18 июля 2018, среда, 19:12
Рубрики

Что связывает автора «Денискиных рассказов» с Гомелем

1

С произведениями Виктора Драгунского многие из нас знакомы с детства.

Его «Денискины рассказы» были, пожалуй, самой популярной книгой у советских школьников. Но мало кто знает, что часть жизни Виктора Драгунского тесно связана с Гомелем, пишет tut.by.

Искра для Гали

Дедушка будущего писателя Лев Драгунский был в Гомеле человеком не последним — именно учитель русского языка Драгунский стоял у истоков зарождения в Гомеле социал-демократического движения.

120 лет назад, 1 мая 1898 года прошел смотр сил организованных гомельских рабочих — на Мельниковом лугу они провели первый первомайский митинг в Гомеле. Весной следующего года Драгунский стал одним из руководителей Гомельского рабочего союза борьбы. Союз действовал в полном соответствии со своим названием. И в результате пропагандируемых им стачек зарплата у бастовавших рабочих поднялась на 50 процентов, а рабочий день сократился до 13 часов.

Преподаватель русского языка хорошо владеет пером — именно Лев Драгунский написал воззвание «К гомельским рабочим» к 1 мая 1901 года. Так что литературный талант в семье Драгунских — видимо, наследство от революционного дедушки.

С 1901 года Лев Драгунский возит нелегальную газету «Искра» в Гомель. На конспиративном жаргоне наш город тогда назывался «Галя» — «Искру» для Гали«.

В то время как все подпольные комитеты раз за разом отправлялись в Гомельский тюремный замок, до 1903 года дедушке писателя удавалось удачно избегать острога. Впоследствии в некоторых советских изданиях «меньшевика» Драгунского даже стали обвинять в сотрудничестве с охранкой. Однако дело в том, что гомельская политическая полиция, действительно имевшая своего осведомителя в революционном подполье, оставляла на свободе не только его, но и еще несколько человек. Для маскировки — обычный полицейский прием. По нашему мнению, провокатором в Полесском комитете РСДРП был Мирон Черномазов, типографский рабочий, впоследствии — выпускающий редактор газеты «Правда».

Во время гомельского погрома 1903 года Лев Драгунский участвует в организации отряда знаменитой самообороны — именно в Гомеле евреи впервые в своей новейшей истории дали вооруженный отпор погромщикам. И в том же году Драгунского все же арестовали и судили. Затем последовало еще два ареста.

Жена революционера Циля Исааковна была тоже уважаемым в городе человеком — акушеркой. Вышла она, правда, с гомельского дна — в прямом смысле этого слова. На дне ручья Гомеюк расселилась в хибарах городская беднота, образовав знаменитый «Кагальный Ров». Это был гомельский вариант одесской «Молдаванки» — с беспросветной нищетой и криминалом. Его жителей звали «роерами», и в городе они имели славу отчаянных людей.

Однажды в Америке

Похороны отчима Виктора Драгунского, комбрига Ипполита Ивановича Войцеховича, ревкома Гомеля, были очень пышными
Фото: 1920 год, Гомель

Но в 1913 году, в год 300-летия династии Романовых, когда Гомель проездом в Киев посетил сам царь Николай II, Лев Драгунский круто поменял свою жизнь. Он развелся со своей Цилей. И женился на Хане-Бейле Ратнер, которая была моложе его на 16 лет. Девушка была представительницей также известной в Гомеле фамилии — студент А. Ратнер вместе с Драгунским был одним из основателей первого марксистского кружка. А еще Ратнерам принадлежала одна из частных гомельских гимназий.

В том же 1913 году Лев Драгунский с молодой женой эмигрировал в Америку. Дорога в Штаты гомельчанами была протоптана давно — не зря район за Кузнечной (ныне — Интернациональной) улицей носил название «Америка».

