18 февраля 2019, понедельник, 18:32
Призыв Рады БНР
Рубрики

Спасти рядового Мадуро

37
Фото: БелТА

Глупо надеяться на охрану, когда власть ускользает.

Нет безвыходных ситуаций. Даже у высших властей. Как бы ни припекало того или иного правителя, у каждого где-то есть запасной вариант. Только в минуту крайней опасности не надо паниковать и хвататься за автомат, чтобы удержать уходящее кресло. Намного проще все трезво взвесить и беспристрастно оценить ситуацию. Однако именно в этой точке диктаторы начинают лихорадочно суетиться и совершают роковую ошибку.

Глупо надеяться на охрану, когда власть ускользает. Все летит под откос. Объяснить невозможно, почему это подозревавший всех в неверности Чаушеску доверился вдруг своей продажной сигуранце. А мудрый вождь Муаммар вообще вообразил, что в случае опасности его станут защищать бесшабашные девушки из ближнего круга. Для столь мудрых правителей - непростительная ошибка. Но урок забывается. И уже в другой части света повторяется тот же сценарий.

А спасти рядового диктатора в такой ситуации может только друг. Если вспомнит и позвонит. В тот самый момент, когда все ресурсы уже исчерпаны, и самые верные тонтон-макуты, или кто там взамен, уже оглядываются по сторонам – куда бы шмыгнуть?

Пламенному товарищу Мадуро повезло. Еще не сомкнулось кольцо, как раздался телефонный звонок. Оказалось, что это друг. Из солнечных Дроздов. Заверил, что гордая Венесуэла всегда может рассчитывать на поддержку белорусской стороны. Братским объятиям через океан помешала разве только странная фраза, будто заготовленная заранее какой-то унылой конторой. «Категорически не поддерживаем любое внешнее вмешательство во внутренние дела суверенного государства, в том числе направленные на дестабилизацию обстановки в стране».

Этому искреннему порыву, пусть даже в канцелярском изложении, не было бы цены, если бы не одно обстоятельство. Почти в то же время позвонил еще один друг – из Кремля. И слова утешения у него были почти те же: «Деструктивные внешние вмешательства грубо попирают основополагающие нормы международного права». Случайное совпадение?

По информационным каналам поползли всевозможные слухи. Будто внезапный порыв кремлевского правителя и его неизменного союзника продиктован не добрыми чувствами, а холодным расчетом. Появились даже конкретные цифры. Будто бы наша суетливая власть в надежде на высокую прибыль поспешила вложить в зыбкую экономику Венесуэлы как минимум полмиллиарда долларов. А Россия вообще повела себя безрассудно – втюхала туда же то ли двадцать, то ли все двадцать пять миллиардов зеленых. Так стоит ли удивляться возникающим совпадениям? Мечты о возможной халяве даже у самых разных субъектов заканчиваются на удивление однообразно.

Народ, который сейчас протестует на улицах и площадях крупнейших городов Венесуэлы пока еще даже осознать не может, как он осиротеет, если ветер неизбежных перемен погасит ярчайший факел неукротимой власти. Страшно остаться без вождя, утверждает вождь. Тем более, что он неоднократно заявлял о своих неисчерпанных ресурсах. И это было правдой.

Еще совсем недавно он вручал награды офицерам, особо отличившимся при разгоне демонстрантов. Каждый из этих героев получил из рук своего отважного президента по три рулона туалетной бумаги. Кривотолки и ехидные улыбки неуместны. В нынешней Венесуэле, уверенно идущей к высокой цели по пути, начертанным вождем, эти скромные рулоны – невероятный дефицит. И если товарищу Мадуро пришлось по такому случаю распечатать свои стратегические запасы, значит дело там швах.

И все это происходит в стране, которая обладает немыслимыми запасами нефти. Они превышают даже разведанные запасы Ближнего Востока. Мало того, так там еще океан, водные пути для беспрепятственной транспортировки этого добра по всему миру. Благодатная земля и соответствующий климат – можно снимать два урожая в год, а при желании все три. И каким уникальным талантом должна обладать власть, чтобы такую страну довести до карточной системы на продовольствие, фантастической инфляции, да еще и массовой нищеты. Стоит ли удивляться, что протесты и волнения там вспыхивают постоянно и длятся долго.

Одинокие диктатуры разбросаны по всему свету. Внешне они вроде бы очень разные. Но стремятся к единому образцу. А потому бесконечно дороги друг другу. Какие бы обещания ни давали они своим подданным, каждая из таких экзотических систем в конце концов приходит к общему для всех финалу – рулону туалетной бумаги. В качестве невероятного дефицита, высокой награды за преданность и эквивалента оплаты за доблестный труд.

Однако на долгом пути к этому бесподобному символу всеобщего счастья происходят иногда совершенно фантастические события. В эти январские дни, когда в далекой Венесуэле разгорались нешуточные страсти, в нашей прекрасной стране, а точнее, в тихом и вполне европейском Бресте, произошло нечто непостижимое.

Шел снег. И молодая женщина, как это обычно случается в такие дни в разных уголках планеты, слепила снеговика. А поскольку она не однажды участвовала в протестах горожан против строительства аккумуляторного завода, способного отходами свинца загрязнять ее любимый город, решила по-своему украсить это снежное создание. Прикрепила к нему листок, на котором были начертаны три короткие фразы.

«Прэч атруту! Не заводу! Гаспадарыць тут народу!»

Мгновенно возникла бескомпромиссная стража здешних порядков. Изучила снеговика и эти короткие фразы. Не проморгала скрытую угрозу местной стабильности. Составила протокол о правонарушении.

Всякое случалось в стране в последние годы. Однако простодушные снеговики преследованиям пока не подвергались. Но эти счастливые времена длились не долго. Снежную крамолу власть взяла на контроль. А могло ли быть иначе в стране перезревшей диктатуры? Если в далекой Венесуэле шатается братский режим, какие тут могут быть снеговики?..

Страшно даже подумать, что могло бы случиться, если бы в списке украшений этого снежного создания значились еще и усы. Черные. Свирепые. Известные всем.

А потому вполне естественно возникает вопрос: а могла ли такая уникальная по сути страна не поспешить на помощь неукротимому товарищу Мадуро? Диктаторы просто обязаны друг друга беречь - больше некому. И если кто-то из них вдруг исчезнет с телеэкранов, неизвестно, кто окажется следующим на краю их общей пропасти.

Эта бездна глубока и ужасна. Но кому пожаловаться на злую судьбу, если именно в этом направлении предпочитает идти всякая нелепая власть?

С инстинктом споры неуместны.

Владимир Халип, специально для Charter97.org