18 июля 2018, среда, 6:15
Рубрики

ИНТЕРВЬЮ. Павел Северинец: Наше будущее – это ВКЛ 2.0

16
Павел Северинец с супругой Ольгой

Это будет огромная цивилизация, которая не ограничивается одной Беларусью.

Сопредседатель Белорусской христианской демократии Павел Северинец дал интервью Сharter97.org в рамках проекта «Железные люди Беларуси».

- Павел, все прекрасно знают, что ваша семья придерживается четкой гражданской позиции. Можно ли сказать, что желание бороться передалось вам c генами?

- Я родился в Орше в семье журналиста и учительницы. Детство пришлось на времена позднего ССCР, когда рушилась империя, что и предрешило мою активную гражданскую позицию. Большое влияние оказала моя мама Татьяна Евгеньевна, которая работала с детьми и родителями в школе, и мой отец Константин Павлович, который в его бытность корреспондентом БелТА объездил всю Витебщину. Они очень многое повидали.

На их глазах происходил закат и загнивание советской империи. Разговоры в нашей семье были свободные и острые. Поэтому формирование моей личности было сопряжено с большим интересом к Беларуси и всему белорусскому.

Мама воспитывала во мне чувство справедливости, а отец обеспечил информированность и кругозор. На все это накладывалась еще и позднесоветская риторика в школе. «Мы должны быть героями, жертвовать собой во имя Родины», - твердили нам. Когда оказалось, что моя Родина - Беларусь, это сработало против коммунистической идеологии.

Семья переехала в Витебск, и мы с одноклассниками придумали игру: создавали целые государства на пустырях на окраине города. У каждого была своя территория, на которой он строил крепости, мосты, склады, дороги, разбивал плантации. Было бы неплохо запустить такую образовательную программу для сегодняшних детей, чтобы они с самого детства чувствовали ответственность за какой-то кусочек земли, за то место, где они живут.

- Вы переезжаете в Минск и поступаете на геофак БГУ. Откуда у студента-геолога появилось желание заняться политикой?

- Любовь к земле и камням переросла в хобби. Я решил связать свою жизнь с геологией. У меня до сих пор хранится коллекция из двух тысяч камней, минеральных пород и образцов почвы из околиц Витебска.

1994 год. Независимая Беларусь, открывается отделение геологии на геофаке. В то время на этом факультете был по-настоящему прекрасный подбор преподавателей. Радим Горецкий, Иван Сидор, Михаил Нагорный, - люди, которые в буквальном смысле руками перебирали белорусскую землю, и это давало горячий патриотизм.

Настоящие специалисты своего дела, которые много ездили, знали, чем отличается Беларусь от своих соседей. Люди, которые почувствовали призвание.

На нашем факультете была создана сильная «суполка» «Молодого Фронта», человек пятнадцать активистов. Настоящая команда. C одной стороны - студенты времен независимости, с другого – отличные преподаватели-патриоты.

Когда я первый раз попал на сутки и вышел, со мной связались от имени преподавателей и передали целую упаковку денег. Если вы помните, в стране была огромная инфляция. Преподаватели передали целый «брикет» cо словами: «На Молодой Фронт». Это было в 1997 году.

- Поразительная солидарность между студентами и преподавателями.

- Абсолютно. В 1996 году мы могли на призыв преподавателей собрать студентов с дискотеки и повести на площадь, где объявляли импичмент Лукашенко. По своей оппозиционности геофак можно было сравнить с историческим и филологическим факультетами. Но если там учились гуманитарии, то мы были практиками-технарями. Я с теплыми чувствами вспоминаю нашу команду студентов и преподавателей.

- Многие вас ассоциируют с «Молодым Фронтом». Как вы попали в эту организацию?

- В конце 1994 года я перешел на белорусский язык. Помогал донести на вокзал сумку одной из студенток геофака. Разговорились. Она спросила меня: «Если ты такой патриот, почему не говоришь по-белорусски?» Я хотел сказать, что все вокруг разговаривают по-русски, но вовремя закрыл рот. Сказал, что с завтрашнего дня перехожу на белорусский язык. Она засмеялась, мол, «что ты мне заливаешь тут». Мгновенно подловил себя на мысли: «берут на слабо». Но с 19 ноября 1994 года я везде и всюду начал говорить по-белорусски.

