15 декабря 2018, суббота, 13:28
Спасибо вам
Рубрики

Роднае

9
Андрей Санников

Юбилей одного музыкального проекта.

Напомнили мне тут юбилей одного события, к которому я имею непосредственное отношение, о чем до сих пор в общем-то и не рассказывал.

Сейчас расскажу.

Событию этому название «Роднае». Десять лет назад увидел свет альбом Александра Растопчина c таким названием. А начиналось все 11 лет тому.

Я как-то задумался: чего-то не хватает мне в современной белорусской музыке. Есть прекрасные исполнители, есть неплохая современная музыка: и рок, и фолк, и эстрада, и попытки рэпа, а чего-то не хватает.

В свое время сенсацией стал проект MTV «Unplugged», т.е. аккустические концерты рок-звезд первой величины. Эрик Клаптон, Род Стюарт, Пол Маккартни, Нирвана – это было просто шикарно. Совершенно новое, фантастически свежее звучание знакомых хитов. Каждый такой концерт в 90-е становился событием.

А еще мне нравилось симфоническое исполнение хорошей рок-музыки.

И вот на стыке этих двух смутных ощущений я стал думать, что же подобного можно сделать в Беларуси.

Я был и остаюсь преданным поклонником «Песняров». Знаю их еще со времен «Лявонов». В течение 30 с гаком лет ходил на все их концерты, все новые программы. Их многоголосие, щедрые аранжировки, и мощные гитарные партии были для меня образцом музыкальной культуры. Долгое время это было лучшее, что можно было услышать на наших просторах.

Растоп (коллаж КП в Беларуси)

Песняровский подход к знакомым мелодиям до сих пор завораживает. В «Песнярах» работал и легендарный Растоп, Александр Растопчин, лид-гитарист, с которым я знаком. Я с большим интересом следил за его творчеством в Нью-Йорке, где он живет с 1993 года. Саша – очень сильный блюзмен, а на гитаре вытворяет что-то невероятное.

И вот все сложилось. Захотелось, чтобы появился венок знаковых для Беларуси мелодий в современной необычной аранжировке мирового уровня в исполнении Растопа. Прикинул примерный список мелодий и, волнуясь, поговорил с Сашей. Не помню, где мы разговаривали: в Нью-Йорке у него дома или в Минске, скорее – и там, и там. Я вчерне объяснил свою идею.

Владимир Мулявин

Саша отнесся к ней немного скептически. Я хотел именно его блюзовой гитары с яркими гитарными рифами, он говорил, что это будет несколько упрощенно. У Саши к тому времени уже была инструментальная версия «Ой рана на Івана». Собственно она была для меня дополнительным толчком договориться именно с ним, потому что это было то, что надо. А для него это вообще знаковая композиция. Он еще ребенком услышал ее на концерте «Песняров» и обомлел. Сам он говорит, что “просто описался”. Для меня таким богатством была «І туды гара, і сюды гара». То, что Мулявин сделал с этой вещью, просто потрясает. В двухминутную песню он вложил какое-то невероятное количество музыкальных идей. Вот такой подход к аранжировкам и был нужен. И еще нужно было естественное ощущение Беларуси.

В общем, мы договорились попробовать. Решили начать с Агинского «Развітанне з радзімай» и с «Ой рана на Івана». Саша начал работать в студии в Нью-Йорке, а мне предстояло разработать детальную концепцию будущего альбома, отобрать все мелодии. Я начал с опросов друзей и знакомых, какие песни они считают знаковыми для Беларуси. Не очень это помогло. Кроме трех-четырех бесспорных и узнаваемых мелодий с неизменной «Купалінкай» во главе списка назывались в основном те же «Песняры» или современные группы. Это было не совсем то, чего я хотел.

Остановился на другом подходе: пусть не все мотивы будут стопроцентно узнаваемы, но должна быть четкая концепция. С самого начала я решил, что все это должно быть помещено в европейский контекст, для чего в конце должна звучать «Ода к радости» Бетховена, гимн Европы, а завершать – «Магутны Божа», духовный гимн Беларуси.

Хотелось показать и красоту, и многообразие, и мужество, и духовность Беларуси. Значит, должны войти, условно говоря, и марши, и вальсы, и госпелы. В общем, хотелось, чтобы это была необычная музыкальная визитка, современная и содержательная.

В итоге получился вот такой список произведений для будущего альбома:

1. Развітанне з Радзімай

2. Пагоня

3. Зорка Венера

4. Купалінка

5. L’Aurore (вальс)

6. Ой рана на Івана

7. Ой сівы конь бяжыць

8. Мы выйдзем шчыльнымі радамі

9. Ода да радасці

10. Магутны Божа

Честно говоря, я побаивался браться сам за продюсирование. Пытался заинтересовать проектом знакомых, даже серьезных западных продюсеров. Однако, чем больше разговаривал на эту тему, тем понятнее становилось, что лучше делать все самому, чтобы не испортить идею.

