19 октября 2018, пятница, 10:56
Нам нужна ваша помощь
Рубрики

Как ГАИ «случайно» теряет доказательства вины водителя

18

Показательная история произошла в Гомеле.

Она так и осталась бы обычной историей из рубрики "ГАИ против водителя", если бы не несколько но - водительская принципиальность и странное исчезновение доказательств, которые легли в основу обвинения. В общем, читатель abw.by Иван на себе познал все прелести административного делопроизводства по-белорусски.

Иван: "Дело было в прошлом году. Я ехал в крайней правой полосе с кольца по улице Быховской в направлении улицы Гомельской. На съезде с Быховской, через 200 метров после второго пешеходного перехода, меня остановил сотрудник ГАИ лейтенант Лоходырь и предложил на месте оплатить штраф за непропуск пешехода. Я от такой наглости "потерялся" и попросил объяснить в чем дело. Сотрудник предъявил мне прибор "Бинар" и продемонстрировал видеозапись, на которой из-за кустов появляется мой автомобиль, а на заднем плане пешеход уже заканчивает переходить "зебру", находясь в крайней левой полосе движения, то есть на противоположном участке дороги относительно моего авто. Сотрудник объяснил, что запись свидетельствует о нарушении ПДД. Я возражал, объяснял, что в момент пересечения мною разметки пешеходного перехода данный пешеход уже прошел мою полосу и даже соседнюю, уже находился на участке встречного направления, а в момент, попавший на запись, пешеход заканчивал переход дороги."

Собственно говоря, вот это спорное место, каким оно было на момент остановки нашего собеседника инспектором.

Несогласие Ивана с правонарушением, которое сотрудник ГАИ трактовал как непредоставление преимущества в движении пешеходам, - это его принципиальная позиция, на которую он имеет полное право. Свою невиновность в соответствии с законодательством он доказывать не должен, потому что именно инспектор должен доказать виновность лица, совершившего правонарушение и привести доказательства этого.

Что может являться источником доказательств? Об этом сказано в ст.6.3 ПИКоАП РБ:

К источникам доказательств относятся объяснения лица, в отношении которого ведется административный процесс, потерпевшего, свидетеля, заключение эксперта, вещественное доказательство, протокол об административном правонарушении, протокол процессуального действия, документ и другой носитель информации, полученные в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными законодательными актами.

Как следует из протокола об административном правонарушении, единственным источником доказательства правонарушения стал прибор "Бинар", именно его и указал инспектор.

Запись с этого прибора является мерой обеспечения административного процесса, она должна сохраняться как минимум на протяжении всего периода ведения этого самого процесса и призвана обеспечить доказательственную базу.

Статья 6.11. Иные документы и другие носители информации

2. К другим носителям информации относятся материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи, носители компьютерной информации и иные носители информации, полученные, истребованные или предоставленные в порядке, установленном настоящим Кодексом.

3. Иные документы и другие носители информации приобщаются к делу об административном правонарушении и остаются при нем в течение всего срока хранения. В случаях, когда изъятые и приобщенные к делу иные документы и другие носители информации требуются для текущего учета, отчетности и иных правомерных целей, они могут быть возвращены законному владельцу или предоставлены во временное пользование, если это возможно без ущерба для административного процесса. При этом в деле остаются копии таких документов и носителей информации.

Иван: "Сразу за мной двигался другой водитель. В его авто был видеорегистратор, он остановился вместе со мной, увидев, что меня задерживает сотрудник ГАИ. Он пояснил, что может предоставить запись, что совершенно недавно его оштрафовали за такое же нарушение на этом же месте, а при разборе отказались рассматривать запись с регистратора. Этот водитель также стал возражать сотруднику и доказывать, что ПДД я не нарушал. Он предлагал посмотреть запись с регистратора. Лейтенант отказался общаться с ним, мол, остановили меня, а не его. Вместе с этим свидетелем мы решили искать правду у старшего по званию члена экипажа. Мы попросили, чтобы он посмотрел видеозапись и дал свою оценку, зафиксировано нарушение или нет. Майор также отказался смотреть запись и дал указание лейтенанту заполнять протокол. Позже он лишь зачитал пункт Правил, который я якобы нарушил. Я не поленился и сходил на данный участок дороги, сфотографировал форму пешеходного перехода и определил, что пешеход находился в 12 полосах разметки "зебра" от моей машины (около 12 метров - прим.ред.). Указал сотруднику на то, что переход имеет клиновидную форму и на записи виден не полностью, что на записи виден только участок с полосами встречного движения, а участок, по которому двигался я, полностью закрыт кустарником и деревьями, растущими вдоль дороги. Лейтенант оформил протокол, отказавшись вписать в него свидетеля, хотя я на этом настаивал. Но это не помешало мне обменяться с человеком контактными данными, так как что-то подсказывало, что история это далека от завершения.

