21 сентября 2018, пятница, 15:52
На марше
Рубрики

«Граждане, не покупайте авто на российском учете»

20

История о том, как белорус лишился и денег, и машины.

Житель Витебска Евгений не считает, что он из тех, кто с легкостью пошел бы на авантюрную сделку, тем не менее в его истории слишком много нюансов, которые вызывали откровенные подозрения, пишет av.by. Увы, белорус обратил на них внимание и проанализировал лишь после того, как купленный им Mitsubishi ASX арестовали при снятии автомобиля с российского учета. Но обо всем по порядку.

Продав старенький Citroen Xsara Picasso, Евгений задумался о покупке нового транспортного средства. «Предыдущий Citroen часто ломался и просил достаточно много денег на ремонт. Как семейному человеку, мне нужен был автомобиль на каждый день. На местном авторынке в ценовом сегменте от $3 до 5 тысяч продавались машины в не самом хорошем состоянии. Поэтому я рассматривал предложения начиная с 7 тысяч долларов», — рассказывает мужчина, тем более сложив вырученные деньги, кредит и собственные сбережения, суммарно выходило около 10 тысяч долларов, которые он мог потратить на покупку авто более свежего года выпуска.

Просматривая объявления в интернете, первым на глаза Евгению попался Nissan Qashqai 2007 года выпуска, который подходил по всем параметрам, попадал в его бюджет и, что немаловажно, территориально находился в Витебске. «До этого я ездил в Полоцк и Оршу и понял, что зря трачу деньги и время. Звонишь по объявлению, говорят, что машина вся "в огне", а по приезде выясняется, что нужно переваривать пороги. Просто поражаешься, как машина такого года выпуска пребывает в таком состоянии!» — упоминает о своих мытарствах во время поиска авто белорус.

Когда он позвонил по первому объявлению, трубку поднял парень по имени Руслан, который пояснил, что Qashqai уже продан. Спустя полтора-два часа продавец перезвонил, рассказал, что занимается пригоном автомобилей из России, и неожиданно предложил съездить туда вместе на выходных. Естественно, ехать за границу с деньгами да в компании с незнакомым человеком Евгений не решился. Поскольку житель Витебска не поддавался на уговоры дотошного продавца, тот применил другой тактический ход: он предложил вариант, при котором сам съездит в Россию и заодно привезет ему любой понравившийся вариант, причем не обязательно Nissan.

Мужчина еще пытался кое-как упираться, мол, никаких денег и гарантий он давать не будет, но продавец был готов ехать и покупать авто за свой счет. Тогда Евгений сбросил несколько объявлений Mitsubishi ASX по вайберу. «Этот Руслан присылал мне фотографии машины уже из России, и, несмотря на то, что я отказывался, он все равно привез ее в Беларусь, а я пошел ее посмотреть. За ASX 2014 года выпуска с 1,6-литровым мотором и МКП он просил $9600. Я не совсем понимал, какая ему от этой продажи выгода, но в ответ Руслан лишь объяснял, что для него нормально заработать 300 долларов за выходные», — продолжает рассказ Евгений, который в тот день безоговорочно отказался от покупки Mitsubishi.

И хотя вроде бы он всеми силами не соглашался на покупку машины на российском учете, в какой-то момент сдался и попал таки на крючок. Спустя пару дней увидел объявление о продаже черного ASX, не выдержал и сам позвонил Руслану. Договорился на повторный осмотр: детально проверил двигатель и подвеску. С технической точки зрения автомобиль был исправен, никаких обременений тоже не имел (Евгений пробил вин-номер по базам ГИБДД). В чем же тогда подвох?

Вдобавок ко всему продавец давил психологически, намекая, что вскоре приедут люди и заберут ее дороже. В конечном счете Руслан приехал к Евгению домой, где тот отдал всю сумму денег за автомобиль с российскими номерами и документами. «Он показал мне договор купли-продажи, по которому этот автомобиль был куплен в Петербурге у россиянина, который, в свою очередь, продавал его по доверенности. Руслан меня успокаивал, мол, не беспокойся, у меня там, в России, есть проверенный человек (девушка Алеся), который поможет снять машину с учета. Все звучало красиво: вы приедете, попьете кофе, а мы пока все документы оформим», — вспоминает декабрьские события белорус, который сейчас удивляется, как мог так легко поверить в эту сказку.

Когда житель Витебска отдавал деньги Руслану, родственники пытались его образумить, но тот в ответ лишь отрезал: «Не мешайте, так делают все». Сам Евгений объясняет свой поступок не иначе, как наваждение. Доверившись новому знакомому, а по сути, на свой страх и риск, на утро он поехал в Смоленск снимать Mitsubishi с учета. По приезде на стоянке ГИБДД его действительно встретила девушка Алеся, о которой говорил Руслан.

Выдав ему договор купли-продажи, в котором продавцом числился россиянин и была указана сумма 240 тысяч российских рублей (чтобы не платить налог), она показала, куда обращаться с документами, и пропала.

Неладное началось на площадке по сверке номеров. Сотрудники ГИБДД заподозрили подделку документов и попросили Евгения написать объяснительную, где и когда был куплен автомобиль. Естественно, реального собственника в глаза никто не видел, а продавец (тот самый Руслан) находился в Витебске. «Мне сообщили, что автомобиль, скорее всего, числится в угоне, перевезли его на стоянку РУВД, где меня расспрашивали о подробностях сделки», — говорит мужчина.

