22 сентября 2018, суббота, 22:43
Нам нужна ваша помощь
Рубрики

ИНТЕРВЬЮ. Вячеслав Сивчик: В центре Минска будет стоять конный памятник Калиновскому

10
Вячеслав Сивчик

Штурм нашей Бастилии еще впереди.

Один из лидеров Белорусского Национального Конгресса, легенда белорусского Сопротивления Вячеслав Сивчик дал интервью сайту Charter97.org в рамках проекта «Железные люди Беларуси».

- Вячеслав, вы уже почти 30 лет являетесь активным участником национального движения Беларуси. Помните, как все начиналось?

- Я пришел в политику, когда началась новая волна белорусского Возрождения. Через месяц исполнится 30 лет статье Зенона Позняка и Евгения Шмыгалева «Курапаты - дарога сьмерці». Благодаря той публикации Беларусь впервые узнала о массовых расстрелах в урочище под Минском. И вот в митинге 1988 года, организованном молодежной организацией «Талака» в защиту авторов статьи и газеты «Літаратура і мастацтва», которая ее напечатала, я уже участвовал. Активистом Белорусского Народного Фронта я стал сразу после его основания в 1989 году.

Уже в 1990 году на выборах в 12-ый Верховный Совет БССР помогал многим кандидатам от БНФ стать депутатами. Еще при коммунистах я стал руководителем дружины Белорусского Народной Фронта «Адраджэньне». Хочу отметить, что это произошло во время знакового события - 7 ноября 1990 года в Минске прошла массовая антикоммунистическая демонстрация. Можно сказать, что в тот день произошел мой дебют в качестве руководителя дружины БНФ. После митинга арестовали члена Сойма БНФ, светлой ему памяти, Валерия Седова. В СИЗО он провел 70 дней, почти половину из которых – 32 дня – голодал.

Знаете, если честно, то я никогда не думал, что буду такой продолжительный период заниматься общественной деятельностью. Как говорил в 1990-ых годах известный общественный и политический деятель Виктор Ивашкевич, который непосредственно организовывал массовые акции БНФ еще во времена Советского Союза и в первые года независимости Беларуси: «Штурм Бастилии проведем, и тогда те, кто хочет, может заниматься своими делами». К великому сожалению, «штурм Бастилии» затянулся. Но этот штурм обязательно будет.

25 августа 1991 года. Момент провозглашения независимости Беларуси

- Мало кто знает, что вы же закончил геофак и даже успели поработать в Национальной академии наук.

- Я окончил Белорусский государственный университет в далеком 1984 году и благодаря геофаку имею две специальности. Часть моей жизни прошла в Абхазии: когда я был маленький, туда поехали мои родственники и забрали меня. В родной Минск я вернулся в восемь лет. После окончания учебы в БГУ, снова вернулся в Закавказье и несколько лет занимался защитой берега от размыва. Такая экзотическая для Беларуси специальность, которая очень нужна в мире, потому что уровень мирового океана повышается.

В 1988 году я вернулся жить и работать в Беларусь. Тогда как раз создавался Белорусский Народный Фронт. Работал в ПО «Беларусьгеология», где и занимался мониторингом последствий Чернобыльской катастрофы. Параллельно работал и в Академии наук.

Кстати, одной из первых акций, организованных БНФ, в которой я персонально принимал участие, был «Чернобыльский трибунал», где я как раз представлял государственную структуру, в которой работал, именно потому что был специалистом. Могу сказать, что, кроме Чернобыля, занимался и другими экологическими проблемами, которые есть в нашей стране.

В СССР люди, в принципе, не знали, что такое экология. К счастью, сейчас совсем другое время. Другое дело, что все экологические проблемы в нашей стране за счет диктатуры только увеличиваются. Люди просто вынуждены выживать. К последствиям Чернобыльской катастрофы сегодня прибавляется пришедший в нашу страну китайский капитал со своими вредными технологиям. Отсюда проблемы в Светлогорске и Бресте, про которые «Хартия-97» пишет.

Я очень надеюсь, что перемены, которые неизбежны для Беларуси, приведут к тому, что вопрос экологии у нас будет решаться на европейском уровне. Потому что это в первую очередь здоровье и безопасность граждан нашей страны.

- В 1991 года рухнул Советский Союз. Что молодой ученый Вячеслав Сивчик делал в эти дни?

