22 октября 2018, понедельник, 22:45
Нам нужна ваша помощь
Рубрики

Как автоблогер отстаивал в суде свою правоту

4

Александр Максименя доказал, что снимать видео имел право, но был задержан сразу у здания суда.

Те, кто ввязался в противостояние с органами власти, знают, что это не "разовое" сражение, а долгоиграющая шахматная партия, состоящая из целой череды побед и поражений. И даже когда кажется, что все точки поставлены, они неожиданно могут превратиться в многоточия и новый виток.

Вот и сейчас мы расскажем об очередном этапе борьбы с милицией Александра Максимени, также известного как ведущий YouTube-канала Alex Drive, , пишет abw.by.

Напомним, что в июне этого года Александр успешно доказал в суде, что его незаконно привлекли к ответственности за съемку начальника ГАИ. Однако сразу возле здания суда он был задержан по ст.23.4 КоАП "Неповиновение или сопротивление сотруднику милиции".

На этот раз вчера в суде Московского района г. Минска Александр Максименя пытался доказать несостоятельность предъявленных обвинений. К заседанию молодой человек подготовился основательно: помимо внушительной пачки бумаг по делу он держит в руках тетрадку с личными пометками, с которой постоянно сверяется. Чего ожидать от этого процесса, Александр предполагать не взялся, но был полон решимости доказывать свою правоту до конца. Друзья, пришедшие поддержать его на этом заседании, придерживались того же мнения.

Судья Светлана Бондаренко предупреждает перед процессом о запрете фото- и видеосъемки.

В начале заседания Александр сразу же берет быка за рога: заявляет три ходатайства. Первое - чтобы сотрудников милиции Хомича А.А., Казака И.В. и Бажка И.Б., заявленных как свидетели, привлекли к административной ответственности и обеспечили их привод в зад суда. Второе - чтобы вызвали в суд для дачи показаний некую Арсеньеву С.И., предположительно девушку в желтой майке, которая фигурировала в рассматриваемом деле, и участкового инспектора, который составлял протокол на Александра Максименю после его задержания. Третье - о приобщении к материалам дела заключения специалиста: в сентябре этого года Александр добровольно прошел полиграф.

Суд удовлетворил лишь последнее ходатайство, отказ на два других мотивировал тем, что сотрудники милиции Хомич, Казак и Бажок являются свидетелями и прибыли в суд сами, а участковый Агейченко не подлежит приводу в суд ввиду исполнения им тогда служебных обязанностей. Что касается Арсеньевой, то из материалов дела не следует, что обстоятельства дела ей известны.

На возражения Александра, что все ходатайства подлежат немедленному рассмотрению, судья терпеливо разъясняет почему нельзя: "Невозможно сказать заблаговременно о том, какие доказательства мы принимаем во внимание, какие достоверны, а какие нет. Но ваши возражения будут внесены в протокол судебного заседания".

Попытка Максимени ходатайствовать о ведении фото- и видеосъемки в зале суда также провалилась. Хотя то, что суд приобщил к материалам дела видео с регистратора автомобиля, который зафиксировал момент задержания Александра сотрудниками милиции возле здания суда 28 июня, он уже считает своей маленькой личной победой (ранее ходатайство о приобщении к делу этой видеозаписи было отклонено).

Свое задержание, которое Александр называет не иначе как похищением, он объясняет просто: молодой человек уверен, что в тот день его "вели" от самого дома. Это, по его словам, доказывает и приобщенная к делу видеозапись передвижения служебного автомобиля милиции под управлением Андрея Хомича, который впоследствии участвовал в задержании Максимени. Свидетели Хомич, Казак и Бажок, в свою очередь, утверждали, что маршрут патрулирования ими улиц Минска никак не был связан с передвижениями по городу Александра Максимени.

