свое призвание: София любила ставить эксперименты, поэтому из чистого любопытства пробовала составлять собственные композиции, благо под руками всегда находилось нужное сырье. Эксперименты были столь удачны, что на нее обратил внимание известный парфюмер Эрнст Шифтан, протеже тогдашнего руководителя компании IFF, и для духов «Paris» от Yves Saint Laurent был выбран аромат, созданный Софией.

Метод Пикассо

София Гройсман нашла свой неповторимый стиль, который помог ей сделать имя в мировой парфюмерии. А среди коллег ее часто называют «Пикассо». Такое прозвище она получила за уникальный метод работы. София разрушила классические клише создания ароматов. Одним из самых новаторских ходов стало использование базовых нот в таких комбинациях, которые ощутимы с самого начала раскрытия аромата.

При создании духов София Гройсман отказалась от использования нескольких сот компонентов — она начала развивать главный аккорд запаха, который включал в себя лишь несколько ингредиентов. Тем не менее их было достаточно для того, чтобы запечатлеть образы и ощущения, ранее в парфюмерии недоступные.

Легендарный «Tresor» — это «перевернутый» аромат: обычно в духах легкие, летучие вещества испаряются первыми, а густые составляют «шлейф» запаха. В «Tresor» первыми нотами стали густые запахи, потому и флакон для этого аромата выполнен в виде перевернутой пирамиды.

Впрочем, есть у Софии и еще один секрет, который позволяет ей создавать уникальные композиции: «Парфюмер в первую очередь должен быть хорошим человеком. Он должен любить людей. В противном случае ему прямая дорога в функциональную парфюмерию. Он сможет найти прекрасный аромат для мыла, но его духам будет недоставать души. Духи должны вызывать восторг, радость. А если нет понимания человека, стремления сделать его счастливым — успеха не будет».

Утешение — в работе

Написание фамилии то как «Гроссман», то как «Гройсман» парфюмер объяснила так: «Я сама виновата в этой путанице. Моя девичья фамилия — Ходош, выйдя замуж, я стала Гройсман и основную часть своей профессиональной карьеры работала именно под этой фамилией. После развода с мужем решила, что нет смысла „прославлять“ его род, поэтому изменила в фамилии одну букву, став Гроссман.

…Наверное, я всегда в каждом мужчине подспудно искала черты, присущие папе. И, возможно, именно поэтому не сложилась моя личная жизнь — подобного человека я пока так и не встретила. Мой папа был идеалом мужчины! Он умер здесь, в Америке, у меня на руках. Долго болел, лежал в больнице. Я бросила все и проводила с ним целые дни, составившие в итоге несколько лет. До сих пор горечь разлуки невероятно сильна… Папа был добрым по отношению ко всем людям. Говорят, что я очень на него похожа… Да, была замужем.

Своего будущего мужа встретила в Польше, где мы вместе учились в техникуме. Вслед за нами он тоже приехал в Америку. Мы поженились, родился ребенок, я сутками сидела в лаборатории, а муж… пристрастился к азартным играм. Я терпела ради сына, дождалась, когда он поступит в университет, и разошлась с мужем. Нашла утешение в работе».