15 ноября 2018, четверг, 1:51
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Андрей Санников: Нет сомнений, что диктатура в Беларуси рухнет

22

Европейские комиссары ведут себя как «хромые утки».

Лидер гражданской кампании «Европейская Беларусь» Андрей Санников прокомментировал визит в Беларуси двух комиссаров Европейского Союза - комиссара ЕС по европейской политике соседства и переговорам о расширении Йоханнеса Хана и комиссара по цифровой экономике и обществу Марии Габриэль. Но разговор с Charter97.org начался с выступления политика в университете голландского города Гронингена, откуда Андрей Санников только что вернулся.

- Приглашение интересное. Оно пришло от студентов. Я был гостем на праздновании 30-летия исторического общества этого университета. Лекция состоялась в крупнейшей протестантской церкви города. Участвовали более 100 студентов. Ребята сами нашли меня. Я думаю, сыграло роль то, что они познакомились с моей книгой «Белорусская Американка или выборы при диктатуре». Библиотека этого университета приобрела книгу у издательства, как только она вышла. В этом году в университете Гронингена темой выпускных мероприятий была радиоактивность. Соответственно, говорили мы и о Чернобыльской трагедии, и о ядерном разоружении.

Организаторы разбили нашу встречу на три раздела: последствия Чернобыля и строящаяся в Беларуси АЭС в Островце. Второй раздел – ядерное разоружение и распад Советского Союза. Третий – диктатура в Беларуси и ситуация в регионе.

- А чем вы объясните интерес молодых европейцев к ситуации в регионе?

- Я не первый раз выступаю в Голландии и должен сказать, что студенческая аудитория там как раз отличается достаточно хорошими знаниями. Не знаю, чем это объяснить. Наверное, качеством и уровнем образования. Ребята действительно интересуются не только своей страной и соседними государствами, но и тем что происходит в Европе и мире, на границах Европейского союза.

- Может быть такой интерес связан, в том числе, с трагедией, которая случилась с рейсом MH17?

- Я не думаю, что это связано. Я бы сказал так: трагедия с MH-17 повлияла на отношение к России, оно стало более негативным у молодежи.

- Что главным образом вы рассказываете зарубежным аудиториям, которые интересуется нашей страной?

- Когда встречаюсь с молодежью, у меня один посыл. Честно говорю, что не вижу в сегодняшних руководителях Европы лидеров, которые могли бы сохранить и защитить европейские ценности. И поэтому на встречах с молодыми европейцами я говорю о том, что надежда на них.

Новое поколение намного лучше понимает современный мир, хотя бы потому, что владеет современными технологиями намного лучше, чем лидеры их стран. И скоро они будут решать, каким будет мир. Молодежь, которая сегодня заканчивает университеты, очень скоро начнет определять судьбу и своих стран, и Европы, и, возможно, и нашей страны. Поэтому всегда интересно с ними разговаривать, всегда интересно знать их мнение, и всегда радует, когда они откликаются.

Они, в общем-то, не подвергали сомнению то, что Беларусь очутилась во власти диктатора, задавали хорошие вопросы об отношениях с Россией. О том какую роль Россия сыграла в становлении этой диктаторы. Как Россия будет реагировать, когда диктатура в Беларуси рухнет. А в том, что она рухнет, сомнений не было.

- Что больше всего шокировало в рассказах про Беларусь?

- В общем-то, почти все. То, что тут такой полицейский произвол. То, что такие беззащитные люди. То, что идет постоянное вранье по государственным каналам, теле-, радио-, газетам и так далее. Много удивительного и действительно шокирующего, потому что они не представляют, как сегодня живут люди в современной Беларуси. Но в общем-то, знают об Островце, о том, что, несмотря на последствия Чернобыля, строится еще такое «чудо» в Беларуси.

- Вы сказали, что не видите в сегодняшних руководителях Европы лидеров. Как вы оцениваете последний визит в Беларусь двух еврокомиссаров?

- Это просто очередная демонстрация пренебрежения европейскими ценностями. Потому что не потребовать ничего из заявленных условий, в отношении Беларуси... Лукашенко после первого визита Йоханнеса Хана существенно продвинулся по пути репрессий: это блокировка Charter97.org, это поправки к закону о СМИ, которые устанавливают тоталитарный контроль не только над средствами массовой информации, а даже над их пользователями, это уголовное дело против независимых профсоюзов и преследование Геннадия Федынича и Игоря Комлика, это декрет «о тунеядцах», который вводит принудительный труд. Все это было ответом Лукашенко на заигрывания европейцев.

Я заметил, что в своем твиттере комиссар Хан восторженно комментирует каждую встречу с Лукашенко и прочими преступниками из официального Минска, но ни разу не выразил солидарность с политзаключенными и ни разу положительно не отозвался о встречах с оппозицией.

Комиссар Хан – это комиссар Фюле 2.0. Мы так и не дождались никаких серьезных оценок со стороны европейцев, анализа «достижений» предыдущего комиссара Фюле, который целенаправленно поддерживал в Беларуси GONGO, то есть провластные организации, которые работали на режим. Он тоже пытался сварганить какие-то схемы признания Лукашенко, но после провала в Украине поумерил свой пыл. Хан ведет себя примерно так же, проводит примерно такую же политику. Поэтому, кроме возмущения, такие визиты ничего не вызывают. Лукашенко цинично и прямо дал ему понять: «Мы ничего делать не будем, а вы дайте нам денег».

- К чему в итоге может привести такая европейская политика в отношении Беларуси?

- К уже не ползучей, а реальной оккупации Россией.

- Что делать в этой ситуации демократическим силам?

- Протестовать. Не спускать, не оставлять без внимания такие визиты. Обращаться к европейцам, обращаться к тем лидерам, которые могут повлиять как-то на ситуацию. Обращаться к европарламентариям, которые должны это отслеживать и задавать неудобные вопросы комиссарам. Сегодня представители Европейского Союза ведут себя в Беларуси как «хромые утки»: торопятся достичь мнимых результатов, прекрасно понимая, что их ждет очередной провал. Вот и получается, что не они сегодня защищают европейские ценности в Беларуси, а белорусы, которые борются с диктатурой в Европе.