Работали мы по интернету. Во времена настали! Работали через океан – и никаких неудобств. Растоп записывал в студии вариант и присылал для прослушивания и оценки. Какие я мог давать оценки маэстро?! Только превосходные. Однажды я робко попробовал дать ему совет. А не сделать ли «Магутны Божа», как Хендрикс сделал американский гимн в Вудстоке? Так, чтобы гитара и стонала и орала? Саша промолчал, а потом прислал такую версию, что мурашки по коже и дыхание перехватывает.

В какой-то момент работа в Нью-Йорке застопорилась. Может, поднадоело, но Саша вдруг сказал, что, на его взгляд, семи композиций для альбома достаточно, и он не видит смысла записывать еще. Я запаниковал, так как считал, что нужны были еще минимум три. В конце концов удалось Сашу уговорить, и он очень быстро записал недостающие мелодии, среди которых была «Аврора». Я долго искал какое-нибудь изящное и легкое произведение, которого, на мой взгляд не хватало для законченности альбома. Нашел у Наполеона Орды вальс «L’Aurore».

С самого начала я решил, что буду добиваться качественной подачи материала. Растоп работал на высочайшем композиторском и исполнительском уровне, который нельзя было портить неадекватным уровнем оформления. Поэтому каждая деталь была важна. Не хотел делать в обычной пластмассе, хотелось хорошего качества картонную раскладушку.

Долго думал над названием. Мне хотелось, чтобы оно было емким и привлекательным не только для белорусского уха, но и для иностранцев. Я обкатывал разные варианты названий на знакомых англичанах, немцах, французах, поляках. Спрашивал, насколько оно фонетически благозвучно и интересно на их языках. Было около десятка названий. Выбрал «Роднае». Оно наиболее точно отвечало концепции, здорово звучало и выглядело графически.

Маленькая ручка, которая помогла оформить обложку

Над обложкой тоже долго голову ломал. В конце концов отказался от исторических, фольклорных решений и выбрал простое и для меня дорогое. Сейчас могу признаться: на обложке - моя ладонь, в которой лежит ручка полугодовалого сына Даньки. Снято в Европе в первый в жизни его выезд за границу. Снято на цифровую мыльницу, просто так, как проба. Но именно это фото оказалось ключом к визуальному решению.

Вначале я хотел, чтобы на передней стороне обложки была фотография ладоней, а на задней что-нибудь другое. Потом почти случайно приложил друг к другу два одинаковых изображения и ахнул: получились совершенно необыкновенные крылья.

Крылья

Внутри обложки нужно было что-то, что перекликалось и развивало бы идею двух ладоней, взрослой и детской. Подумал, что надо сделать Беларусь, лежащую на «ладони» у Европы. Получилось очень здорово, такая концептуальная география. На самом диске была моя ладонь, а под диском – европейская.

Беларусь на ладони Европы

К альбому еще прилагался и буклет, в котором мне хотелось изобразительно привязать музыку к современности, и не просто к дню сегодняшнему, а к нашей борьбе за свободу. По такому принципу и подобраны фотографии в буклете

В августе 2008 года альбом увидел свет. Вышло все так, как задумывалось. Хорошего качества запись в хорошего качества картонной обложке-раскладушке. Выпущено было, по-моему, около 2 000 копий, все разошлось очень быстро. Что-то производители пустили в продажу. Положенные мне копии я отдал для бесплатного распространения. До сих пор жалею, что не взял себе больше. Сейчас остался последний диск. Предпоследний был подарен Дэвиду Гилмору из Пинк Флойд.

Дэвид Гилмор и "Роднае"

На альбоме сам Растоп играет на гитарах – электро, аккустической и денадцатиструнной, на банджо, мандолине, укелеле, гавайской гитаре (которая так звучит благодаря бутылочному горлышку, которым он играет), бас-гитаре, электро клавишных, перкуссии. Кроме него в записи приняли участия два прекрасных американских музыканта: Ирвин Гроссман (труба, флюгельгорн) и Сюзан Гроссман (валторна).

Я до сих пор слушаю этот альбом с удовольствием. По-моему, Растоп создал «нетленку».

Ирвин и Сюзан Гроссман

Изумительные аранжировки, в которых каждый раз открываешь что-то новое, свое. Все композиции связаны изящными «интро» и «аутро», что придает «Роднаму» цельность.

Каждый раз поражаешься, как глубоко, свежо звучит «Мы выйдзем шчыльнымі радамі», где появляется фантастическая труба, которая и скорбит, и зовет за собой. Эта же труба начинает бег «Пагоні». В «Купалінке» типичные гитарные рок-рифы из-за совершенно необыкновенного звучания гитары создают какое-то новое измерение. Изобретательный Растоп в «Зорку Венеру» вплел цветок из «Ты мне вясною прыснілася», а в вальсе Наполеона Орды можно различить и скрипки салонов, и музыку салунов.

Я вполне доволен своим первым продюсерским опытом и лелею тайные планы продолжить проект «Роднае».

Спасибо, маэстро, за доверие!

Жыве Беларусь!

Андрей Санников, «Фейсбук»