21 сентября 2018, пятница, 13:52
На марше
Рубрики

«Два паспорта – классная тема. Главное – понять, где какой показывать»

Минчане о том, зачем получили израильское гражданство.

Белорусам нельзя иметь двойное гражданство, но иногда, если очень хочется, можно иметь два паспорта. Сitydog поговорил с тремя минчанами с еврейскими корнями о том, зачем им израильское гражданство, какие плюсы и минусы есть у второго паспорта и почему просто сделать «удобный» документ не получается.

Максим, менеджер проектов:

- Родители моего отца – евреи, но до недавнего времени об Израиле я не знал практически ничего. Я родился и вырос в Беларуси и особо не вникал в тему другой страны – обсуждение наших корней в семье поднималась довольно редко и без существенных подробностей. Все изменилось не так давно – года 2–3 назад. В 2015 году я узнал о возможности съездить на образовательную программу под названием «Таглит» – это 10 дней активных перемещений вдоль и поперек Израиля с погружением в историю, традиции и культуру этой страны. Она для людей, у которых есть израильские корни не дальше бабушек и дедушек, так что я под нее попадал. Собрал нужные документы и поехал.

Первые впечатление были «офигеть» – абсолютное «вау». Все было интересно, удивительно и круто. В Израиле нет какого-то кипиша и напряжения, все расслабленнее и размереннее, чем у нас. Если, глядя на прохожих в Минске, ты думаешь, что у каждого кто-то умер – причем кто-то очень близкий, – то там такого нет. Израильтяне не придумывают себе лишних проблем – наверное, в силу восточных культурных особенностей. В то же время они довольно вспыльчивы, но быстро отходят.

После поездки за счет общения с другими ребятами и организаторами я узнал о дополнительных возможностях для себя и через полгода вернулся в Израиль по образовательной программе «Маса». По итогу прошел два четырехмесячных курса – первый по международному маркетингу и менеджменту, а второй заключался в индивидуальном исследовании по менеджменту и рекламе. Самостоятельно мы должны были оплатить мизерную часть обучения – нам обеспечивался грант, который покрывал практически полную его стоимость. В Минске я оканчивал университет и потому мог сравнивать системы образования. Что стало самым неожиданным удивлением? То, что в Израиле можно спорить с преподавателем (смеется). Обучение проходит, скорее, в форме диалога: ты общаешься, высказываешь мнение, задаешь любые вопросы и не боишься за это отхватить, как в наших университетах. Наверное, это особенности менталитета: израильтяне не привыкли признавать авторитеты и потому могут одинаково общаться и с преподавателем, и с одногруппником, и с премьер-министром.

Первая образовательная поездка по эмоциям тоже была похожа на туристическую, а вот вторая дала возможность увидеть не только радужную сторону, но и рассмотреть какие-то спорные, негативные – одним словом, бытовые – моменты. Я чуть глубже погрузился в контекст страны, больше ее понял. Однако, проучившись в Израиле практически весь 2016 год, я вообще не задумывался о получении гражданства. Но в 2017-м все изменилось: у меня начались проблемы со здоровьем, с которыми белорусская медицина, к сожалению, не может помочь. Когда наши врачи говорят:

«Ну, мы не знаем, в чем может быть причина. Будем наблюдать», – это, поверьте, не очень воодушевляет. Тогда я списался с парой израильских клиник, которые ответили мне, что они могут сделать и сколько это будет стоить, и понял, что даже за одно обследование суммы получаются весьма внушительными. А наблюдение, консультации и лечение вылились бы и вовсе в неподъемные затраты. Но есть медицинский туризм, а есть общегосударственные услуги, которые работают только для граждан страны. Медицина в Израиле страховая, и поэтому для местных жителей все получается в миллион раз дешевле. А первый год после получения паспорта ты имеешь дополнительные льготы, которые позволяют сделать все еще более доступным.

Зная все это и не получая помощи от белорусских врачей, я решил, что настало время воспользоваться возможностями, которые мне дали бабушка с дедушкой, и сделать второй паспорт. Да, я понимал, что помимо медицины израильское гражданство могло дать мне кучу других ништяков, но с моей стороны это было не каким-то «шкурным» интересом – а, скорее, вынужденной мерой. Если бы со здоровьем все было классно, я бы жил себе спокойно с одним паспортом и делал шенгенские визы, как все остальные.