Как началась моя активность в «Молодом Фронте»? Мы с моими товарищами-геологами пришли на офис Белорусского Народного Фронта, где собиралось молодежное крыло партии. Несколько десятков человек, обычная молодежная ячейка при партии. Мы недоумевали: Белорусский Народный Фронт - многотысячная организация, а тут небольшая группка людей.

И наша команда решила взяться за то, чтобы это движение стало массовым. Там я познакомился с Вячеславом Сивчиком, Алексеем Шеиным, Евгением Скочко, Алексеем Шидловским, Юрием Губаревичем, Виталием Рымашевским, Алексеем Янукевичем. Буквально за полтора года, во время уличных акций 1996 года, мы смогли создать основу «Молодого Фронта». Людей становилось все больше. Сегодня всех и не перечислишь.

Это было время настоящей романтики. Представьте себе, не было ни интернета, ни мобильных телефонов, но удавалось договариваться о встречах и акциях протеста. Собрания проводились каждый четверг, придумывались по-настоящему креативные и рискованные вещи.

В марте 1997-го Лукашенко издал декрет, согласно которому бело-красно-белый флаг становится незарегистрированной символикой. На следующий день мы вывесили сотню национальных флагов на улицах Минска: «Город – наш!»

В феврале 1998 года в японском городе Нагано проходили зимние Олимпийские игры. «Молодой Фронт» решил провести свою олимпиаду. Дисциплины были самые разнообразные: играли в карты с журналистами, организовали бег по Минску. Проводились соревнования по стрельбе имени Ли Харви Освальда (единственный официальный подозреваемый в убийстве американского президента Джона Кеннеди - прим. Сharter97.org). После такого «хулиганства» старшие коллеги из Народного Фронта и посольство США объяснили нам, что это не совсем корректное название и лучше было бы провести конкурс имени Игната Гриневицкого (родившийся в Беларуси «народоволец», убивший императора Александра II - прим. Сharter97.org). Но было поздно, выстрелы уже прозвучали, в соревновании приняли участие более 100 человек.

ОРТ (Общественное Российское Телевидение — ныне Первый канал - прим. Сharter97.org) даже cделало сюжет об этом соревновании, после чего Павлу Шеремету и Дмитрию Завадскому пришлось разговаривать с группой захвата КГБ, которая штурмовала офис ОРТ в Минске, требуя предоставить им кассету, чтобы возбудить уголовное дело против «Молодого Фронта».

Евгений Скочко занимался подготовкой спортсменов, которые впоследствии отделились и создали организацию «Край». «Краёвцы» изучали основы конспирации, занимались спортом, охраной участников акций демократической оппозиции.

Программисты из «Молодого Фронта» сотрудничали с вольными хакерами из Украины и вместе с ними атаковали имперские сайты России.

- Почему некогда активная организация сейчас переживает не самые лучшие времена?

- Молодой Фронт - это организация с 20-летней историей. Движение переживало разные времена, но я хочу отметить, что и за последние два года были проведены знаковые акции.

Приехал пропагандист Соловьев – его встречает акция «Молодого Фронта», открывают мурал «Дружба с Россией» или памятник Ленину - акция. Вспомним защиту Куропат, где активисты «Молодого Фронта» первыми встали в пролом за урочище и победили.

Да, когда-то организация была многотысячной и сильной. Но режим не смотрел на это сложа руки. Появился БРСМ, Лукашенко начал покупать молодежь. Кредиты, бонусные карточки, льготы, ставки для функционеров - понятно, что у государства совсем другие возможности. Никто из «Молодого Фронта» не получал зарплат, все работали на волонтерских основах. Тем не менее, движение с 1997 года - до середины 2000-ых оставалось массовым.

Хочется вспомнить кампанию «Беларусь - в Европу», когда мы провели проевропейские акции в 114 городах нашей страны. Раздавали европейскую символику, проводили шествия и пикеты, собирали подписи, мыли тротуары с жидким мылом, чтобы белорусы учились жить по-европейски.

На Марше рассерженных белорусов, 2017 год

В конце концов, режим начал давить на каждого молодого человека, который принимал участие в акциях оппозиции. Как только активист «засвечивается» на акции протеста, даже среди подписантов петиций - человек попадает на карандаш. Люди, с соответствующими корочками приходят на работу, учебу, к друзьям, родителям - начинается давление, которое не каждый выдержит.

