20 июля 2018, пятница, 0:28
Рубрики

Бизнесмен Кнырович: Неужели я, Александр Станиславович, сбежал бы куда-то?

10
Александр Кнырович
Фото: «Радыё Свабода»

Для любого иностранного инвестора ситуация в Беларуси абсолютно непредсказуема.

«БелГазета» подготовила выдержки из почти часового выступления бизнесмена в суде 28 июня:

«Мое дело началось 25 января 2017г. со слов сотрудников КГБ: «А к вам, Александр Станиславович, у нас нет вопросов, ваши менеджеры рассказали все, что они знают». Через четыре часа мне задали вопрос: «Скажите, вы в курсе, что в офисе «Сармата» есть печать «СТИ-Трейдинг»?». Сказал, что сам ее не видел, но понимал, что она в офисе, я не вижу никакого преступления, позвольте мне объяснить… На что мне сказали: «Нам этого достаточно». Этого было достаточно для моего ареста.

В тот же вечер СМИ всей страны вылили на меня ведро помоев. Каким-то образом законно заработанные в России средства, с которых в РФ и Беларуси заплачены налоги, вдруг стали преступными! Также в прессу был вкинут фантастически абсурдный тезис о том, что суммы незаконных вознаграждений должностным лицам закладывались в себестоимость продукции, а население Беларуси в последующем все это оплачивало. С моей точки зрения, это безумие, которое продолжается вот уже 17 месяцев.

…Я очень устал, но привык, день за днем в достаточно интеллигентной компании, нет убийц и наркоманов. По 431-й статье все было так, как рассказали мои коллеги, я не знал Жура и других, не знал названия их организаций. Я, безусловно, признаю свою вину в том, что, когда ко мне обратился Поповский, что нужны деньги на незаконное вознаграждение, я ему не отказал, предприятие действительно было в сложном положении, которое я связывал с непогашенными задолженностями. Я хотел один раз решить этот вопрос и больше к нему не возвращаться. В явке с повинной я написал все что знал.

В результате проведенной следствием работы, в том числе из приговоров всех без исключения взяткополучателей, достоверно установлено, что в результате этих действий никакого материального ущерба государству не нанесено. Никакого материального ущерба государству и претензий от государства к этим гражданам не было. Не было никакой схемы, которая позволял бы с помощью этих лиц завышать как-то услуги [ЖКХ] отдельно или в долях. В материалах дела два человека предоставляли информацию, один человек требовал деньги за то, чтобы он вовремя заплатил, просто требовал деньги, еще один - березовский - он тоже требовал деньги за то, чтобы его организация рассчиталась с компанией. С одной стороны, действия сотрудников «СарматТермо-Инжиниринг» преступны, а с другой - эти деньги [давались], чтобы лица выполняли свои должностные обязанности.

Из материалов дела видно, что в 2016г. инициатива передачи денег исходила не от сотрудников «СарматТермо-Инжиниринг», а от самих взяткополучателей. Именно эти люди настойчиво звонили сотрудникам компании и требовали, чтобы им заплатили. Вы это слышали [из прослушки] это было не один и не два раза, они звонили и звонили…

Я признаю свою вину в том, что однократно дал согласие Поповскому на передачу денег. Все, что делал я, в этом раскаиваюсь, но я не могу себя оговорить. Так было бы лучше, и срок был бы меньше…

По поводу создания в России компании «СТИ-Трейдинг». Никто никогда не обсуждал выгоду от продажи продукции через эту компанию, потому что получить какую-либо выгоду практически невозможно. Налоги на прибыль и дивиденды в России выше, чем в Беларуси, то есть с налоговой точки зрения предприятие наносит лично мне ущерб. Я официально получал в Беларуси дивиденды и их декларировал, после истории 2008г. у меня мысли не возникало, чтобы не заплатить налоги. У меня два высших образования, 20 лет опыта работы, зачем мне идти по этой статье второй раз? В рассматриваемом преступлении отсутствует сам мотив.

Признавать сам факт регистрации российской компании преступным умыслом? Тогда нужно признавать преступным умыслом регистрации таких компаний в России госпредприятиями Беларуси, например, «Атлантом», МАЗом и другими, которые имеют свои торговые дома или представительства на территории РФ.

Ни один человек не сообщил, что товара не было, даже проверяющие подтвердили - товар был. В нашем случае нет ни одного доказательства, что сделки были фиктивными.

До 5 сентября 2016г. я не осуществлял ни фактического, ни юридического руководства компанией. Из показаний Дашкевича, с которым я непосредственно контактировал, следует, что вопросы организации деятельности «СТИ-Трейдинг» и «Сармат Термо-Инжиниринг» я с ним никогда не обсуждал, он прямо заявил об этом в допросе.

Несмотря на обстоятельства, я как руководитель несу ответственность за то, что произошло за те четыре месяца, когда я занимал должность директора.

…В чем я виновен? Первое: дал согласие на регистрацию компании, второе - согласовал первого директора Грушко, но не номинального. Во всем остальном других обвинений по ст.243 просто нет.

…Я говорю про инвестиционный климат в Республике Беларусь, имея в виду наше дело. Любой иностранный инвестор, прежде чем войти в РБ, сначала почитает ст.243 «Умышленное внесение заведомо ложных данных», потом почитает 488-й указ о том, что накладная будет признана недействительной в случае отсутствия факта перемещения товара. Все понятно, а потом он увидит реальную законоприменительную практику, увидит, что эта практика совсем не такая и, конечно, представит будущие последствия. Сегодня российская компания по причине того, что она отправляла документы, по сути, признана лжепредпринимательской без вынесения решения, а ее накладные признаны недействительными. Для любого иностранного инвестора такая ситуация абсолютно непредсказуема. Он посмотрит и скажет: «Я не могу предсказать последствия своих действий, значит, я не могу иметь дело с этой страной».

Месси [форвард «Барселоны» и сборной Аргентины] через офшоры уклонился от налогов. Естественно, испанская полиция ему: так нельзя! Но его не потянули в тюрьму. Он заплатил штраф, налоги, получил полтора года условно и поехал на Чемпионат мира. Я это к чему. Одна судьба Кныровича - это частный случай. Да и мне жизнь дорога как память, но постоянное продолжение вызывает отток внешних инвестиций. У нас остаются только спекулянты, случайные люди. Я о сегодняшней практике. Неужели я против того, чтобы заплатить налоги?! Неужели я, Александр Станиславович, сбежал бы куда-то к едрене фене? Зачем нужно было хоронить предприятие? Почему не сказать: тут вы неправильно сделали, вот вам налоги, работайте, заплатите. Пришла информация, что санации не будет, будет ликвидация [«СарматТермо-Инжиниринг»]… Можно было поступить по-другому.

…Чего я хочу? Я всю жизнь работал, занимался общественной деятельностью, мне казалось, что это ценно для Беларуси. Я бы хотел вернуться, но если надо, чтобы я сидел 6 лет в тюрьме, значит, я буду сидеть».