24 октября 2018, среда, 4:49
Нам нужна ваша помощь
Рубрики

Пятачок на «Динамо»

7

Проходящий мимо меня чемпионат мира по футболу нет-нет да и заставит вспомнить что-то из футбольной жизни.

Вот, например, оставшийся в прошлом пятачок болельщиков на минском стадионе «Динамо». Сразу за ценральными воротами, с левой стороны под стендом с огромной турнирной таблицей чемпионата СССР, которая аккуратно обновлялась, в 60-е, 70-е годы регулярно собирались футбольные болельщики. Какого-то определенного дня или времени не было, происходило все стихийно, и собиралось от нескольких человек до нескольких десятков. Говорили о футболе, спорили, иногда на повышенных тонах, но не переходя границ. Там не надо было объяснять, кто такой Эдик (Малофеев), Миша (Мустыгин) или Юра (Погальников). «Рыжим» почему-то называли Виктора Коновалова, недолго поигравшего за «Динамо», а не медноволосого Леонарда Адамова. Там собирались знатоки и хранители устной истории динамовцев, всевозможных легенд и баек.

Там я услышал легенду о Хасе, Геннадии Хасине. Пожалуй, он был самым знаменитым персонажем болельщицких историй. Феноменальный форвард, обладавший пушечным ударом, бивший с двух ног, рвавший сетку футбольных ворот.

Своим ударом он мог убить человека, поэтому должен был надевать на правую ногу красную предупредительную повязку. А еще он был косой, смотрел в одну сторону, а бил в другую, поэтому вратари ничего не могли сделать после его ударов. Его боялся сам Яшин, неизменно пропускавший от него мячи и пустивший в мир присказку:«У него сто ударов по фонарям, а два — по фраерам».

Многие истории были выдуманными, как, например, байка про косоглазие. Но их сам Хасин, не опровергал, понимая, что болельщикам это интересно. Легенды про «смертельную» ногу жили и в других городах и странах. Так, например, говорили о венгерских футболистах Пушкаше и Кочише. В тридцатые годы то же рассказывали про ленинградца Михаила Бутусова.

Болельщицкий пятачок на «Динамо» был кладезем информации о любимой команде и ее футболистах. Жаль, что это явление исчезло.

Андрей Санников, «Фейсбук»