Плюс «отсидки», плюс угрозы, громкие судебные процессы. Все прекрасно знают, что за участие в акциях протеста можно полгода просидеть на сутках, либо получить уголовное дело. Тысячи молодофронтовцев через это прошли за 20 лет. Cлава Богу, что и в сегодняшней оппозиции есть люди, которые готовы жертвовать собой ради других. Во время уличных акций количество активистов возрастает, так было не только в «Молодом Фронте», но и других организациях - «Зубр», «Моладзь БНФ», «Молодой Громаде» и других.

- То есть вы не придерживаетесь такой мысли, что «в наше время и трава была зеленее, и молодежь более боевая, и акции лучше»?

- Безусловно. Я с большим уважением отношусь к тому, что делают сегодня молодежные активисты. Просто в наше время было посвободнее. Режим еще не так закаменел, как сегодня. Была возможность выводить на улицы сотни и тысячи молодых людей.

Cегодня режим действует по-другому и нужно понимать, что наступило время закрученных гаек.

- За вашими плечами - десятки административных арестов, два больших тюремных срока. Как пройти такие испытания и выйти победителем?

- Любое испытание - это огонь. Воск в нем тает, а глина обжигается и твердеет как камень. Если у человека есть желание бороться - испытания только делают сильнее. Для меня тюрьма стала настоящей школой и закалкой.

Бог посылает подобные трудности в жизнь человека, чтобы он мог остановиться, поразмышлять, осмыслить свое призвание, свои ошибки, покаяться в том, что он сделал не так. Безусловно, я по своей воле никогда не хотел попадать в тюрьму, но когда приходится - потом оказывается, что это благословенное время в духовном плане.

Кроме этого, в тюрьме ощущается поддержка близких людей и волна солидарности окружающих. Это вдохновляет.

Во время одного из задержаний, с супругой Ольгой

- Вы принимали непосредственное участи в событиях «Плошчы-2010». Какое место занимает этот отрезок времени в вашей жизни?

- Это были очень значимые события для меня и нашей страны. Я считаю, что мы допустили большую ошибку, сконцентрировав внимание на кампании и недостаточно уделив внимание самой акции на Октябрьской площади. Мы, христианские демократы, делали все возможное для мобилизации, рассчитывая, что народ выйдет на Плошчу и все решит сам.

Повторюсь, что это было самой большой ошибкой. Нам не хватило сил и подготовки, чтобы сохранять контроль над ситуацией. Свою долю ответственности за эту ошибку несем я и наша команда.

Но и выход десятков тысяч на «Плошчу-2010», после засилья режима Лукашенко, репрессий - было настоящем чудом. Хочу отметить кампанию солидарности, которая несмотря на допросы, обыски и тюремные сроки лидерам оппозиции была просто невероятной. Молчаливые акции, начавшиеся сразу же после судов над политическими активистами.

Я жалею, что это время не до конца осмысленно и ждет своих исследователей. Белорусский народ показал, что он сила, и слова «Жыве Беларусь!» звучали по-особенному в конце 2010 - начале 2011 года.

- Как бы вы оценили сегодняшнее состояние белорусской оппозиции?

- C одной стороны, состояние белорусской оппозиции - плачевное. Активистов меньше, нет такой широкой поддержки среди простых людей. Но не стоит обвинять в этом только оппозицию. На все это есть свои причины. Усталость. Есть такой подход, мол «вы уже 24 года боретесь, а где результат». Но жизнь человека, который приходит в оппозицию, становится борьбой на два-три фронта: когда ты борешься с режимом, получаешь проблемы, сутки, штрафы, потеря работы, напряжение в отношениях с близкими.

С другой стороны, мы видим людей, которые несут на себе все тяжести борьбы десятки лет, несмотря ни на что, становятся первопроходцами, по следам которых идут другие. Такими я восхищаюсь. Это талантливые люди, которые могли бы реализовать себя в других сферах: стать успешными бизнесменами, творцами, звёздами, развернуться в личном плане за границей. Нет, они продолжают борьбу.

