22 июня 2018, пятница, 16:15
Рубрики

«Хартия’97» - единственный белорусский сайт, который блокируется в России

14

Читатели передают друг другу «секреты ниндзя» по обходу блокировок.

Об этом в интервью телеканалу «Белсат» сообщил координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко, комментируя блокировку Charter97.org в России.

- Независимый белорусский портал «Хартия’97», который все последние годы уверенно удерживает лидерство по охвату аудитории, как известно, с 24 января заблокирован в Беларуси. Но это не все. Душат наших коллег и российские цензоры. Согласно письму, присланному в редакцию «Хартии’97» читателем из Калининграда, интернет-ресурс заблокирован и в России. На основании требования Генеральной прокуратуры еще от 16 апреля этого года. Давайте поговорим обо всей этой ситуации с координатором гражданской кампании «Европейская Беларусь», а также членом Белорусской ассоциации журналистов Дмитрием Бондаренко в нашей студии.

Нашу короткую беседу хотели бы начать с одного из комментариев под публикацией на Charter97.org. Виктор пишет: «В РФ «Хартия» попала под раздачу случайно, в рамках борьбы с Телеграмом (россияне только нефть научились добывать хорошо за последнее столетие). С 16 апреля, даты начала охоты на Телеграм, и начались проблемы с доступом к «Хартии». В Москве хожу на сайт через анонимайзеры». Такого объяснения достаточно? Просто под раздачу? Или ситуация выглядит так, как говорили другие комментаторы, что все-таки допекла «Хартия-97» и Кремль также сильно, как и Лукашенко?

- Формально это совпало с большой борьбой с Телеграмом, но Роскомнадзор уже делал заявления, что они уже наладили связи и с Google, и с Amazon. Эти миллионы ip-адресов, которые они блокировали – разблокированы. Но почему-то «Хартию» это не касается. И хочу сказать, насколько я знаю, это уже не первая блокировка «Хартии» в России. Была мощная блокировка в марте 2017 года, как раз когда у нас протесты заканчивались, а планировалась большая всероссийская акция Алексея Навального. И с того времени уже были свои варианты блокировки и на графиках видно, что уже тогда началось падение посещаемости в России, и аудитория не выросла. С другой стороны, действительно, можно сказать, что это оценка труда журналистов «Хартии-97», потому что, насколько я знаю, Charter97.org единственный белорусский сайт, который не открывается в России как следует.

- В принципе, такой феномен получается. Почему белорусский портал? Почему такое внимание уделяется из России? Насколько серьезное влияние имеет «Хартия»? Можно ли сравнить с теми же ресурсами Навального и другими российскими независимыми СМИ?

- «Хартия» по содержанию – это региональный сайт и он популярен и в Украине, и в России, но только в условиях свободной конкуренции. Говорят, что журналисты должны соблюдать принципы и действовать по определенным стандартам, к примеру, давая в материалах две точки зрения, как минимум, но, когда блокируется сайт, то нет никакой точки зрения. И в этом смысле сегодня, например, в Беларуси можно было бы прочитать БелТА и «Хартию», и человек сам сделал бы выводы. Но диктаторы говорят: нет, надо чтобы остальные независимые ресурсы давали бы «две точки зрения», но без «Хартии».

- Интересно, как раз про это начинали частично разговаривать буквально вчера тут в студии с главным редактором «Хартии-97» Натальей Радиной. Собственно, придерживаться ли канонов или не придерживаться. Действительно, как придерживаться, если, по сути, идет война против свободы слова, против журналистов? Как вы оцениваете блокировку?

- Я видел этот сюжет. Могу отметить следующий положительный факт. Насколько знаю, после блокировки в Беларуси количество просмотров статей на «Хартии» сократилась до 30% от того, что было, а потом люди включились, стали передавать «секреты ниндзя» по обходу блокировок. И сегодня аудитория составляет примерно 50% от того, что было раньше.

И я считаю, что это хорошо, потому что это уникальная вещь. Просто надо белорусам, журналистам, гордиться своими брендами: «Хартией-97», «Белсатом», «Радые Рацыя», «Народной волей». Каждый в своем направлении делает свое дело. Надо, безусловно, придерживаться стандартов, но идти в ногу со временем, как говорят. Потому что самое опасное, когда читателя лишают выбора, какое медиа ему читать, а говорят читать «только это».

- Пробуют навязать, пробуют заблокировать. Но одновременно косвенно подталкивают к компьютерному самообразованию: пройти через все анонимайзеры, выйти на сайт. Не могу избавиться от вчерашней лексики, скажем так, и хотел напомнить в конце беседы это изречение: «Что нас не убивает – делает сильней». Насколько здесь справедливо это изречение?

- Надо бороться до последнего. Пока мы выходим в эфир, пока нас читают в интернете, пока мы можем на своих аккаунтах в социальных сетях что-то сказать – мы живы, и жива Беларусь, и жива свобода в Беларуси.

- Спасибо большое и за беседу и, собственно, за такое позитивное завершение, несмотря на все реалии. Как хорошо, что у нас есть возможность говорить, что все обязательно будет хорошо!