19 декабря 2018, среда, 9:39
Спасибо вам
Рубрики

Водка «сердечная» и пиво берестейское: Как лечились брестчане в XVI веке

4

В XVI веке водка считалась лекарственным препаратом.

Во всех энциклопедиях и справочниках бывшей БССР и современной Беларуси повторяется фраза: «Первые аптеки на Беларуси появились в Пинске (1561 год) и Бресте (1566 год)». Но, если внимательно вчитаться в документы, то свидетельства о первых белорусских аптеках относятся именно к 1566 году, и только к нему, пишет vb.by.

За что били берестейского аптекаря

Одним из самых важных источников, в которых говорится о жизни берестейцев в XVI веке, принято считать подробное описание «Староства Берестейского», составленное королевскими ревизорами Иваном и Дмитрием Сапегами и завершенное в 1566 году. При ревизии Берестья ревизоры трижды упоминают аптекаря Станислава.

Аптекарь владеет участком на рыночной площади (вероятно, там и размещалась аптека), земельным участком и огородом «над гостинцом Теребуньским» и еще одним наделом, входящим в состав земель, принадлежащих городу по Магдебургскому праву. Причем в последнем случае ревизоры уточняют статус Станислава - он является зятем «князя Симонов». Брестский исследователь Анатолий Гладыщук сумел «вычислить» этого князя. Это представитель могущественного рода Глинских. Правда, находившаяся под его опекой княжна Елена вышла замуж за берестейского аптекаря без разрешения родственника. О чем говорит судебное дело о разделе имущества между Еленой и ее братом Александром: «Будучи в опеце дядька своего и моего тежъ князя Семена Ивановича Глинского и безъ воли и ведомости того дядька моего и иншихъ кревных... необычайне замужъ пошла за земенина господарского пана Станислава а шкленицу великую одну з водкою сердечную и другую банечку з тою жъ водкою сердечною Войтеховича Войшиловича».

Кстати, Елена Глинская, о которой идет речь (жена первого известного нам берестейского аптекаря), приходилась троюродной сестрой супруге московского царя Василия III, своей полной тезке Елене Глинской, матери Ивана IV Грозного.

Что касается Пинска, то сведения о первой аптеке в этом городе содержатся в исследовании белорусского историка В.П. Грицкевича. Он пишет: «В переписной книге Пинска за 1561-1566 гг. упоминается аптекарь Станислав, а в источниках 1566 года - другой аптекарь Станислав из Бреста». Сегодня есть основания полагать, что в обоих случаях упоминается берестейский аптекарь Станислав Войшилович. При этом позднейшие толкователи, по всей видимости, взяли за дату появления аптеки в Пинске 1561 год, а не дату завершения работы королевского ревизора, старосты пинского и кобринского Лаврины Войны. Если уж на то пошло, то работу по составлению подробного описания Берестейского староства начал еще в 1554 году королевский ревизор Миколай Нарушевич.

Мнение автора однозначно: первые аптеки на современной территории Беларуси упоминаются в 1566 году и в Бресте, и в Пинске. В последующие годы берестейские аптекари не раз попадают на страницы официальных документов. Правда, не всем аптекарям везло, как первому, Станиславу, зятю князя и владельцу трех земельных участков в городе и за его пределами. В сентябре 1577 года аптекарь Симон Рушинский (в иных документах Душинский) жаловался в магистрат, что его побил Михал «римар» (то есть мастер по изготовлению конской сбруи). Тот же Симон ранее, в июле 1577 года, внес жалобу в городской суд о погроме аптеки. Хулиганствовали мещанка Катерина Блажковая и ее кухарка Раина. Аптекарь жаловался на то, что разъяренные женщины «окно з улицы до светлицы, кидаючы цекглами и каменьемъ, выбили... и там у него, яко у аптекара, на столе збанковъ два, один турецкий, а другой простый полеваный - з водкою рожанною, а шкляницу великою одну з водкою сердечную и другую банечку з тою жъ водкую сердечную, то все побили и оною водкую три либры паперу и книги его аптекарские ему потребные помочили и внивечъ се обернули».

