19 декабря 2018, среда, 1:25
Спасибо вам
Рубрики

Битва под Полонкой - одна из величайших побед белорусов

9

358 лет назад армия ВКЛ блестящей победой добилась коренного перелома в самой затяжной войне с Московией.

Битву под Полонкой 28 июня 1660 года можно сравнить, используя столь любимую россиянами метафору «коренной перелом», с Курской танковой битвой на восточном фронте Второй мировой войны. После Полонки московская орда, оккупировавшая к 1660 году большую часть Беларуси, уже не смогла восстановить силы и начала откатываться назад – в леса и болота Оки и Клязьмы. Белорусам удалось отстоять независимость в самой кровопролитной и затяжной войне с Московией, длившейся с 1654 по 1667 год. И поворотным моментом стала решительная победа армии ВКЛ на Брестчине ровно 358 лет назад.

Зимой 1658-1659 годов московский царь снова усилил давление на не покоренные еще просторы Беларуси. Над оккупационной армией был поставлен опытный воевода Иван Хованский. Захватив Гродно, воевода опустошил просторы Подляшья, а потом повернул на последний свободный уголок Беларуси – Брестское воеводство.

15 января 1659 года был взят штурмом замок самого Бреста, а город «до наименьшего здания разрушен, сожжен и в ничто преобразован». 20 марта 1660 года 30-тысячная московская рать подошла к Ляховичскому замку. Почти сразу же враги начали обстреливать и штурмовать крепость. Но тысячный гарнизон во главе с комендантом Станиславом Юдицким, имея сильную артиллерию, мужественно защищался и наносил большие потери противнику. Воевода Хованский любой ценой стремился захватить Ляховичи, как одну из последних цитаделей белорусского сопротивления.

Схема бітвы 1660 пад Палонкай

Все силы Польши были заняты войной с украинскими казаками и шведами. Поэтому в первые, наиболее трудные годы, войны 1654-1667гг. Беларусь практически в одиночестве пыталась противостоять многотысячным московско-казацко-татарским ордам и немецким наемникам. Но в мае 1660 года, после ряда побед над Карлом Густавом, между Варшавой и Стокгольмом был наконец подписан мирный трактат. И теперь Польша могла выделить часть сил для помощи окровавленных Великому княжеству. На Брестчину, где сражалась армия гетмана Павла Сапеги (около 8 тысяч воинов) был направлен украинский воевода Стефан Чарнецкий с 4-тысячной дивизией.

Объединенные белорусско-польские силы сразу же начали активные действия против захватчиков.

Сначала был выбит московский гарнизон из Слонима. Уничтожены отряды оккупантов под Зельвой, Голынкой и Деречином. Павел Сапега из-под Жировичей послал несколько отрядов в направлении Ляховичей. Он хотел оттянуть на себя хоть часть сил, осаждающих замок. Первая встреча с разъездом (разведотделом) противника закончилась поражением московитов. Уцелевшие остатки бежали в свой лагерь под Ляховичами. И тогда царский воевода выступил навстречу нашим войскам.

С вечера 27 июня дивизии Сапеги (около 6 тысяч) и Чарнецкого (4 тысячи) стали в боевые ряды. Центр заняло войско Чарнецкого. На крыльях позиции расположились «сапеговцы»: на правом - солдаты под командой Войниловича, на левом - во главе с князем Полубинским. Московский же воевода в центре своей армии поставил пехотинцев и всадников-рейтаров, на левом крыле - конницу князя Щербатого, а всадников правого крыла возглавил сам.

А в 8 часов утра следующего дня Хованский, имевший армию более 20 тысяч человек, начал битву. Первой пошла в атаку конница изменнической шляхты из восточных земель ВКЛ, которая еще раньше была вынуждена присягнуть на верность московскому царю. Во время переправы через болотистую речку она попала под сильный огонь рушниц, а затем была разбита контратакой воинов Чарнецкого. Сам предводитель изменнической шляхты попал в плен. На помощь московиты послали 6 тысяч пехотинцев. Но на переправе через ту же речку они были актакованы белорусскими и польскими гусарами. Всадники в воде и на берегу рубили ратников Хованского. Под огнем московской артиллерии пошло в наступление левое крыло армии ВКЛ. Увязая в болоте, ценой больших потерь гусары Полубинского прорвались на сушу. Выступили вперед также войска центра и правого крыла.

