21 октября 2018, воскресенье, 20:46
Нам нужна ваша помощь
Рубрики

Эрленд Лу: Если бы я писал сценарий фильма про Беларусь, это была бы сатира на власть

Эрленд Лу
Фото: Александр Обухович

Известный норвежский писатель рассказал о погружении иностранца в белорусскую культуру.

Знаменитый норвежский писатель и сценарист Эрленд Лу поделился с «Большим» мыслями по поводу литературы, а заодно рассказал, какой сценарий фильма про Беларусь он бы написал.

1

В Норвегии создана серьезная поддержка литераторов — как начинающих, так и сделавших себе имя. Например, как только книга вышла из издательства, книжные магазины и библиотеки должны ее приобрести в количестве не менее одной тысячи экземпляров. Это гарантированный для автора минимальный тираж. Кроме того, можно подать заявку на получение стипендии, которую предлагают разные организации. Норвегия — не худшее место на земле, где можно быть писателем.

2

Долгое время к норвежской и шведской литературе относились стереотипно. Мол, местные литераторы только и умеют, что писать о природе, зимней рыбалке во льдах, о том, как местное население тяжело переживает зиму, как не хватает кормов для животных, как сложно найти нормальную дорогу от одной фермы к другой. Я очень рад, что новое поколение норвежских писателей разрушило стереотипы: мы отошли от этих тем и гордимся, что наш голос услышали из-под ломающегося льда под судами норвежских рыбаков.

3

Когда я написал свой первый роман, мне из издательства пришел отказ, а сам ответ был анонимным, хотя я знаю, что роман читал мужчина в возрасте. Это был человек старых взглядов, которому не нравилось все новое. Я тут же присмотрел издательство, в котором работали более молодые ребята, постучал в дверь — и мне сразу же открыли. Я про то, что в Норвегии, если чувствуешь в себе писательский талант, можно издаваться без какой-либо борьбы и истерик. Система работает как конвейер: в издательском деле бюджетный профицит, издателям нужны новые книги, а писатели знают, что они без работы не останутся.

4

Краудфандинг популярен во многих странах, но среди норвежских писателей он не востребован. Молодые писатели скорее пойдут к издателю, чем будут просить деньги у читателей. У нас есть издательства, которые экспериментируют с форматами; некоторые издают очень маленькие книжки, и они как раз заинтересованы в молодых авторах.

5

Есть две официальные формы норвежского языка — нюношк и букмол. Нюношк появился в XIX веке, когда произошло национальное восстание: мы 400 лет были под шведами, но в итоге приобрели независимость, и культурная элита никоим образом не хотела дальше использовать прежний язык. Нюношк — это часть нашего пути к независимости, но сегодня его больше используют как радикальный протест. В письменном варианте нюношком пользуется порядка 10 % населения. В моем городе, как и в целом по стране, популярен букмол, на котором я пишу. Конечно, определенный языковой конфликт есть, но, как я понял, он не такой острый, как у вас между беларуским и русским.

6

В Норвегии нет никакого госзаказа: ни сценаристам, ни литераторам не указывают, о чем писать. Люди, поддерживающие искусство, никак не связаны с верхушкой власти: государство должно поддерживать искусство, а не управлять им. Если бы что-то подобное хоть раз произошло, был бы огромный скандал.

7

Не думаю, что популярный сейчас нон-фикшн (документальная проза) когда-нибудь вытеснит художественную литературу, ведь читателям всегда будут нужны новые идеи, другой мир, куда можно убежать. Но в то же время я с уважением отношусь к творчеству документалистов: нравится ваша Светлана Алексиевич, люблю рассуждения Билла Брайсона о языке и том, что нас окружает. Очень понравился взгляд Юваля Харари на историю человечества: он показывает развитие событий с точки зрения перспективы, которую часто не замечаешь. Например, он говорит, что одна из огромнейших ошибок человечества — сельское хозяйство. Если раньше люди были свободными, могли путешествовать, питались орехами и все у них было классно, то теперь мы приросли к клочку земли, который надо защищать и оберегать.

8

Если бы я писал сценарий фильма про Беларусь, жанрово это была бы сатира на власть, скорее всего. Главным героем, наверное, стал бы такой человек, как я, приехавший в страну со своими предубеждениями и стереотипами, которые с каждым новым днем разрушались бы — по мере того, как я погружался бы в вашу культуру. Правда, еще не знаю, какой была бы концовка: или у тебя все хорошо, или ты оказываешься за решеткой.