16 июля 2018, понедельник, 11:27
Рубрики

Отпуск в ЕС: что такое восемь «чудес» современной Европы

Европа полна мало кому известными памятниками глубокой старины.

Они, как призраки, скрываются вдали от глаз – в заброшенных деревушках, в глубине лесов, высоко в горах.

«Европульс» собрал 8 историй об обладателях премии European Union Prize for Cultural Heritage / Europa Nostra Awards 2018, организованной Еврокомиссией и европейской сетью сохранения культурного наследия Europa Nostra.

Византийская церковь Агиа Кириаки на острове Наксос (Греция)

Шедевром оказалась не так давно обнаруженная в Греции церковь Агиа Кириаки, и все благодаря аниконическим фрескам – уникальной настенной росписи, датируемой VIII — IX веками. Церковь расположена в уединенной и почти пустой деревне, которой историки и археологи все время пренебрегали и куда можно добраться только пешком через горы по козьим тропинкам.

Роспись может показаться примитивной – кресты, животные, геометрические фигуры и узоры; но она является бесспорным свидетельством канонических споров о невозможности изображать людей в церковном искусстве – споров, тянувшихся в Византийской империи больше ста лет.

Проект восстановления церкви не случайно получил один из Гран-при Europa Nostra Awards за сохранение культурного наследия: его участники показали пример, как следует поступать в других подобных случаях в Наксосе, ведь в этом регионе еще десятки разрушенных византийских церквей требуют помощи.

Крепость Бач в Баче (Сербия)

Оказывается, реставрация памятника архитектуры может сделать имя в туристической индустрии целому региону. Крепость Бач возникла в XIV веке с последующими дополнениями столетия спустя. В результате родился любопытнейший исторический памятник, который, как зеркало, отразил все особенности региона.

Сербский регион Бач «собрал» в своей коллекции влияние романского, готического, ренессансного, византийского, исламского и барочного стилей; все это вдобавок перемешено с яркими образцами местной народной архитектуры. Еще один плюс региона – сногсшибательный окружающий ландшафт, в который удачно вписано все разностилевое архитектурное богатство региона. Крепость и сама по себе отражает весь этот карнавал стилей, а построена она в излучине Дуная — реки, связывающей сразу несколько стран с различными культурами и религиями.

Восстановление крепости Бач началось еще в 2006 году не много не мало как «проект века». И это не просто громкая формулировка. В ходе восстановительных работ в крепости шло полновесное изучение культурного наследия всего региона, прокладывались прогулочные тропинки в горах, оформлялись смотровые площадки, выпускались путеводители для туристов. Вот так восстановление одной крепости помогло участникам проекта за неполные 12 лет раскрутить для туризма целый регион. А это тем более важно потому, что Сербия никогда не лидировала среди наиболее привлекательных для туристов стран.

Санаторий доктора Барнера в Гарце (Германия)

Во все времена психические лечебницы несли на себе зловещую и таинственную тень триллера. Вряд ли исключением стал санаторий (он же – психотерапевтическая клиника) доктора Барнера в немецком Гарце.

Что именно происходило на этой типичной готического романа ужасов площадке, теперь расскажут разве что привидения. А они обязательно должны водиться в таком здании – и не только благодаря его истории, но из-за соответствующей обстановки.

Архитектурно санаторий стал редким примером немецкого реформаторского движения начала XX века. Все оригинальные материалы постройки и внутреннее убранство были тщательно воссозданы. Атмосфера восстановлена до мелочей, включая серебряные стаканчики для приема пилюль и накрахмаленные нарукавники санитаров. Освещение, запах, декор – все как при докторе Барнере.

Но главное: клиника продолжает принимать пациентов! Поэтому в ходе реставрационных работ были модернизированы технические службы и усилены меры противопожарной защиты.

Ботанический сад национального королевского дворца Келуш в Синтре (Португалия)

Приз зрительских симпатий Europa Nostra Awards получил проект восстановления утонувшего 34 года назад Ботанического сада при королевском дворце Келуш в португальской Синтре. Вообще «утопленные сады» не так давно вошли в моду — это оригинальное ландшафтное решение, позволяющее опустить деревья и кусты на уровень специально выкопанного котлована. Таким образом создается очень уютный рельеф.

Но ботанический сад в Келуше утоп не по воле людей, а пал жертвой разбушевавшейся стихии — крупного наводнения 1984 года.

К счастью, растения пострадали меньше, чем каменная кладка, стеклянные здания, фонтаны и мозаика. Тем не менее, реставрация длилась почти 6 лет, причем исключительно на деньги от посещения туристами дворца и прилегающего парка. В процессе восстановления в старинном саду появились новые энергетические, водохозяйственные и охранные системы.

Сад стоил таких хлопот: мало того, что сам по себе он является образцом удивительно живописного уголка природы с разнообразной флорой, так еще и коллекция растений поистине уникальная. Собирали ее с XVIII века, когда на территории сада было посажено первое деревце. В дальнейшем помогли связи со старейшими ботаническими садами в Европе периода Просвещения — в Падуе, Мадриде и Амстердаме: те охотно делились материалами из банков семян и редкими саженцами.

Почетные «водяные» Канарских островов

Реально ли веками сохранять нетронутой природу целого острова, да еще и в знаменитом курортном архипелаге? Да – и это доказывает история Пальмы, одного из Канарских островов.