Проблем при получении паспорта у меня не возникло, хотя Израиль в этом плане – страна непредсказуемая. Да и по белорусскому законодательству нельзя иметь двойное гражданство, хотя два паспорта иметь можно.

Законодательная сторона вопроса может трактоваться абсолютно по-разному – это и поражает. Все рассказывали свои истории, что-то рекомендовали, но, как написано в меню еврейского ресторана в Киеве: «Какой я еврей, если я тебе не посоветую?» По итогу у меня все прошло спокойно.

Два паспорта – это классная тема. Главное – понять, где и когда нужно показывать каждый из них. Израиль очень беспокоится о своих гражданах, так что, если в какой-то стране тебе хочется чувствовать себя более защищенным, лучше въезжать туда по израильскому паспорту. Второй плюс – это путешествия. Безвизовый въезд в огромное количество стран, конечно, очень все упрощает. Я в курсе только этих двух пунктов – хотя определенно есть и другие преимущества. А вот какие могут быть в этом минусы, я не знаю.

С момента моих раздумий о получении гражданства к сегодняшнему времени многое изменилось – теперь я не просто пользуюсь медицинскими услугами, но и рассматриваю возможность переезда в Израиль. У меня появилась невеста. Она врач, а израильская медицина крута не только со стороны лечения, но и со стороны профессионального роста, так что это отличная перспектива.

Катя, журналистка:

– Я родилась и выросла в Минске, хотя какое-то время вместе с семьей жила в Москве. Когда мне было лет 8–10, я впервые попала в Израиль – прямо перед отлетом мама рассказала, что там у меня живет бабушка и мы летим к ней. До этого момента в нашей семье эта тема не особенно афишировалось, но после той поездки я узнала, что в Израиле у меня есть куча родственников. С того момента я периодически навещала бабулю, других родственников и друзей, которые жили там.

В детских воспоминаниях Израиль ассоциируется у меня с солнцем, морем, запахом фруктов и свежей выпечки на улицах. Каждый раз, когда я приезжала туда, мне было тепло и радостно. Но все же это была туристическая точка зрения. В более взрослом возрасте мне, конечно, стало понятно, что Израиль – это не только страна моря и солнца. Для меня это стало местом, где я почувствовала свободу.

Я очень люблю вспоминать, как встретила на улице очень яркую девочку с зелеными волосами и кучей татуировок – и прохожие на нее даже не смотрели, потому что кому какая разница? Свобода самовыражения там настолько большая, что каждый может быть тем, кем захочет. Было довольно забавно возвращаться в Минск и снова чувствовать на себе оценивающие взгляды, загоняющие в рамки.

Вышло так, что кроме регулярных поездок в Израиль в Минске я также связала свою жизнь с еврейской общиной – сначала была просто ее участницей, а потом стала сама работать в молодежном клубе при ней. Развлекала детей от 10 до 18 лет, а параллельно оканчивала журфак и работала на радио.

В какой-то момент я поняла, что подустала от всего этого. Я больше не хотела писать тексты, которые были мне не слишком интересны; в общине, где я проработала пять лет, расти мне тоже было некуда. Я достаточно долго общалась с еврейской диаспорой и понимала, что хочу вернуться к своим корням. К тому же меня как журналистку тянуло к системе, где нет каких-то информационных рамок и границ.

Помню момент, когда на остановке я увидела человека с газетой: там на первой полосе была статья о том, что полиция Израиля обвиняет в чем-то премьер-министра, – и это было написано настолько открыто и бесстрашно, что не могло меня не восхитить. Я понимала, что, если и не стану журналистом в будущем, все равно хотела бы жить в стране, где можно говорить обо всем. Все эти мысли постепенно привели меня к тому, что после окончания универа я решила уехать в Израиль.

