18 августа 2018, суббота, 7:36
Рубрики

Лукашенко придется иметь дело со стихией

64

Народ проявляет себя в критические моменты.

На этой неделе власти решили, за что будут платить «тунеядцы». Совмин определил, что оплата по 100%-му тарифу будет взиматься за услуги ЖКХ, связанные с отопительным сезоном (горячая вода, газ, теплоснабжение). Насколько разумно со стороны властей идти на такой шаг, ведь осенние и зимние «жировки» и так вызывают волну возмущений? На этот и другие вопросы Charter97.org отвечает один из лидеров Белорусского Национального Конгресса, координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Евгений Афнагель:

- Скорее всего, у них просто нет другого выхода, они не смогли придумать, где еще можно найти деньги. Внешний источник пополнения бюджета — российская поддержка — почти иссяк. Путину самому нужны средства, ведь экономика России фактически переводится на военные рельсы. Думаю, что Лукашенко уже давно получил четкий сигнал из Москвы: ищи деньги сам. Он и пытается делать это, выманивая кредиты на Западе и придумывая новые поборы внутри страны.

Думаю, что большая часть окружения диктатора прекрасно осознает последствия своих действий. Вот только вряд ли рассказывает о них своему хозяину, боятся травмировать психику. Не будут же чиновники и придворные аналитики говорить ему не просто о возмущении, а о настоящей ненависти, которую испытывают по отношению к ним люди, о том, что в такой ситуации небольшой искры может хватить для того, чтобы белорусы снова вышли на улицы. Именно поэтому сейчас затыкают рот независимым журналистам, блокируют «Хартию-97», принимают драконовские поправки в «Закон о СМИ», проводят кампанию по дискредитации оппозиции, отправляют за решетку новых политзаключенных. Все силы режима брошены на то, чтобы не допустить протестов.

Да, нужно признать, что такие шаги наносят вред и демократическим силам, и независимым СМИ, и безопасности страны. Но сегодня проблему для властей представляют уже не только журналисты и оппозиция, а все белорусы. А когда терпение народа лопнет, то диктатору придется иметь дело со стихией, которая сметает все на своем пути. Остановить ее запретами и декретами невозможно.

- Журналисты посчитали, что тунеядцы по новому декрету будут переплачивать 700 рублей, что значительно больше, чем по старому декрету. Какой будет реакция, когда придет время расчетов?

- Народ, как и человек, проявляет себя в критические моменты. Летом прошлого года я был в Армении, объехал всю страну — ничто не указывало на то, что через шесть месяцев на улицы Еревана выйдут сотни тысяч людей. Большинство из тех, с кем доводилось общаться на политические темы, говорили привычные белорусскому уху фразы: «есть работа — уже хорошо», «выжить можно», «другие еще хуже», «главное, чтобы не было войны», «не хотим, как в Украине» и т. д. То же самое было в СМИ — и в государственных, и в независимых. Никто даже и мысли о возможности масштабных протестов не допускал. Но наступил момент истины, и все резко изменилось.

Никто не знает, как поведут себя белорусы в такой момент. Все, даже немногие сторонники Лукашенко, знают, что он неизбежен, и что он приближается. Возможно, сигналом к нему станет «декрет о тунеядцах», возможно, что-то другое. Стихия — это не то явление, которое можно запланировать или просчитать. Можно лишь чувствовать ее приближение и готовиться к нему.

- Лукашенко в прошлом любил артикулировать «тунеядскую» проблему. Но в последнем послании «народу и парламенту» обошел ее стороной. Как думаете, с чем связано молчание диктатора? Верит ли само правительство, что получится собрать новый «тунеядский» налог?

- Декрет в любом случае работать не будет. Уже сейчас белорусы обсуждают в соцсетях, как не платить налог, ищут лазейки, позволяющие обойти его. Но нужно понимать, что власти тоже не теряют время даром. Они будут изобретать новые способы отъема денег у людей и остановятся лишь тогда, когда мы им об этом четко и недвусмысленно скажем.

Что касается молчания Лукашенко на эту тему, то оно понятно. Психологически сложно говорить о том, с чем связаны не самые лучшие воспоминания. А «тунеядская проблема» напоминает ему о весне 2017 года, о десятках тысяч людей на улицах, о звучащем по всей стране лозунге «Баста!», о колоссальных средствах, которые пришлось потратить на подавление протестов. И — самое главное — о нашей победе над ним. У Лукашенко – травма после поражения. Естественно, он хочет поскорее забыть о таком кошмаре. Вот только сомневаюсь, что это реально.