25 сентября 2018, вторник, 17:01
Нам нужна ваша помощь
Рубрики

История могилевских Фермопил

Как 200 гусар Речи Посполитой сдерживали 30-тысячную армию Москвы.

При нашествии персов на Элладу в 480 г. до н. э., царь Леонид со своими 300 храбрыми спартанцами, несколько часов мужественно сдерживал при Фермопилах многотысячное войско неприятеля.

А 27 июня 1581 г. 200 гусар Речи Посполитой из роты Марцина Казановского, целых 7 часов успешно обороняли Могилёв от 30-тысячной армии московитов (русских). Обороняли не за каменными стенами, а в открытом поле!!! Когда же к этим крылатым «спартанцам» на помощь прибыл отряд лёгкой кавалерии, состоявший из трёхсот всадников, неприятель обратился в бегство, пишет postavyiokrestnosti.blogspot.com.

В 1581 году войска Короля Польского и Великого Князя Литовского Стефана Батория предприняли третий, упреждающий, поход против Великого Княжества Московского. Два предыдущих завершились полным успехом. Был освобождён Полоцк и захвачены Великие Луки. Целью третьего похода был Псков. Уже в конце августа армия Речи Посполитой стояла под стенами этого города.

Перед этим, в июне армия Ивана Грозного вторглась в историческую Литву. Её численность историки оценивают по-разному. Некоторые пишут о 40-45 000 «московитов и татар», но наиболее правдоподобной представляется цифра 30 000, которую называл Марковский, поручик гусарской роты Мартина Казановского, воевавший против московитов у стен Могилёва.

Армия захватчиков хотя и была многочисленной, но не являлась эффективной боевой единицей. Состояла она в основном из лёгкой московской, татарской и казацкой кавалерии. «Людишки никчемные, разбойные…» - так отзывался о иноземных вояках современник, ксёндз Ян Пётровский. Армия московитов годилась разве что для грабежей мирного населения, и, несмотря на наличие некоторого количества орудий, была не способна к долговременной осаде укреплённых городов и замков.

Хотя, попытки такие, видимо в расчёте на эффект внезапности, и предпринимались. И всё же в открытом поле, благодаря своей многочисленности, это воинство представляло значительную угрозу для Литвинов (белорусов) и поляков, так как те не располагали в местности, подвергшейся нападению, большими военными силами.

В письме Стравинского к Польскому королю, которое тот писал из Могилёва, есть список командиров московитской (русской) армии: это воеводы Михайло Петрович Кайтеров, Андрей Иванович Хворостенин, Роман Дмитриевич Бутурлин, князь Михайло Васильевич Ноздроватый, Иван Михайлович Волховский, Марцулей Щербатый, Иван Михайлович Батурлин, Фёдор Фустов, Михайло Глебов-Салтыков, Иван Барятинский, Кулянчук-Чермикой (татарин), Владимир Холович, Василий Ианов – донской казачий атаман, Ермак Тимофеевич – казачий атаман, и некий Измайлов.

В письме Стравинского называется и численный состав войск неприятеля: «... с которыми было люду татарского, то есть темниковских, кадомских, касимовских, воемаских, свияжских и чебоксарских, а так же московитян (русских) 45 000, стрельцов московских и конных с Дона всего 1000».

Это войско 25 июня 1581 года переправилось через Днепр, и 27 июня уже было в окрестностях Могилёва. В тот же день, с поджога предместий, начался штурм города. Далее снова предоставим слово Стравинскому, который писал королю: «они (московиты) до самого острога городского пытались пробиться, чтобы и его сжечь, чего мы, с помощью Божьей, стреляя из замка и из самого острога, а так же имея стрельцов в ближайших домах, огнём из ружей и вылазками успешно обороняли. На счастье Вашей Королевской милости, и с Божьей помощью, в этом предместье потерь в людях мы не имели, и в полон никого из наших они не захватили, а только двоих ранили и пожгли несколько сотен домов. Зато сами, как под стенами замка, так и острога, много людей потеряли».

Однако вряд ли жители Могилёва смогли бы долго и успешно противостоять вражеской армии, если бы им на помощь не пришли профессиональные военные – гусары (рота Мартина Казановского, насчитывавшая 200 всадников), а семью часами позже лёгкая кавалерия (рота Темрюка Шымковича, насчитывавшая 164 всадников) и рота Кшиштофа Радзивилла (150 всадников).

Подробности сражения кавалерии под стенами Могилёва дошли до наших дней благодаря шляхтичу Головчинскому, который из сожжённого Головчина, 30 июня 1581 года писал королю: «Вашей Королевской Милости, Могилёва и предместий Могилёвских несколько сот домов (московиты) попалили, и людей побили тех, которые не смогли втиснуться в замок и укрыться в городе. Однако ж с Божьей помощью, Вашей Королевской Милости солдаты роты ясновельможного пана Троцкого (Кшиштофа Радзивилла), пана Казановского и пана Темрюка, сей же час собрались и дали отпор неприятелю, и защитили замок и город, и битву с ними имели».

Письмо Головчинского дополнил ксёндз Ян Пётровский, который писал 11 июля 1581: «Сегодня оттуда приехал Марковский, поручик роты Казановского, который сообщил, что 27 июня к Могилёву подошли московиты и татары, общим числом около 30 000 человек. Людишки никчемные, разбойные, пришли, чтобы Могилёв добыть. А рота Казановского, без ротмистра, прибыла на помощь городу. В тот день они целых 7 часов с врагами бились, отогнав их от города и не давая подступить к нему снова. Потом на помощь гусарам пришла рота пана Темрюка.

Московиты, теряя многих людей, отступили к переправе через Днепр. Наши на этой переправе били их и на другую сторону прогнали, захватив при этом пленных, которых упомянутый мною пан Марковский Королю отправил. Рота Марковского имела потери в конях и раненными – московиты в них из луков и ружей стреляли. Убитых, по милости Божьей, ни одного. Хотя в роте Казановского также не пропал никто, однако ж, в роте Кшиштофа Радзивилла, в которой поручиком был Халибек, иных убили, а троих живыми поймали (пленили): Гульского, Жбиковского и Куроеда. И по битве той Могилёв уцелел…».

Отступившие от Могилёва московиты пошли на Оршу, разоряя и сжигая на пути деревни. В конце концов 30 тысячная армия-орда ушла из Литвы, но Иван Грозный не смирился с поражением. Поэтому вскоре… более чем 100 тысячное войско Речи Посполитой вступило в пределы Великого Княжества Московского, и двинулась на Псков. По врагу был нанесён упреждающий удар.