22 июня 2018, пятница, 8:41
Рубрики

Камертон эпохи

2
Сергей Лойко
Фото: Vladyslav Yatskiv/Radio-svoboda

С месяц назад встретились с ним на концерте Андрея Орлова в Доме Офицеров в Киеве.

Аркадий сидел где-то в середине зала. А я вел концерт. Случайно получилось. Ведущий не смог приехать. Андрей попросил в последний момент.

Когда Андрей читал одно из стихотворений, в котором был герой, настоящий герой по имени Аркаша, он попросил Аркадия встать. Тот поднялся, высокий, как каланча. И зал ему несколько минут апплодировал. Прямо посреди концерта.

Мы не были друзьями. Часто спорили. Даже ругались. Я считал и считаю, что журналистика не должна быть от первого лица, что это не про себя, а про других людей. Аркадий же страстно и ежедневно рассказывал людям про себя, про свое сердце, про то что он чувствует и переживает, и это доходило до сотен тысяч людей лучше, чем всякая профессиональная журналистика от третьего лица. Люди ловили в простых словах Аркадия то, что чувствовали сами, но не могли высказать так. Боялись или стеснялись или не знали, как сформулировать.

Аркадий был камертоном эпохи. Открытым нервом. Как Высоцкий. Теперь его нет.

После концерта обнялись, договорились попить пивка. Так и не сложилось.

Аркадий жил, как веселый, неунываюший романтик, а умер, как герой. Сегодня такое время. Герои получают пулю не только в грудь, а и в спину.

В 2006 году В. Путин 7 октября после убийства Анны Политковской сказал, что смерть журналистки нанесла российской власти ... больше вреда, чем ее публикации.

В этот раз даже не надо текст переписывать. Просто имя поменять...

Прощай, Аркадий и прости.

Светлая память.

Сергей Лойко, Фейсбук