Разбор проводил замкомандира БДПС Марченко В.В. Прочитав протокол, он спросил, понимаю ли я разницу между разметкой "разделение встречных потоков транспорта" и островком безопасности. В ответ я объяснил разницу. Майор удовлетворился моим ответом и спросил, готов ли я признать вину. Я сказал, что нет. Тогда он сказал, что назначает мне максимальный штраф 8 базовых, и начал заполнять постановление. Я попытался объяснить, что у меня есть свидетель, который готов дать свидетельские показания моей невиновности, вот его данные и контактный телефон. Я принес с собой доказательства и прошу их изучить, а также попросил посмотреть запись с прибора "Бинар", приобщенную к протоколу. Марченко В.В. был непреклонен и сказал, что в этом нет необходимости, а запись с прибора или регистратора не повлияет на его решение. Он дал мне подписать постановление, выдал копию и попросил удалиться."

Принципиальность стоила Ивану максимального наказания, предусмотренной ч.12 ст.18.14 КоАП, - 8 базовых величин.

Спросить бы, конечно, у инспектора, почему он применил к Ивану именно эту статью, вернее ее часть, предусматривающую повторность за непропуск пешехода, но мы такой возможности, к сожалению, не имеем. Но на тот момент инспектор ГАИ повторность из неких источников установил.

Часть 12 статьи 18.14. Действия, предусмотренные частями 4-6 настоящей статьи, совершенные повторно в течение одного года после наложения административного взыскания за такие же нарушения, влекут наложение штрафа в размере от двух до восьми базовых величин.

Забегая немного вперед, сообщим, что на данный факт спорной квалификации правонарушения обратила внимание и прокуратура, что дало ей основание внести протест на решение ГАИ о привлечении Ивана к ответственности.

Да, Иван в течение года нарушал ПДД, правда, нарушение это выражалось в ДТП, а не в непредоставлении преимущества в движении, чтобы трактовать такое нарушение как повторное, но у ГАИ на этот счет оказалось свое мнение, не совпадающее с мнением прокуратуры. Однако это меньшая из бед, которые произошли в этом "странном" деле.

Где запись?

После неоднократно поданных жалоб на постановления ГАИ суд несколько раз отменял решение правоохранителей и направлял дело на новое рассмотрение.

Иван: "Заново протокол рассматривал заместитель командира БДПС ГАИ Дубинин Е.П. Рассмотрение начал с вопроса, не желаю ли я заявить отвод. Он старался работать по протоколу и соблюдать ПИКоАП, это было заметно по сравнению с предыдущим рассмотрением дела. Внимательно были выслушаны мои объяснения. Он пояснил, что видеозаписи с пробора "Бинар", которую приобщили к протоколу как доказательство совершения мною правонарушения, у них нет, она утеряна. Виновных в этом тоже нет - так бывает. Он предложил мне ознакомиться с рапортами сотрудников экипажа, которые, по его мнению, проливают свет на факт остановки и составления протокола. В рапортах сотрудники поясняли, что такого-то числа меня остановили в таком-то месте и составили протокол по такой-то статье КоАП. То есть сотрудники просто пересказывают своими словами наличие факта остановки и факта составления протокола, без указания на то, был факт правонарушения или нет, видели они это или нет. После указания на особенность перекрестка - я предъявлял распечатку карты и рисовал схему движения, - Дубинин Е.П. вызвал старшего инспектора по организации дорожного движения. Тот внимательно выслушал, задал уточняющие вопросы, попросил копию схем и карту, потом сказал, что будут разбираться и принимать меры. В итоге мне предложили согласиться со штрафом 5 базовых и получить копию протокола по почте. В моей просьбе перенести рассмотрение для дополнительного изучения материалов дела и вызова свидетеля - водителя, ехавшего следом за мной в автомобиле, оборудованном видеорегистратором, было отказано. Кстати, вскоре после этого разметку на пешеходном переходе перерисовали, сделав его прямолинейным…