Он знаменит своим живописным горным ландшафтом в обрамлении морских вод и… старинных сахарных заводов. Во-первых, необходимо было как можно дольше сохранить всю эту природную красоту. Во-вторых, вода на Канарах – драгоценный и притом довольно скудный ресурс. Обе задачи уже полтысячи лет успешно решает сообщество частных владельцев водных ресурсов Аргуаля и Тасакорте, чье наследие восходит к 1502 году.

Остров Пальма наверняка весь пропитан сладостью, так как долгое время с XVI века был важным центром производства сахара с ориентиром на европейский рынок. Местные заводы обрабатывали сахарный тростник, который орошался водой из колодцев и подземных русел кратера Кальдера де Табуриенте. Этот кратер много веков служит источником пресной воды, и ради его сохранения на острове запрещены лесозаготовки и разведение крупного рогатого скота. Экосистема должна оставаться нетронутой!

Вот так сообщество умудряется пятьсот лет подряд сохранять целый остров практически в первозданном виде в качестве живой декорации идеального национального парка с уникальным рельефом, древней оросительной сетью каналов в толще гор, богатейшим разнообразием животных и растений, а заодно – 2,5 тысячами гектаров самых плодоносных в Европе банановых плантаций.

Спасительница кобальтовых шахт (Норвегия)

Слыхали о норвежских горных троллях? Они живут в недрах гор и стерегут сокровища. Совсем как Тон Синдинг Штейнсвик, выигравшая главный приз в номинации культурного сервиса.

Вместе со своим теперь уже покойным мужем она восстановила из руин, перестроила и успешно раскрутила очень популярный сегодня у туристов промышленный комплекс Blaafarveværket в Бускеруде. Полсотни лет интенсивных и новаторских усилий – и бывшие кобальтовые шахты, производственные и жилые помещения преобразованы в интереснейший музей под открытым небом и под землей.

Экскурсия в музей – это прогулка и по шахтерским домам с их оригинальной обстановкой и даже с традиционными в то время продуктами, и по множеству загадочных и страшноватых подземных уголков – глубоких и разветвленных шахт, где добывали синий кобальт, хранилищ, бывших месторождений. Пигмент, добываемый из синего кобальта, служит необходимым сырьем для высококачественного фарфора. И первым заказчиком рудника был знаменитый на всю Европу датский Королевский фарфоровый завод.

Хранители времени: европейский протокол по превентивному сохранению культурного наследия (Франция, Италия и Польша)

Оказывается, временем управлять можно: способ сделать это совместно нашли исследовательский центр Версальского замка, сеть европейских королевских резиденций (ARRE), реставрационная организация La Venaria Reale в Турине и музей дворца короля Яна III, что в варшавском Виланове.

Они направили усилия на поиски совершенного способа сохранять исторические здания в хорошем состоянии и без реставрации. Таких дворцов и замков по всей Европе тысячи. Несколько сотен – с собственными коллекциями экспонатов в оригинальном интерьере − открыты для посещения туристов.

Но время не щадит ничего – особенно то, что было создано века назад. Ветер, дождь, перепады температуры, естественное старение тканей и дерева в интерьерах, влажность, освещение и отопление в залах, беспрерывный поток посетителей – все это создает постоянную угрозу для сохранности старинного здания внутри и снаружи. И вот возник проект, в рамках которого предложено… заранее не допускать порчи объектов. Каким же образом авторы проекта хотят обмануть время?

Подход, придуманный для проекта EPICO, очень прост: постоянное наблюдение. Ежедневный мониторинг состояния исторического объекта позволяет обнаружить возможную проблему еще до того, как она громко заявит о себе. Непрерывный анализ условий, в которых существует тот или иной дворец и его коллекции, дают возможность остановить время – то есть существенно замедлить темпы износа и отдалить необходимость реставрационного вмешательства.

Образовательный проект Culture Leap (Финляндия)

Лучший способ сохранить культурное наследие – не отдавать его на откуп специалистам, а привлечь к делу… абсолютно все население страны. Это игра по-крупному, но в случае успеха она стоит свеч: всеобщая заинтересованность создаст нечто вроде защитной ауры над каждым историческим объектом в стране и увеличит количество неравнодушных к его судьбе.

Но чтобы этот грандиозный замысел осуществился, жители страны должны понимать, что именно досталось им в наследство. Невежественностью финны не страдают, но этого мало − современные дети зачастую очень мало знают о своей культуре и истории. Для исправления ситуации пришлось создать специальный проект Culture Leap.

В финских школах до сих пор не было предмета, знакомящего учеников с культурным наследием своей страны, и вот теперь он появится. Возможно, кто-то не обрадуется лишнему уроку, однако будущие выпускники уже не будут смотреть неузнающими глазами на каждый памятник в своем родном городе.

В рамках проекта был разработан онлайновый инструмент, позволяющий муниципалитетам самостоятельно готовить план культурного просвещения на основе их местного и регионального наследия. Инструмент доступен для всех и существует на трех языках (финском, шведском и английском). Предполагается постоянное сотрудничество между школами и культурными учреждениями, которое даст возможность глубже изучить не только свой регион, но и соседние. А детям не придется просто сидеть на уроках: они смогут устраивать исследовательские экспедиции, чтобы изучать культурное наследие не по учебнику, а в реальности.