- Если говорить про события августа 1991 года, то здесь можно собой гордиться. Как я уже упоминал, в то время я был руководителем дружины БНФ. Помогал Виктору Ивашкевичу в организации масштабных акций протеста 19-21 августа 1991 года против ГКЧП (Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР — прим. Charter97.org) и перед Верховным Советом 12-ого созыва, когда принимались судьбоносные для белорусского народа решения о нашей независимости.

Когда образовался ГКЧП, у нас было очень много работы. Я не спал тогда шесть суток. Шла борьба с КПСС. Заснул уже после запрещения этой преступной организации в практически независимой Беларуси.

В те дни меня сильно впечатлило, что акции проходили без остановки с того момента, как началась сессия Верховного Совета. Ночью на Площади также стояли люди.

На самом деле было множество ярких моментов. Помню, меня поразило, что люди распространяли написанные от руки листовки. Такой был подъем! Эта акция была массовой даже ночью. До того, как была провозглашена независимость Беларуси, протест очень активно поддерживался именно людьми.

Я вот сейчас вспоминаю и осознаю, что это ярчайший момент не только моей биографии, но и новейшей Беларуси.

Хочу еще сказать про Виктора Ивашкевича. Фигура этого белорусского политика до сих пор не получила должной оценки, а ведь его роль в тех исторически весомых уличных событиях - огромная.

Виктор Ивашкевич
Фото: nn.by

- Потом пришел Лукашенко и вы вместе с Юрием Ходыко стали первым белорусским политзаключенным постсоветского периода...

- Я им стал из-за той должности во Фронте, которую тогда занимал. В 1995 году, после поражения партии БНФ на выборах в Верховный Совет 13-го созыва, я был ответственным секретарем Управы БНФ. Можно сказать, что ее руководителем. Я пришел как раз на место Виктора Ивашкевича и практически продолжил то, что он делал.

Я был заявителем и непосредственным организатором Дня Воли в 1996 году. 2 апреля того же года в Москве был подписан договор о создании «союза» Беларуси и Российской Федерации. В этот день в Минске прошла массовая акция протеста.

Пиком же Минской весны-1996 был 70-тысячный «Чернобыльский шлях», который сопровождался жесткими стычками с милицией. После него я был арестован, потому что было возбуждено уголовное дело по статье «Организация действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо участие в них» против всего руководства БНФ. Обвинение против меня формулировали просто: «Сивчик В.В., будучи ответственным секретарем Управы БНФ, организовал уличные акции 24 марта и 26 апреля 1996 года...»

Март 1996 года

В СИЗО вместе с тогдашним заместителем председателя БНФ, профессором Юрием Ходыко мы держали бессрочную голодовку, чтобы спасти от арестов других членов партии. Голодовка продлилась 21 день. Власти были вынуждены нас освободить под давлением международного сообщества и протестов на улицах Минска.

Могу сказать, что это была реальная победа: наша голодовка сдержала власти от массовых репрессий. Ведь чем печально знаменит «Чернобыльский шлях» 1996 года? Тогда независимая Беларусь впервые столкнулась с массовыми арестами людей.

Я никогда не забуду один момент. Когда меня вывозили в милицейской машине на предъявление обвинения по уголовному делу с Окрестина, то я видел у стен изолятора большую очередь родственников арестованных. Представляете, несколько сотен человек стояло, потому что на Окрестина после «Чернобыльского шляха» сидело более 200 человек с акции.

Хочу подчеркнуть, что освобождены мы были не только под давлением белорусской общественности, но и международной. Благодаря тому, что в России в тот момент проходили президентские выборы, один из кандидатов, лидер российского «Яблока» Григорий Явлинский, который лично знал профессора Ходыко, поставил условие Борису Ельцину насчет встречи, что она произойдет только тогда, если в Минске будут освобождены политзаключенные. А такая встреча тогдашнему президенту РФ была просто необходима в условиях президентских выборов. В общем, меня также незаконно освободили, как и посадили.

- А сколько времени вы тогда провели за решеткой?

- Три недели, из которых последние трое суток был в реанимации. Это было связано с тем, что голодовка далась мне очень тяжело, ведь меня очень брутально задержали после «Чернобыльского шляха». В итоге, кстати, дело было окончательно закрыто лишь через год.

- Одна из самых ярких организованных вами акций - перекрытие минского проспекта имени Франциска Скорины в 1998 и 1999 годах. Расскажите, как это происходило.