18 апреля 2018 года состоялся суд, на котором было вынесено решение об отмене постановления и направлении дела на повторное рассмотрение. И прокуратура, и суд сошлись во мнении, что в материалах дела не собрано достаточных доказательств моей вины. Я сам запрашивал копию постановления суда, а также копию протеста прокурора, так как понимал, что мне предстоит еще одно рассмотрение.

23 апреля 2018 года мне поступило 8 звонков из ГАИ с просьбой явиться для получения приглашения на рассмотрение протокола. 24 апреля сотрудник ГАИ даже дежурил возле моей работы, чтобы вручить мне повестку под роспись, но я находился в командировке в другом городе.

Так как быстро справился со служебными вопросами, то прямо из соседнего города поехал в ГАИ на "разбор полетов". Рассматривал протокол замначальника МО ГАИ майор Чикезов В.Н. В принципе он вник в суть дела, понял, где сотрудники были неправы и почему я веду себя так принципиально. Предложил компромисс: 1 базовая - и мы забываем обо всем этом. Меня такой вариант не устроил. Вызвать свидетеля он также отказался (такое чувство, что его боятся как огня), пояснив, что сегодня последний день по сроку давности, а если он назначит перенос рассмотрения, то в следующий раз будет вынужден прекратить производство по делу в связи с истечением срока давности. Я считаю, что отмена протокола - фактическое признание всех сотрудников ГАИ, причастных к делу, некомпетентными.

Что касается "случайно" исчезнувшей записи с прибора, то в очередной жалобе я подробно указал технические характеристики "Бинара". Там, в частности, говорится о том, что изменить или выборочно удалить файлы с карты, установленной в "Бинаре", невозможно.

То есть "случайно" удалить конкретную запись весьма проблематично, для этого необходим целый комплекс осмысленных манипуляций с прибором или картой памяти. Допускаю тот факт, что информацию с карты удалили, забыв, что на ней есть некие доказательства правонарушения, внесенные в протокол. Но это не мои проблемы. Нет доказательств - нет вины, в конце концов, презумпцию невиновности никто не отменял.

Статья 2.7 ПИКоАП РБ. Презумпция невиновности

Лицо не может быть привлечено к административной ответственности, пока в порядке, установленном настоящим Кодексом, не будет установлена его виновность в совершении правонарушения, предусмотренного Кодексом Республики Беларусь об административных правонарушениях.

Обязанность доказывать виновность лица, в отношении которого ведется административный процесс, возлагается на должностное лицо органа, ведущего административный процесс, за исключением случая, предусмотренного частью 5 настоящей статьи. Лицо, в отношении которого ведется административный процесс, не обязано доказывать свою невиновность.

Обстоятельства, излагаемые в протоколе об административном правонарушении, в постановлении о наложении административного взыскания, не могут основываться на предположениях.

Сомнения в обоснованности вывода о виновности лица, в отношении которого ведется административный процесс, толкуются в его пользу.

Именно поэтому в жалобе я просил провести прокурорскую проверку на предмет исчезновения указанных в протоколе доказательств (записи) и привлечь к ответственности виновных в этом сотрудников ГАИ, а также опросить свидетеля, которого так упорно не хотят видеть, а вернее - слышать, на протяжении всего разбирательства. Такое "упорство" мне, простому гражданину, не понятно в принципе. Из-за этого я сам вынужден делать работу инспекторов ГАИ - собирать доказательства, обивать пороги кабинетов, стоять в очередях. Несмотря на это, надеюсь, что надзорное ведомство, именуемое прокуратурой, обратит на это внимание и защитит мои права и законные интересы, чем в принципе оно и должно заниматься."