По версии свидетелей, когда они в то утро проезжали в служебном автомобиле по пр-ту Дзержинского, Андрей Хомич, находившийся за рулем, увидел с проспекта конфликт Александра Максимени с неизвестной девушкой в желтой майке. Дабы пресечь намечающееся правонарушение, он подъехал к зданию суда, крикнул: "Стоять, милиция!" - и погнался за Максименей, когда тот начал внезапно убегать. Как заявил суду Хомич, он задержал убегавшего уже возле здания суда, предъявил служебное удостоверение и попросил документы, но так как гражданин проявил строптивость и отказался предоставить документы для ознакомления, было решено препроводить его в РУВД для установления личности. Статью 23.4 КоАП "Неповиновение или сопротивление сотруднику милиции" задержанному вменили за то, что он, по словам свидетелей, вел себя самым неподобающим образом: отказывался показать документы, толкался, хватал милиционера за одежду.

Александр в свою очередь настоял на приобщении к материалам дела топографической карты, доказывающей, по его словам, что с такого большого расстояния и при уровне городского шума на оживленном проспекте прапорщик Хомич никак не мог видеть и слышать предположительно нарастающий конфликт, однако это судом принято во внимание не было.

Также к материалам дела были приобщены аудиозаписи, подлинность которых была подтверждена независимой экспертизой, на которых слышно, как милиционер Хомич требует у Александра удалить из его телефона видео, которое тот снимал, находясь в служебном автомобиле по дороге в РУВД. Пояснить суду, зачем он это сделал, свидетель не смог.

Свидетели Казак и Бажок утверждают, что лично они конфликта между Максименей и неизвестной девушкой не видели, так как сидели на заднем сиденье автомобиля, а их действия координировал Андрей Хомич как старший оперативной группы.

Видео задержания Александра демонстрировалось по очереди каждому из них. В девушке в желтой майке, присутствовавшей на видео, они признали сотрудницу милиции, однако ту неизвестную, с которой предположительно был конфликт у Александра Максимени, они в ней не опознали. Сколько в то утро было девушек в желтых майках возле здания суда Московского района, так и осталось невыясненным.

Александр, в свою очередь, утверждает, что девушка в желтой майке была только одна - та самая, которую свидетели опознали как свою сотрудницу. "Она пыталась со мной какой-то конфликт завязать. Самого разговора с ней как такового не было, только фразы вроде "эй ты!". Выглядело это все так: я выхожу из здания суда, подхожу к машине. Слышу - сзади что-то падает. Оборачиваюсь - девушка уронила бутылку с водой. Я дверь в машину открыл - у меня как раз регистратор включился. Я думал, она хочет сесть в другую машину. Захлопнул дверь и между машинами вышел. И тут она что-то… даже не слова, а фразы типа "чё-чё". Я понял: что-то не так, какой-то конфликт мне хотят здесь навязать. А потом уже смотрю - слева "бус" подъезжает".

Во время опрос свидетеля Бажка заседание прерывается громким криком: "Он мне угрожает!"

С задней скамьи вскакивает пожилой мужчина и, указывая на свидетеля Хомича, сидевшего на скамье прямо перед ним, возмущенно говорит судье, будто тот только что угрожал ему. Нарушителю было предложено покинуть зал суда.

В перерыве мы спросили у мужчины, что произошло. Представившись Анатолием, он рассказал, будто бы во время дачи показаний свидетелем Бажком тихо возмущался, как можно так врать, а свидетель Хомич, сидевший прямо перед ним, якобы сказал ему: "Закрой на [цензура] свой рот".

Журналисты спросили у Андрея Хомича, действительно ли он угрожал присутствовавшему в зале суда мужчине. "Конечно нет!" - возмутился тот.

Постановление суда было, по словам друзей Александра Максимени, ожидаемым: виновен. Показания свидетелей правдивы, оснований для оговора лица, в отношении которого ведется административный процесс, не имеется.

Да, это не тот случай, когда можно написать: не побоялся и победил. Но даже такие прецеденты очень много значат в развитии сознания наших людей. Потому что быть услышанным есть шанс только у того, кто не молчит.