18 июля 2018, среда, 19:32
Рубрики

Юрист борется за Старый замок в Гродно

2
Лукаш Мальчевский

Лукаш Мальчевский из Варшавы съездил в Беларусь по «безвизу» и очень ее полюбил.

Но то, что случилось с бывшей резиденцией короля Стефана Батория в Гродно, стало для него шоком. О чем он и рассказал полякам. «Белсат» побеседовал с ним о том, как все происходило.

– Когда ты впервые попал в Гродно?

– Вскоре после того, как начал действовать безвизовый въезд, я поехал в Беларусь с четырьмя знакомыми. Все мы интересуемся историей, архитектурой и урбанистикой. И во время пребывания мы поняли, что одних выходных на Гродно мало. Поэтому через несколько месяцев приехали снова.

Тогда от коллег в Минске, Николая Волкова и Дмитрия Савельева, я и узнал, что Старый замок частично разберут, а на его месте должен появиться объект, который создаст иллюзию замка XVI в. Хоть каким точно был тот замок, мы не знаем, так как сохранилось всего одно его изображение, да и то нечеткое.

– Ты принял проблему так близко к сердцу, что написал статью «Старый замок в Гродно – реставрация путем разрушения», который напечатал журнал «Знакомство с историко-культурными ценностями» ( «Spotkania z Zabytkami»). Статью ты выслал в Министерство культуры Польши и в парламентскую группу по делам Беларуси в польском Сейме.

– Понятно, что объект находится на территории другого государства и повлиять на ситуацию сложно. Но очень важно демонстрировать заинтересованность судьбой общего историко-культурного наследия и обозначать свое отношение к таким ситуациям.

Ценность Старого замка в том, что между Вильнюсом и Варшавой, да и на территории всей Беларуси нет другого здания, в котором происходили события, важные для истории как минимум трех государств. Я имею в виду три сейма Речи Посполитой. Память о них надо сохранить. Уже не говоря о том, что замок был королевской резиденцией.

Его ценность с точки зрения науки и искусства трудно переоценить. Это и формирование самосознания, и сохранение культурной традиции, и культивирование исторической памяти. А историческую память нужно cохранять полностью, а не избирательно. Ведь это фундамент общества, независимо от страны, в которой мы живем.

Нельзя согласиться, когда из нескольких веков истории берется одна эпоха, а все остальное разрушается только ради того, чтобы ее подчеркнуть, потому что кто-то так решил. Такая манипуляция – это обман, с которым нельзя согласиться. Я понимаю, что Старый замок выглядел непривлекательно, и его нужно восстановить. Но я считаю, нельзя принимать план разрушения аутентичных стен XVII в., цель которого – реализовать фантазию автора проекта и сделать исторический объект таким, каким он никогда не был.

– Похожие вещи происходили во время реставрации замка в Несвиже. И автор проекта был тот же, что и в Гродно, – Владимир Бачков. Ты следил за этим делом?

– О том, что происходило в Несвиже, я узнал, когда появилась информация, что вместо того, чтобы ремонтировать крыло, его разобрали, а потом начали отстраивать, чтобы оно выглядело похоже. Поскольку объект был в плохом состоянии, вместо исследований и скрупулезного ремонта проблему «решили» с помощью бульдозера. Уничтожили все оригинальные слои, следы перестроек, ремонтов и, возможно, многих не известных нам сведений о том, как на протяжении столетий изменялся фрагмент главной резиденции самого влиятельного рода Великого княжества Литовского.

Вместо этого сделали муляж. Как в театре ставят декорации, чтобы перенести зрителей в придуманный мир, созданный на сцене. Наверное, лица, принявшие такое решение, думают, что историко-культурные ценности – это сценография, а общество – зрители, которых можно убедить, будто деревья на сцене – настоящие, а не сделаны из бумаги и пластика.

Авторы проектов имеют свое видение, а если им что-то мешает или может стать причиной больших затрат, переделывают здания, несмотря на то, что те имеют по несколько сотен лет. Для меня это абсолютно враждебный способ восприятия историко-культурных объектов, чрезвычайно важным элементом которых должна быть их аутентичность. Если здание – это документ своего времени, то его аутентичность свидетельствует о подлинности этого документа.

– К сожалению, первый этап реставрации Старого замка уже не остановить. Что еще можно спасти?

– Самый важный объект на территории Старого замка – это здание, в котором располагается музей, то есть так называемый дворец Батория. Теперь он не выглядит привлекательно, поэтому принято решение вернуть ему предполагаемый бывший вид. Под штукатуркой в значительной степени могли сохраниться стены времен Батория. Согласно вступительным исследованиям, под штукатуркой находится сграффито (вид монументальной живописи, когда верхний слой штукатурки процарапывается до следующего слоя, по цвету контрастного первому – ред.).

Здание должны переделать во время следующего этапа, и поэтому нужно сделать все, чтобы сначала скрупулезно его исследовать. Лучше, если это сделает международный коллектив. И только после принять решение, как его реставрировать. А не начинать работы, как в случае с воротами, а после думать: а не разрушаем ли мы случайно кладку XVII в.?

– А в Польше тебе приходилось спасать исторические здания?

Лет десять назад я интересовался архитектурой 1930-х годов. Тогда учреждения, которые занимались реставрацией, не уделяли особого внимания зданиям в стиле модерн. Им наносили повреждения, часто неумышленные, так как люди, которые их ремонтировали, не отдавали себе отчета в их художественной ценности. Так, с фасада банка в Катовице исчезла скульптура в стиле арт-деко. Благодаря тому, что я обратился к журналистам, в этом и нескольких других случаях удалось вернуть исчезнувшие детали или заставить владельцев реконструировать их.

Также я писал заявления с просьбой взять под государственную охрану менее известные здания, возведенные в период между Первой и Второй мировыми войнами, и внести их в реестр историко-культурных ценностей. А однажды я обратился с подобным предложением в отношении следов замка в Желехуве, которые мой знакомый обнаружил с помощью спутниковой карты. Я написал главному реставратору, который отвечал за эту территорию, год назад провели археологические раскопки, которые подтвердили, что там действительно находилась резиденция XV в.

– В Беларуси с этим не так просто.

– От минчан, интересующихся темой Старого замка, я узнал, что обсуждается дата визита в Беларусь польских искусствоведов. Есть шанс, что встреча состоится в течение нескольких недель и с белорусской стороны в ней примут участие лица, принимающие решения относительно работ, проводимых в Гродно. Надеюсь, что предложение встречи с польскими учеными они восприняли позитивно, и в результате будет принято решение о совместных белорусско-польских исследованиях в Гродно.

Принесет ли эта встреча какой-то позитивный результат, пока говорить трудно, но это было бы очень хорошее начало и шанс для того, чтобы на основании взаимных аргументов выработать компромисс, который устроит всех.