- Когда-то «Радыё Свабода» попросило меня назвать 10 наиболее ярких уличных акций, которые я провел в Минске. Как раз то, что мы дважды перекрывали проспект Скорины в знак протеста против попыток Лукашенко и Ельцина создать «союзное государство» в 1998 и 1999 годах, возглавило этот своеобразный топ. Это были очень яркие и важные уличные акции!

Происходящее тогда в Кремле показывали, естественно, по мировым телеканалам. И в том же самый момент транслировали, что белорусы в знак протеста перекрыли главную артерию Минска. На самом деле, обе акции были показателем воли белорусской нации к независимости, демократии и того, что белорусы не намерены сдаваться.

Чернобыльский шлях, Минск, 1997 год

- После событий 19 декабря 2010 года вы вынуждены были эмигрировать. Вернулись в Беларусь уже в 2015 году. Чем вы занимаетесь сейчас?

- Уехать из Беларуси мне пришлось в феврале 2011 года. После Площади я продержался в Минске несколько месяцев в сложных условиях подполья. Когда уезжал, был глубоко убежден, что через пару месяцев вернусь, а получилось, что отсутствовал 4,5 года. Вернувшись в Беларусь, увидел, что режим стал более жестким. И к большому сожалению, вынужден отметить факт, что в обществе стало больше страха.

Сейчас в Беларуси я стараюсь продолжать свою оппозиционную деятельность. Участвую не только в уличных акциях, которые проводит Белорусский Национальный Конгресс, но и ряде других мероприятий. В том числе, в акциях памяти белорусских исторических деятелей.

С лидерами БНК Владимиром Некляевым и Николаем Статкевичем

Например, недавно мы с коллегами ездили в Литву на место победной битвы Зигмунта Сераковского. Как-раз 155 лет назад, 21 апреля, Сераковский победил отдел царских карательных войск. Я убежден, что мы должны помнить про восстание, которое объединило народы Междуморья в борьбе с российским империализмом.

- Поэтому вы активно участвуете не только в белорусских акциях протеста, но и в украинских?

- Во время «Оранжевой революции» в Украине в 2004 году я руководил белорусской группой. Практически все время находился на Крещатике в Киеве, начиная со второго тура президентских выборов, когда пытались сделать Януковича президентом Украины, до момента, как был свернут палаточный лагерь.

Что касается украинской Революции достоинства, то я выступал на Майдане, как и многие белорусские политики, но все время не присутствовал. Причем я выступал не только в Киеве, но и на Майдане во Львове в ноябре 2013 года. Мое выступление было первым от нашей страны.

С самого начала Революции достоинства в Киеве действовала группа Движения солидарности «Разам», председателем которого я в то время был. Хочу отметить, что очень много белорусов участвовало как в «Оранжевой революции», так и в последнем Майдане. Меня действительно очень впечатлило, как массово белорусы ехали поддержать украинскую нацию. Если говорить про «Оранжевую революцию», то мы немного организовывали этот процесс, а во время Революции достоинства были абсолютные добровольцы.

Поразило меня и то, что очень много было людей из белорусских регионов. Я это связываю с тем, что в наших регионах номенклатура до такой степени уже придушила народ, что люди демократических взглядов, думающие про будущее, увидев, что в соседнем государстве борются за свободу, решили массово поддержать именно европейский выбор братского нам украинского народа.

Практически не было ни одной сотни самообороны Майдана, где не было бы белорусов. Подчеркиваю, это были люди, которые самостоятельно приехали в Киев отстаивать те идеи, которые им очень близки. А идеи простые: каждый народ имеет право на свое государство, а так как мы европейские страны - то и на европейский выбор.

Знаете, до такой степени нам задурили голову сказками про «пассивный белорусский народ», про то, что наши люди ничего не хотят, что, когда видишь простых людей, работающих на белорусских заводах или перебивающихся случайными заработками в той же России, которые специально приезжают, чтобы поддержать идеи свободы в соседней стране, то это впечатляет и дает надежду. Это показатель, что и в Беларуси произойдут перемены.

- Как вы оцениваете нынешнее состояние белорусской оппозиции?

- Знаете, все должно меняться. Со временем приходят новые поколения. В Беларуси же Лукашенко при власти уже 24 года. В этом году исполнится 22 года, как в стране произошел антиконституционный переворот, который лишил белорусов прав и свобод, не оставил поля деятельности для политических партий, а они создавались именно для участия в выборах.