Почти одновременно с папой заключают браки и едут за океан и его дети — Исаак и Рита. При этом 16-летняя Рита выходит замуж за 17-летнего Юзефа Перцовского, «рокового» франта с прической на пробор и пристальным взглядом. По иронии судьбы, дочь социалиста стала женой сына не очень разборчивого в средствах гомельского бизнесмена-старьевщика: говоря современным языком — владельца одного из первых в Гомеле «секонд-хэндов». При этом сам Юзик не брезговал и просто криминалом. По словам дочери писателя, писательницы Ксении Драгунской, имя гомельского «Юзика» и сегодня является в их семье синонимом аферизма и авантюризма.

Здесь, в Нью-Йорке, в 1913 году и родился Виктор Драгунский, будущий советский детский писатель. Старший из Драгунских и в Америке с головой погружается в общественную деятельность, участвует в социалистическом движении и в открытии школ для детей мигрантов. И даже — в основании детского журнала «Киндерлэнд» («Страна детей»).

А в Бронксе, где живут Рита с Юзиком и маленьким Витей, их третируют огромные крысы. Будущего детского писателя из-за отсутствия нормальной пищи приходится кормить банановой кашей. Через полгода семья решает возвращаться назад — это дало основания советскому литератору Драгунскому иронизировать впоследствии: «Американский образ жизни произвел на меня такое отталкивающее впечатление, что уже через полгода я решил вернуться на родину». То есть — в Гомель.

Гомельский мальчик с настоящей саблей

В Гомеле, как гласит семейная легенда, начальник местной милиции Ипполит Войцехович влюбился в красавицу Риту Драгунскую. И вскоре у нее появился новый муж, а у Вити — отчим в кожаной тужурке. Впоследствии Виктор Драгунский даже хотел написать книгу «Мальчик с настоящей саблей» — о том, как он, сидя на седле впереди отчима, ездил с ним бороться с бандитами по Гомельской губернии.

Отчима Вити, Ипполита Войцеховича, в 1920 году застрелили бандиты. А в 1923 году в далекой Америке из-за нелепой случайности оборвалась жизнь его дедушки Льва Драгунского — при удалении зуба он получил заражение крови.

В 1921 году в Гомель приходит НЭП: расцветают не только проституция и коммерческие аферы, но и эстрадное и театральное искусство. Советский школьник Витя Драгунский каким то образом умудряется посещать кабаре «Эльдорадо», находившееся в Гомельском парке. Кабаре прославилось не только звездами одесской сцены, но и скандалом с ее кельнерами, вовлекавшими в торговлю своим телом безработных девушек.

В 1922 году в Гомель приезжает еврейский театр со спектаклем «Ди пусте кречме» («Заброшенная корчма»). Его режиссер Менахем-Мендл Рубин стал третьим мужем Риты Драгунской. С 1923 года Виктор Драгунский начинает ездить на гастроли с театром нового отчима. В 1925 году Рубин получает приглашение на работу в театр Еврейской музыкальной комедии, и Витя Драгунский переезжает в Москву. А в 1931 году отчим Рубин эмигрирует туда, где родился Драгунский — в Америку, оставив Рите еще одного сына.

Зато в этом же году токарь завода «Самоточка» Виктор Драгунский поступает в театрально-литературную студию ФОСП. Видимо, школа гомельских кабаре помогла ему выдержать конкурс в 300 заявлений на 12 мест. Так началась его театральная карьера.

В 1941 году Виктор пошел добровольцем в московское ополчение. Затем — был в театральных и цирковых фронтовых бригадах.

Его писательский талант расцвел в 1960-е годы, вместе с новой демократизацией советского строя. «Подлецов нельзя пускать в коммунизм» — писал Виктор Драгунский в 1960 году. И ряд исследователей считают «Денискины рассказы» зеркальным отражением хрущевской оттепели. А еще полагают, что Драгунский прекратил писать рассказы про Дениску в 1968 году, когда понял, что надежды на социалистическое возрождение не сбудутся.