19 июня 2018, вторник, 13:09
Рубрики

Лявон Борщевский: Мы не ставим знак равенства между историей России и русской историей

3
Лявон Борщевский
Фото: Agencja Gazeta

«Историю России» на белорусском языке издадут в Минске осенью.

О содержании новой книги и о том, как государство должно поддерживать соплеменников на Смоленщине — в интервью svajksta.by с Лявоном Борщевским.

Лявон Борщевский (Лявон Баршчэўскі) — беларуский общественный и культурный деятель, политик, филолог и переводчик, составитель образовательных программ. В 1990-1995-м — депутат Верховного Совета Беларуси, соавтор концепций ряда законов, принятых в 1990-1992-м. Соавтор книги «Гісторыя Расіі» (История России), которая выйдет из печати осенью 2018-го.

- Осенью выйдет книга «История России», одним из авторов которой Вы являетесь. Почему в Беларуси взялись написать на такую тему?

- В Беларуси пишут историю России — например, в Беларуском государственном университете есть кафедра истории России и соседних стран. Они на русском языке издали несколько учебников, некоторые из них вполне основательные, например, «История России. ХХ век» на 757 страниц, под редакцией Меньковского и Яновского. Написано достаточно неплохо, но все равно чувствуется внутренняя самоцензура авторов — чтобы студентам что-нибудь лишнее не сказать.

Мы постарались абсолютно свободно, на основании тех материалов, которые существуют, написать свой текст, где нет ни самоцензуры, ни внешней цензуры.

- Кто авторы книги, из которых разделов книга состоит?

- Разделы идут по эпохам: средневековые земли будущей России, новое время, новейшая история и история постсоветской России. Таковы основные четыре блока, входящие в содержание.

Главным автором исторической части является Олег Трусов (Алег Трусаў). И это неслучайно, поскольку он участвовал в раскопках Новгорода и Пскова, имеет множество материалов и публикаций на эти темы. Он представитель петербургской исторической школы профессора Раппопорта, и ему принадлежит большая часть текста.

Тексты, которые касаются культуры Московского государства от 14-го по 17-й и частично 18-й век, принадлежат кандидату искусствоведения Алексею Ходыко (Аляксей Хадыка), который очень хороший специалист по изобразительному искусству и архитектуре.

Я писал те фрагменты, что касаются истории, которая происходила уже на моей памяти, — начиная с 1980-х годов и по сегодняшний день. Ведь я здесь участник исторических событий, многих лиц знал лично: Егора Гайдара, Бориса Немцова, Анну Политковскую, Сергея Ковалёва, некоторых диссидентов, таких как Павел Литвинов, Мустафа Джемилёв. Тут уж у меня есть не только то, что в книжках пишут, но и свои собственные рефлексии, размышления. И конечно, изучение документов, которых очень много опубликовано, но они не введены в обиход.

Скажем, «Фонд Горбачева» выдал большой том, где есть и то, как в конце 1980-х — начале 1990-х годов в Политбюро записками обсуждали Чернобыльскую проблематику и др. Также «Фонд Ельцина» опубликовал большой том документов о Ельцине и его правлении в Кремле.

Использовали мы и зарубежные публикации. Наша книга выгодно отличается тем, что мы пользовались не только российскими источниками, хотя их и большинство, но также работами английских, французских, немецких, польских историков, посвященными тем или иным частям истории России. Например, Джеффри Хоскинг, Джузеппе Боффо, Николя Верт и др. Не все эти работы переведены на русский язык на сегодняшний день.

Выгодно отличается наша книга и тем, что мы не ставим знак равенства между историей России и русской историей, как это обычно делается в российских учебниках. Когда пишут историю России, то пишут только об истории и культуре великороссов в этой стране.

Мы постарались это преодолеть, у нас есть большие разделы, посвященные субстратам, присутствовавшим в формировании великого русского этноса — особенно угро-финнам, балтам, тюркам и иранским народом, которые принимали участие в первоначальном этногенезе. Эти разделы мы писали вместе, но главный куратор в этой теме — Павел Терешкович (Павел Церашковіч), знаток этнической истории, известный этнолог, он следил, чтобы там было все выверено.

В настоящее время рукопись уже читает корректор, читают также рецензенты — доктора наук Валентин Голубев (Валянцін Голубеў) и Александр Кравцевич (Аляксандр Краўцэвіч). Ожидаем, что будут, возможно, еще поправки-замечания, но книга готова.

- Какой вам представляется завязанная на этничности политическая картина в России? Многие народы в глубине России, видимо, хотели бы приобрести собственную субъектность. Можно вспомнить, как марийцы год назад, в сентябре, отпраздновали 100 лет своего всемарийского съезда.

- Процесс создания современных наций в основном приходится на конец 19-го — начало 20-го века. В нашей книге подробный раздел посвящен этим процессам. Мы описываем экономические, культурные причины, показываем, как переживали становление по всей России, от Кавказа и до Сибири, — по всей территории тогдашней Российской империи, затрагиваем также финнов, эстонцев. Этому посвящен специальный, очень подробный раздел.

Отдельный раздел посвящен тому, как формировалась сама империя, каким образом местные элиты подчиняли московскому центру. Упоминаем и даже такие попытки, когда пытались оформить кубанский этнос — там же тоже провозгласили Кубанскую Народную Республику в начале 1918-го года. Кстати, в конце прошлого года опять провозгласили Кубанскую Народную Республику — имеют свой сайт, опубликовали свой манифест о независимости Кубанской Народной Республики.

Этой теме мы уделяем особое внимание. Пишем о той печальную истории, как татарам запретили пользоваться тем алфавитом, которым они хотели.

Пишем правду, не даем там оценок, так как оценки должны давать читатели. Но эти факты упоминаем. А сам процесс, как шло подавление элит, мы описываем уже с научных позиций. Об этом написано достаточно основательно.

- Какой, на ваше мнение, должна бы была быть политика нашего национального государства по отношению к Смоленской, Брянской землям, где и по сей день проживают старики, которые разговаривают фактически на нашей нынешнем белорусском языке?

- Это проблема известна — государство должно самым серьезным образом поддерживать такие зародыши и инициативы по сохранению этнического самосознания, идентичности своих людей, где бы они ни жили.

Не в агрессивном плане, как делает та же Россия с «русским миром», когда она пытается использовать как политическую карту. Это должно быть не политической картой, но государство должно поддерживать именно в культурологическом плане, помогать им иметь свои культурные центры, иметь возможность отмечать праздники и так далее.

Сегодняшний мир более открыт, он менее завязан на территорию, и анахронизмом была бы агрессивная политика. Но бесспорно, что государство — любое государство — должно вкладывать в это средства и заботиться об этом. Эта истина для меня бесспорна.

- Какого резонанса ожидаете от этой книги и какого долгосрочного эффекта?

- Самый лучший резонанс — это когда начнется дискуссия. В книге нет высосанных из пальца вещей, книга основана или на археологических данных, или на имеющихся документах. Конечно, всегда есть проблема, каким документам верить больше, каким — меньше. Особенно это касается старой истории. Поэтому нам бы хотелось, чтобы это вызвало дискуссию.

Мы считаем, что это объективная и, главное, не имперская история Росии. Мы написали ее с сочувствием ко всем народам, населяющим эту страну. В том числе к великорусскому народу, который не виноват в том, что он давно лишен возможности распоряжаться своей судьбой.