Стоит заметить, что в XVI веке водка считалась лекарственным препаратом. Водкой ещё называли родниковую воду, настоянную с добавлением определённых трав. Использовали её для наружного и внутреннего применения. Водки различались по направлению лечебного действия: «водка желудочная», «водка лёгочная», «водка сердечная» и т.п. В жалобе берестейского аптекаря упоминается именно «сердечная», то есть средство от болей в сердце. Можно подумать и так, что пан Симон делал некое приворотное зелье, да что-то не сложилось, и женщины решили отомстить за проданное им снадобье. Но это едва ли.

Как бы то ни было, аптеки прочно «прописались» в Берестье. Сохранился привилей польского короля и великого князя литовского Стефана Батория от 8 ноября 1583 года: «...Уважаючы потребы всякие людские места Берестейского а з влаща хоробы которые часто на люди приходятъ, хотечы в том месте чоловека потребного задержати, дал слузе своему цырульнику места Берестейского Энъдриху Пэтерсину кгрунту нашего замъкового берестейского на збудованье коморы на вкланье речей апътэкгарских». Позже, в 1632 году, в документах упоминаются берестейские аптекари Станислав Бобровский и Вацлав Барщевский.

Профессия аптекаря была и прибыльной, и уважаемой. Не случайно Барщевский был избран горожанами бурмистром.

Лечат людей и пивом…

Пивоваренный промысел на землях славян известен издревле. Но когда пиво в Беларуси начали выпускать в «промышленных» объемах? Оказывается, Брест и в этом смысле «первопроходец». Сотрудники Брестского государственного технического университета, кандидат технических наук Сергей Басов и профессор, кандидат физико-математических наук Анатолий Гладыщук, обнаружили документы о первых в нашей стране пивоварнях (броварах), относящиеся к 1525 году. В это время в Берестейском замке в качестве пленных находились московские вельможи. В городе случился большой пожар, и королевский ревизор описывал недостаток продуктов, положенных узникам: «А живности имъ передъ тымъ давали: на тыждень по два бараны, а по два боханы хлеба, а по 10 головяжень соли, а по бочце пива...»

В последующие годы пивоварение в Берестье не прекращалось. Уже процитированный ранее «Реестр замка Берестейского» 1566 года фиксирует: «Там же над Мухавцом броваровъ зрубленых 4... Солодувни две над Бугом подле перекопу, в них озницъ мурованых 3 со всими потребами, в одной солодувнии печъ кафловая и коминъ». Броварами управлял специальный замковый служащий, чья работа неплохо по тем временам оплачивалась. За год ему полагались 6 коп (60) грошей, 6 бочек жита, 6 локтей сукна и бараний тулуп. Сукно и тулуп могли быть заменены денежным эквивалентом. Кроме того, «солодувник» держал и помощника, но его жалованье было в два раза меньше.

Имя замкового пивовара не дошло до наших дней. Но в 1566 году в перечислении владельцев земельных участков в городе упоминается: «Место за парканом. Улица Угринка... Люди шпитальные... Хац пивовар». Таким образом, первого известного нам берестейского пивовара звали Хац. И, что любопытно, он относился к тем горожанам, которые работали на шпиталь - прообраз современных больниц. Пиво и медицина - забавно, однако.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ХРОНИКА

1565 год

После смерти в конце мая Миколая Радзивилла Черного, основателя берестейской типографии, одну из его должностей - старосты берестейского - занял известный государственный деятель и меценат ВКЛ Евстафий Волович.

11 марта 1566 года

В ходе административной реформы в ВКЛ образовано Берестейское воеводство (прообраз современной Брестской области) в составе Берестейского (бывшие территории Берестейского и Каменецкого поветов) и Пинского поветов (бывшие территории Пинского, Кобринского, Туровского, Давид-Городеченского и Дубровенского княжеств). Первым воеводой стал Юрий Васильевич Тышкевич.

1566 год

Составление королевскими ревизорами Иваном и Дмитрием Федоровичами Сапегами «Реестра замка Берестейского» и описания «Староства Берестейского». Первые свидетельства о работе аптеки в Берестье - одной из первых в Беларуси.

1 июля 1569 года

Заключение Люблинской унии, объединившей Королевство Польское и Великое княжество Литовское (в его составе и Берестейское воеводство) в единое конфедеративное государство Речь Посполитую.