Хованский бросил на помощь ратникам остаток своих сил - лучшие боярские полки и немецких рейтаров. Оставив уже за спиной нелегкую переправу, наши войска имели только выбор: победить или умереть. Солдатам нужно было выдержать и переломить ход битвы. И они выстояли.

Плечом к плечу рубились белорусы и поляки. Московиты поначалу тоже нажимали с большим энтузиазмом. Им, уже привыкшим к победам, когда почти весь белорусский край лежал под ногами, не хотелось позориться поражением. Но наше упорство, наша решимость отомстить за оккупированную Родину были сильнее.

Вот уже московский воевода ранен саблей в голову. Вот уже редеют вражеские ряды. Гаснет блеск в боярских глазах, появилась растерянность на их лицах. А тут хоругви Войниловича зашли сбоку и стремительно ударили во фланг, потом зашли с тыла. И наконец противник осаживает разгоряченных лошадей, поворачивает назад. А наши гусары и панцирные неудержимо рвутся вперед, и руки с саблями не испытывают усталости.

Солдаты Войниловича при атаке наткнулись на московскую пехоту с артиллерией, что закрепилась в усадьбе. Участник битвы под Полонкой позже вспоминал этот момент: «Поздно было огонь давать, когда летел град пуль. Полегли убитыми много солдат, много получили ранения. Но еще с большим энтузиазмом пошли мы на них, так как увидели, что чуть ли не все погибнем, если спины покажем. И пошли прямо на их огонь, да так, что с ними смешались. Как зерно с сечкой, так как уже нельзя было иначе». Выбитых с таким трудом из фольварка московских пехотинцев высекла в чистом поле конница.

«Трудно было разъяренным солдатам связать руки и выбили они три тысячи один к одному», - словно оправдываясь, писал потом Павел Сапега.

Спесивые завоеватели спасались бегством, погибая под саблями «сапеговцев» и воинов Чарнецкого. Попал в плен Щербатый, погиб второй московский воевода - Змеев.

С двумя сабельная ранами головы сам Хованский панически побежал под Ляховичи. Он хотел прихватить остаток уцелевшего войска и под его покровом спастись. Следующей ночью он был уже в Минске. Оттуда дернул дальше на восток. Дыхание перевел только в Смоленске.

В брошенным беглецами лагере под Ляховичами победителям достались огромные трофеи. Особенно радовался Павел Сапега многочисленной артиллерии и запасам пороха. Было здесь также много муки и более семи тысяч награбленных у крестьян коров.

По свидетельству Щербатого, под Полонкой погибло 16 тысяч московитов. Это был полный разгром главной царской армии, которая тогда действовала в Беларуси, и коренной перелом в ходе войны. С Полонки началось изгнание захватчиков с нашей земли. В тылах противника с новой силой развернулась народная партизанская борьба. Вскоре войска Сапеги и Чарнецкого были уже под Борисовом. Этим же летом освобождение праздновали еще уцелевшие жители городов Кричева, Шклова, Мстиславля. Некоторые отряды белорусских всадников подошли к Смоленску.

Схема вайннай кампаніі 1660 года

На Поднепровье и Подвинье под оккупацией еще оставались некоторые города, такие как Полоцк и Витебск, но война уже клонилось к своему концу. Еще несколько лет продолжались походы и битвы. Были блестящие победы, случались и поражения. Но все это уже происходило на восточном и северо-восточном пограничье нашего государства, на Смоленщине и Брянщине.

И наконец в самом начале 1667 года в деревне Андрусово под Смоленском между Речью Посполитой и Московским государством было подписано перемирие.