Я подготовила все необходимые документы и поехала по образовательной программе, где изучала журналистику. Почти год я жила и училась в Иерусалиме, а после окончания программы получила гражданство. Не буду лукавить: конечно, меня радовали преимущества израильского паспорта. Но обо всех этих плюсах я узнала уже после того, как окончательно решила, что хочу переехать. Набор «плюшек» стал приятным бонусом к тому, чего я желала несколько лет, – но это никогда не стояло у меня в приоритете.

Сейчас я планирую оставаться в Израиле на постоянной основе, жить на две страны для меня эмоционально тяжело. Но по Минску очень скучаю – мне даже снился переход на Октябрьской. Сюда приезжать, конечно, собираюсь, но изредка и ненадолго. Так что белорусский паспорт пока просто лежит на полочке и греет меня. Сейчас он мне не нужен, хотя я бы очень хотела пользоваться им с тем же удовольствием, с каким пользуюсь паспортом израильским.

Елена (имя изменено по просьбе героини), юристка:

– Моя репатриация, как и у многих, была связана с образовательной программой. Я получила юридическое образование в Минске, где родилась и выросла, а потом воспользовалась возможностью съездить на обучение в сфере экономики управления и менеджмента в Израиль. Моя бабушка еврейка, поэтому с поездкой не возникло никаких проблем.

Впечатления от этой страны со временем менялись: то, что ты видишь, когда учишься и находишься в окружении кураторов и таких же ребят, очень сильно отличается от настоящей реальности. Одно дело находиться в студенческом сообществе и совсем другое – самостоятельно сталкиваться со спецификой страны, с работой государственных структур. Реальный Израиль похож на восточный базар – для белоруса тут больше хаоса и шума, меньше порядка и системы.

Но, когда ты понимаешь, как это работает изнутри, все становится проще. Менталитет израильтян тоже очень разнится с нашим: если там человек увидел тебя в транспорте, захотел познакомиться и узнать, сколько тебе лет, чем ты занимаешься и есть ли у тебя дети, – он так и сделает. Для меня это было шоком, особенно на контрасте со Скандинавией, где я тоже жила довольно долгое время. Беларусь в плане личного пространства где-то посередине.

После образовательной программы, когда я увидела страну изнутри и более-менее ее узнала, я задумалась о получении гражданства. В процессе репатриации я познакомилась со своим будущим мужем – он тоже родом из Минска, но переехал в Израиль совсем маленьким. Мое получение паспорта никак не соприкасалось с замужеством, но это, наверное, тоже подтолкнуло меня активнее заняться этим вопросом.

У меня есть сын – он родился в Минске и жил тут первые несколько лет, и репатриировались мы вместе с ним. Во-первых, были некоторые медицинские показания, с которыми нам могли помочь в этой стране, во-вторых, это давало возможность беспрепятственно ходить в израильский детсад и школу. На самом деле после белорусского детского сада довольно тяжело привыкнуть к израильскому, где в группе живой попугай и 30 детей, которые приходят со своими бутербродами и не носят сменку (смеется).

Сейчас, несмотря на свое израильское гражданство, я все равно достаточно много времени провожу в Беларуси. Тут у меня и работа, и ряд вещей, которые мне в этой стране нравятся. Я хочу быть связанной и с Израилем, и с Беларусью, и сегодня это несложно, учитывая достаточно недорогие билеты.

Да, израильский паспорт дает ряд преимуществ и во многом упрощает передвижение по миру, но, с другой стороны, – это не просто бумажка, а ответственность, которую нужно нести перед страной. Получая гражданство, ты принимаешь на себя определенные обязательства: есть и оплата за национальное страхование, и обязательный воинский призыв, как для парней, так и для девушек, да и налоговые льготы действуют только первые десять лет. Если не учитывать и не соблюдать ряд юридических факторов, то через пять лет вы просто не сможете продлить свой паспорт. И это правильно: закон о возвращении подразумевает под собой какую-то связь со страной, ее традициями и порядками, поэтому сделать «удобный» паспорт просто ради того, чтобы ездить по миру без виз, не получится.

Да и это не всегда работает: Израиль не та страна, к которой весь мир относится доброжелательно, поэтому в некоторые места все же безопаснее ехать как белорусу.