15 декабря 2018, суббота, 22:35
Спасибо вам
Рубрики

Декрет о «тунеядцах» - повод для санкций против Лукашенко

60
Карикатура: belsat.eu

Декрет №1 нарушает Международную конвенцию о запрещении принудительного труда.

17 мая так называемая «палата представителей» одобрила скандальный декрет №1 о «тунеядцах». С 1 января 2019 года семьи, где есть безработные, будут платить за «коммуналку» значительно большие суммы. Но это – только одна из сторон нового декрета.

Чем на самом деле является декрет №1 и как с ним можно бороться? На вопросы Charter97.org отвечает лидер гражданской кампании «Европейская Беларусь», кандидат в президенты на выборах 2010 года Андрей Санников.

- Можно ли говорить о том, что декрет №1 вводит принудительный труд в Беларуси?

- Безусловно, об этом не просто можно – об этом нужно говорить. Потому что Беларусь является участником Конвенции Международной организации труда (МОТ) о запрете рабства и принудительного труда – а при этом принимает законы, которые будут принуждать граждан к трудоустройству не на ту работу, которая оплачивается достойно, а на низкооплачиваемую, по принуждению властей.

- Многие влиятельные институты занимаются сегодня борьбой с принудительным трудом. Попадает ли такое «трудоустройство», как предусмотрено декретом №1, под какую-либо из международную дефиниций рабства?

- Да, можно найти соответствующую дефиницию. Существуют четкие определения рабства современного типа, есть международные документы, которые запрещают такой «труд».

Здесь важную роль могут сыграть правозащитные и профсоюзные организации. Они как раз могут принять превентивные меры для того, чтобы, во-первых, международное сообщество знало, что происходит в Беларуси в связи с декретом №1. А во-вторых, чтобы принять на международном уровне действенные шаги по его отмене.

Изнутри, в Беларуси, хорошо видно, что декрет – это просто блажь правящего режима, который руководствуется не логикой, а пытается силовыми методами доказать свою «правоту». Был декрет №3, который логично было отменить из-за обоснованных протестов граждан. Но нет: самодуры у власти решили, что надо продолжать вводить принудительный труд и приняли декрет №1.

Также хочу обратить внимание на то, что по новому декрету людей могут без суда и следствия отправлять в ЛТП – по сути дела, в концлагерь, который должен быть запрещен.

Режим пытается применить все карательные меры, которые только возможны, чтобы «поправить» свое безнадежное экономическое положение.

- В декрете есть и такая формулировка: решение комиссии не может быть обжаловано в суде. Насколько вообще сочетается с духом и буквой современного права тот принцип, что решение какой-то инстанции нельзя нигде обжаловать?

- Уже говорилось о том, что комиссии по «тунеядцам» похожи на «тройки», которые существовали в сталинские времена. То есть, это какой-то орган, который будет выносить вердикты, касающиеся судеб человека, без суда и следствия, и состоять из приверженце режима.

Очевидно, что все это – очень опасно. Опасно потому, что будет составляться обширная база данных, через которую будет еще больше ужесточаться контроль, который перерастет в тотальный.

Поэтому с декретом №1 нужно бороться. Тотальному контролю надо противостоять – как протестными методами, так и юридическими, иначе Беларусь превратиться в полностью фашистское государство под руководством Лукашенко.

- Вы упомянули базы данных по «тунеядцам». Могут ли они быть использованы не по назначению? К каким последствиям это может привести? Существует очень большая опасность, что эти базы будут использованы для шантажа, для оказания давления, для выявления личной информации.

- Хочу обратить внимание, что в «тунеядских» декретах не содержится пунктов, которые предусматривают защиту этой личной информации. Пожалуйста: создавай базу, собирай компромат и шантажируй людей.

В стране происходят просто удивительные вещи. Взять хотя бы то, что под действие декрета попадают проживающие в Беларуси иностранцы. Это какое-то вопиющие попирание законотворческих норм, на которое должна быть международная реакция.

База данных будет использоваться не по назначению еще и потому, что сам декрет незаконен, комиссии, собирающие информацию, незаконны. Здесь вообще нельзя говорить о какой-то законной деятельности в области личных данных.

- В отличие от декрета №3, теперь от работающих за границей белорусов будут требовать подробные данные про место работы и размер зарплаты. Зачем властям понадобилась еще и эта информация?

- Это опять же делается для того, чтобы оказывать давление на родственников, на оставшиеся в Беларуси семьи, шантажировать людей.

Я не исключаю того, что в связи с высылкой из-за дела Скрипаля российских дипломатов, которых многие считают шпионами, создается удобный формат для вербовки граждан, которые по неосмотрительности могут предоставить информацию о месте работы, зарплате, родственниках и недвижимости за рубежом.

Вполне логично предположить, что такими данными для шантажа и вербовки будет пользоваться и российская ФСБ, которая сейчас вынужденно теряет своих агентов за границей.

- Получается, ФСБ будет заменять российскую резидентуру завербованными с помощью декрета №1 белорусами?

- Да, базы данных могут использоваться для вербовки белорусов, которых могут заставлять работать на российскую ФСБ.

- Действие декрета №3 удалось приостановить после массовых протестов. А что можно противопоставить его «усовершенствованной модификации» - декрету №1?

- Действительно, декрет №3 остановили народные протесты. И это по-прежнему самый действенный метод.

Замечу, что в этот раз власти пытаются все вводить исподволь и постепенно – чтобы не было резкой реакции. Но на самом деле вводятся более жесткие и более опасные для граждан Беларуси меры, чем по декрету №3.

Кроме протестных действий должны быть обращения в международные инстанции. Потому что декрет нарушает и уже упомянутую Конвенцию МОТ, и международные пакты о политических, гражданских, экономических правах.

Правозащитники, независимые профсоюзы, простые граждане – все должны обращаться сейчас с жалобами на незаконный декрет. Ну и конечно, просить своих зарубежных партнеров поднимать вопрос на международном уровне.

Нарушение Конвенции о принудительном труде – достаточно серьезный факт, признание которого может повлечь за собой санкции против режима Лукашенко. Но этот вопрос должны ставить сами участники этой Конвенции, за исключением Беларуси, естественно. То есть, руководящие органы МОТ, наши международные партнеры.

А в этом плане независимые профсоюзы имеют большие рычаги влияния. Тем более, они сами сейчас находятся под прессом уголовных дел. Вот у них и появилась возможность, защищая себя, защитить и граждан Беларуси.