Получив на руки отснятые ПТС, свидетельство о регистрации и отказ в регистрационных действиях, а также результаты экспресс-экспертизы по поводу поддельных документов, Евгений ни с чем вернулся обратно в Витебск. Первым делом он написал Руслану, который обещал помочь выкрутиться из сложившейся ситуации и даже вернуть деньги, когда они у него снова появятся.

На протяжении трех месяцев, пока гремели новогодние праздники, а продавец обещал все уладить, Евгений ничего не предпринимал. После он получил в Смоленске направление на экспертизу, которая установила, что идентификационный номер кузова был изменен, а первоначальные маркировки номеров позволили узнать, что автомобиль (2012 г.в.!) был похищен у жительницы Санкт-Петербурга в августе 2017 года.

«Получается, в августе его угнали, а спустя три месяца уже продавали. В рамках заведенного уголовного дела меня опрашивали как свидетеля, а не пострадавшего, — возмущен Евгений. — Был ли в курсе дел сам Руслан, я точно не знаю. Подозреваю, что продавец все-таки знал о криминальном прошлом машины. Он разузнал о моих намерениях и буквально навязывал покупку авто».

После того, как мужчина лишился и денег, и автомобиля, он писал обращения в Смоленское РУВД о признании его потерпевшим и привлечении Алеси к ответственности за подделку документов. «Зачем она вносила данные в ПТС, мне непонятно, когда отдается просто пластик СТС, в котором вписан уже новый собственник и имеется отметка о том, что автомобиль снят с учета в связи с убытием за пределы РФ?» — уже постфактум стал задумываться Евгений.

На сегодня у него имеется ответ из прокуратуры Смоленской области, где написано, что данный автомобиль проходит в качестве вещественного доказательства по уголовному делу и передан на ответственное хранение потерпевшей. «Меня возмутило то, что не был составлен протокол ареста автомобиля. А еще я сомневаюсь, что он 2012 года выпуска и принадлежит жительнице Петербурга, так как задние габариты идут уже в рестайлинговой версии ASX 2013 года. Плюс ко всему Mitsubishi отдали ей на хранение на основании первоначальной маркировки силового агрегата, хотя номер на щитке под капотом эксперт не установил, в салоне тоже ничего не смотрели», — рассуждает Евгений, который также с месяц назад написал жалобу в питерскую прокуратуру, изложив свои доводы, и до сих пор ждет ответа.

Мужчина не совсем согласен и с тем, что милиция не видит обмана, а сводит все в область гражданско-правовых отношений. Он подавал исковые заявления в суд о признании сделки купли-продажи недействительной. В определении тот ссылался на заключенную между Беларусью и Россией Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, а первое заседание должно было начаться не раньше, чем через полгода-год.

Свои перспективы по возврату автомобиля или хотя бы денег Евгений видит туманными. «В марте я написал заявление в милицию о мошенничестве со стороны Руслана, но там мне ответили, мол, сам виноват, отдал деньги ни за что, зачем ты к нам пришел. А я не понимаю: почему я должен судиться с преступниками? Получается, любой перекупщик может спокойно продавать украденные машины на территории Беларуси и объяснять это тем, что ему просто не повезло», — сокрушен Евгений, которому, видимо, никто не собирается возвращать уплаченные почти $10 тысяч.

***

В главном управлении уголовного розыска МВД РБ рекомендуют принимать все возможные меры по проверке транспортного средства, прежде чем расставаться с деньгами. Если бы Евгений пошел с договором купли-продажи в ГИБДД МВД РФ вместе с реальным владельцем машины, прошел бы сверку номеров, получил СТС российского образца и только потом отдал деньги, то и финал истории был бы совершенно другим. «Вопросы возврата автомобиля и признания его добросовестным приобретателем, если он таковым себя считает, следует решать в суде Российской Федерации, где ведется уголовное дело. А по возврату денег, переданных за автомобиль другому жителю Витебска, Евгений вправе обратиться в суд Первомайского района г. Витебска. И хочется напомнить, что отдавать деньги за автомобиль нужно собственнику, а не третьим лицам, которые обещают пригнать авто из-за границы и никакого отношения по документам к ним не имеют», — прокомментировал начальник отдела «Т» (организация раскрытия преступлений в сфере автобизнеса) ГУУР КМ МВД РБ полковник милиции Александр Самило.

В свою очередь адвокат, кандидат юридических наук Илья Улахович считает, что для Евгения есть как гражданско-правовой, так и уголовно-правовой пути решения проблемы. «В первом случае герою статьи необходимо заявить гражданский иск о признании сделки недействительной. В любом случае ответчиком будет титульный собственник, т.е. тот, на кого оформлен автомобиль. Перспективы выиграть гражданское дело хорошие, поскольку уже установлено, что документы подделаны, а это значит, что сделка заключалась под влиянием обмана. Однако следует помнить, что даже при удовлетворении исковых требований истец вряд ли получит желаемый результат, поскольку отсутствие достаточных денежных средств (имущества) у ответчика повлечет проблемы по взысканию. Этот процесс может растянуться на годы. Уголовно-правовой вариант более предпочтителен в данном случае, поскольку все эти схемы переоформления и количество действующих лиц вызывают соответствующие подозрения. Но квалифицировать действия указанных лиц могут и должны органы уголовного преследования. Удачное разрешение ситуации для героя статьи возможно в случае методичной и последовательной реализации своих прав, обжалования решений, которые, по его мнению, являются несправедливыми», — отметил юрист.