В стране должны быть политические партии парламентского типа, но выборов в Беларуси, к большому сожалению, нет. На мой взгляд, поэтому в политической сфере происходит деградация. Она не связана с какими-то персонами, она связана с той ужасной ситуацией и условиями, в которых живет белорусский народ.

Сегодня политические партии объективно вытеснены на уровень общественных инициатив и объединений. Есть еще один аспект, который был ярко продемонстрирован всему миру как раз в этом году, в том числе во время празднования 100-летия Белорусской Народной Республики. Я имею ввиду то, что от безысходности части официально зарегистрированных структур приходится подчиняться властям. На мой взгляд, это как раз итог той ситуации, в которую нас загнал режим Лукашенко. Можно коротко сказать, что в определенной степени это такой «стокгольмский синдром», но в политическом смысле и в границах всей страны.

- Какой вы предлагаете выход?

- Даже в ситуации, в которой мы все оказались, нужно стремиться к коренным изменениям.

Очевидно, что концерт 25 марта, если не заниматься демагогией, проводила власть, в том числе используя часть оппозиции. На мой взгляд, делать из этого концерта политическое явление не нужно. Особенно учитывая то, что за тот месяц, который прошел после Дня Воли, власти сделали много шагов, которыми показали, что будут и дальше «закручиваться гайки».

Я считаю, что добиться отстаивания элементарных прав и свобод можно только через уличную активность. Очень надеюсь, что все-таки люди будут руководствоваться здравым смыслом, потому что диктатура Лукашенко и так очень затянулась во времени. У нас уже целое поколение молодых белорусов выросло, которые не знают никакой другой власти, кроме власти этого персонажа. Это же просто катастрофа!

Акция предупреждения, Минск, 8 сентября 2017 года

Выход из этого только тот, который принят во всем мире: не произойдет перемен, которые просто необходимы нашей стране, без уличных протестов, Площади, активных людей.

Хочу еще отметить важный для нашей страны 2006 год. Не столько президентскую кампанию того года, так как было понятно, что после 1996 года Лукашенко не собирается проводить ни одни честные выборы, а Площадь Калиновского. Это был неожиданный для всех, героический шаг белорусского народа, который показал всему миру способность белорусов бороться за лучшее будущее нашей страны и сопротивляться диктатуре, беззаконию.

Если бы про те события больше помнили, то вещи, которые сегодня говорят про «концерты», звучали бы абсолютно неубедительно.

Убежден, что другого пути, кроме как выходить на мирные массовые акции протеста, у белорусов просто нет. В нашей стране когда-то произойдет то, что происходило в Польше, Чехословакии и других странах Восточной Европы в конце 1980-х годов и недавно произошло в Украине и Армении. Люди выйдут на массовую Площадь, потому что белорусам нужно бороться за свои права и победить.

Хочу поделиться с читателями «Хартии-97» своей мечтой. Я глубоко убежден, что рано или поздно она сбудется. Верю, что после победы, у белорусов будет свой День Свободы и на минской площади Калиновского установят конный памятник руководителю восстания 1863-1964 года.

Белорусы должны гордиться национальным героем и помнить, что Кастусь Калиновский — человек, который пошел на смерть за белорусский народ в 26 лет. Надеюсь, что перемены в Беларуси, несмотря на всю сложность сегодняшней ситуации, произойдут в ближайшее время. и мы будем любоваться памятником герою именно на площади Калиновского.

Справка Charter97.org

Вячеслав Сивчик родился 18 декабря 1962 года в Минске. Белорусский общественный и политический деятель, один из основателей партии Белорусский Народный Фронт, лидер движения солидарности «Разам», член Рады Белорусского Национального Конгресса.

В 1984 году окончил географический факультет Белорусского государственного университета. Работал в ПО «Грузморберегозащита», «Беларусьгеология» и в Национальной академии наук. С 1998 по 2001 год был главным редактором бюллетеня «Кірмаш».

Председатель Белорусского центра «Запад» в Украине с 2011 года.

Заявитель и организатор уличных акций демократической оппозиции, в том числе Дня Воли и «Чернобыльского шляха», разных лет. Неоднократно привлекался за это к уголовной и административной ответственности. Один из первых политзаключенных режима Лукашенко.

Координатор белорусских участников украинской «Оранжевой революции» (2004-2005). Один из организаторов палаточного лагеря на Октябрьской площади 20-24 марта 2006 года.

Вынужден был длительное время находится за пределами Беларуси (с 2011-го по 2015 год).

Женат. Имеет двух сыновей.