18 декабря 2018, вторник, 19:14
Спасибо вам
Рубрики

Что на суде сослуживцы Коржича рассказывают о службе в Печах

20
Фото: Святослав ЗОРКИЙ

(Обновлено) В суде по делу 21-летнего Александра Коржича допрашивают потерпевших солдат.

Суд Минской области в пятницу, 10 августа продолжил рассматривать дело о гибели рядового Александра Коржича. Сегодня продолжается допрос потерпевших солдат, пишет kp.by. Мама Александра Коржича на заседание не пришла – она сообщила суду, что хотела бы присутствовать при допросе обвиняемых и свидетелей.

«Александр считал, что его лечат неправильно - от боли в сердце дают валерьянку»

К трибуне подходит потерпевший Кирилл Штык. Молодой парень в темной рубашке и брюках рассказывает, что служил в Печах с июля по октябрь 2017-го. Он рассказывает, что мобильным телефоном можно было пользоваться раз в неделю. Договариваться о том, чтобы пользоваться телефоном чаще, рядовые ходили к сержанту Барановскому.

На первых заседаниях в суде присутствовали 22 солдата-срочника - они признаны потерпевшими по делу
Фото: СВЯТОСЛАВ ЗОРКИЙ

- Скидывались на троих по 10 рублей за мобильный телефон. Но лично я Барановскому деньги не давал, - объясняет потерпевший. Вместе с другими рядовыми по приказу Барановского он два раза после отбоя отжимался в противогазе.

- После этого встали, сняли противогазы и пошли спать. В связи с чем нам приказывали это делать, я не знаю. Может быть, кто-то шумел.

- Как вы расценили это как военнослужащий? – спрашивает прокурор.

- Я даже не знаю. Мне хотелось просто побыстрее это сделать. Но лично для меня в этом ничего страшного нет. Может, для кого-то, у кого проблемы с сердцем, это и было серьезно. Мне кажется, если идешь в армию и не можешь отжаться 30 раз - что тут говорить. Поэтому я это никак не расцениваю. Других случаев неуставных взаимоотношений не было. Посылки мне не приходили, в магазин я с разрешения сержантов не ходил.

О сержантах Скуратовиче и Барановском потерпевший отзывается хорошо. Говорит, что те были веселыми и добрыми, «ходили улыбались».

- С Коржичем я особых отношений не имел. Хороший парень, мог чем-то поделиться, что-то подсказать. Ничего плохого про Коржича сказать не могу. В сентябре у него появилась какая-то боязнь. Я как-то спросил, как он себя чувствует, он сказал: «У меня предчувствие, что случится что-то плохое. Я боюсь, что умру».

Александр Коржич рассказывал Кириллу, что в медроте его лечат неправильно, от боли в сердце дают валерьянку.

Потерпевший говорит, что никогда не бывал в подвале медроты (именно там нашли тело Александра Коржича. - Ред.).

- Я даже не знал, где она находится. Свободно посещать медроту было нельзя, только с разрешения командира.

«Дневальный и дежурный должны ходить в медроту и проверять, где находится заболевший солдат»

После перерыва в суде допросили еще одного потерпевшего – Андрея Осипука. Он служил в Печах три месяца – и почти каждый день кто-то сержантов его избивал. Били в том числе и резиновой палкой по ягодицам. А еще в грудь, шею и по ногам. Поводом могла стать неаккуратная окантовка стрижки или разговоры в строю. После таких «воспитательных мер» у потерпевшего нередко оставались синяки. Били сержанты Скуратович и Барановский и других сослуживцев Андрея Осипука.

Коржича Андрей Осипук называет веселым дружелюбным парнем. Он не замечал, чтобы над Александром кто-то издевался: припоминает только эпизод с лопатами, когда сержант Вяжевич столкнул Коржича в окоп и бросил туда пять лопат. Александр пытался выбраться, но сержант не давал ему этого сделать. Потерпевший услышал, как Вяжевич спрашивал у Александра, когда тот отдаст ему 5 рублей.

- Коржич жаловался мне, что у него очень болит сердце. Он боялся, что из-за этого умрет,- такие показания Осипук давал в октябре.

Как и потерпевший Штык, этот потерпевший не знает, где находится подвал медроты и никогда там не бывал.

- Я слышал, что дневальный и дежурный должны ходить в медроту и проверять, где находится заболевший солдат.

Накануне, 9 августа в суде допросили маму солдата, Светлану Коржич. Женщина рассказала, что что у нее по-прежнему есть вопросы, на которые она не получила ответы: как и почему Сашу потеряли на 7 дней, кто сопровождал его из медроты, как на его теле появились повреждения. Светлана настаивала на том, что у сына не было поводов совершать самоубийство.

- Он психически здоровый человек, не было никаких предпосылок. Он неудачником не был, его ждали девушки, все было прекрасно. И тут он кидается в петлю?

Выступил в суде и один из потерпевших солдат, Андрей Сивухо. Он не отрицал, что сержанты издевались над рядовыми: заставляли отжиматься после отбоя, в том числе в противогазах, забирали продукты, заставляли покупать для них еду за собственные деньги. Но командирам об этом солдаты не докладывали.

- Я отжимался даже больше, чем надо, мне нравилось. Считал это нормальным, - добавляет Сивухо.

Напомним, тело 21-летнего рядового Александра Коржича нашли 3 октября 2017 в подвале воинской части в Печах. Он висел в петле из брючного ремня, на голове была надета майка, ноги связаны шнурками. Следствие сделало вывод, что Коржича довели до самоубийства, обвинение предъявили трем сержантам: Евгению Барановскому, Антону Вяжевичу и Егору Скуратовичу. По версии следствия, все трое брали с солдат деньги за разрешение пользоваться мобильным телефоном, заставляли покупать продукты за разрешение сходить в магазин. Это могли быть, к примеру, вафли, чипсы, пакетики растворимого кофе, майонез, газировка. Сержанты заставляли подчиненных выполнять упражнения даже ночью: могли поднять после отбоя и заставить рядовых отжиматься или приседать. Придумывали и другие наказания: облизать ершик для унитаза, почистить обувь рукой, вычистить унитаз зубной щеткой.