Абсолютное большинство активистов делают свою работу совершенно бесплатно. Они не приобретают материальные блага, а их теряют. Сегодняшние оппозиционеры в большинстве своём живут не на «гранты», а в тяжелых условиях, ограниченные режимом, где-то зарабатывают, чтобы прокормить себя и свои семьи. При этом они остаются верными своим идеалам.

Думаю, что многим из них будут ставить памятники и писать книги об их жизни. К сожалению, эти люди сейчас недооценены. Активистов, раз за разом выходящих на акции протеста, нужно уважать, поддерживать и беречь. Это настоящие герои нашего времени. Политзаключенные, сидящие в тюрьмах, журналисты, которые с большим риском для своей свободы, а порой и жизни, говорят правду, талантливые блогеры - это целое поколение, которое останется в истории Беларуси.

Во время презентации книги «Беларусалiм»

- Доля оппозиционера - не самая привлекательная судьба. Никогда не закрадывалась мысль бросить все, «уйти на гражданку» и вести спокойную жизнь?

- Могу сказать, что никогда не воспринимал такие мысли всерьез. Когда я покаялся и пришел к Богу, пришло серьезное отношение к библейским словам. «Каждый оставайся в том звании, в котором призван». Если я был призван лидером «Молодого Фронта», молодым человеком, который борется за Беларусь - значит Бог нашел меня здесь и есть работа на этой ниве.

Мои родители сильно за меня боялись, когда я первый раз попал на «Володарку» в 1998 году. Но выходил на свободу с полнейшей поддержкой всей семьи. Больше не стоял вопрос «нужно - не нужно», может быть разговор шел о том, что иногда стоит быть более осторожным.

Когда я встретил любовь всей своей жизни, Олечку, она меня поддержала. Если рядом с тобой находится на 100% преданный человек, красивый, сильный - незачем искать другие пути. Когда вокруг соратники, готовые тебя поддерживать, общество, смотрящее на тебя с надеждой - все вопросы отпадают. Нужно идти и бороться.

Павел Северинец с супругой Ольгой

- Мы знаем Павла Северинца как яркого политика с пламенными выступлениями на акциях протеста. А какой вы в семейной жизни?

- Дома я попроще, наверное (cмеется). Домашние обязанности стараемся делить. На сегодняшний день у меня получается проводить больше времени с ребенком, чем может себе позволить большинство белорусских мужчин. Я писатель и зарабатываю тем, что пишу книги.

Рабочий день у меня не нормированный, моё рабочее место - это компьютер дома. Всегда могу подойти и успокоить ребенка, покачать, покупать его, если нужно. Семья - это часть той настоящей жизни, которая останется после нас. Мы решили не останавливаться на одном Францишке, а хотим воспитать целую команду Северинцев, которые продолжат наше дело.

С сыном Францишком

- Павел, вы сказали нам, что зарабатываете на жизнь литературным творчество. А какие книги повлияли на вашу жизнь?

- Первая книга - это Библия. Именно с Нового Завета, прочитанного на «Володарке» в 1998 году изменилась моя жизнь. Во-вторых - это книги Василя Быкова. Это школа жизни, основы морали, а также близко для каждого белоруса. А также книги Владимира Короткевича. Это романтика и красота нашей земли.

- После разговора с вами складывается впечатление, что вы на все 100% уверены в том, что Беларусь станет свободной. Вы убежденный оптимист или знаете то, чего не знают другие?

- Когда я еще не был верующим - это был юношеский задор, на котором я протянул несколько лет. Затем в мою жизнь пришла тюрьма, предательства, разочарование. Но именно в этот момент меня нашел Бог. После того, как я принял Христа - все вопросы отпали. Я знаю людей, который с верой творят чудеса. Это как известные, так и совсем неприметные люди.

На мой взгляд, люди веры - это прообразы тех белорусов, которые создавали Полоцкое княжество и Великое Княжество Литовское. Именно в то время, когда наши предки боролись за свободу и независимость, они создавали на христианских принципах великие белорусские цивилизации.

- А какие исторические личности вас вдохновляют?

- Во-первых, конечно, Иисус Христос. Человек и Бог, Который отдал Себя на смерть за нас.

Если говорить о беларусах, на протяжении всей нашей тысячелетней истории были личности, с которых стоит брать пример. Начиная от Ефросинии Полоцкой и Кирилла Туровского - настоящих героев веры.

Это и Франциск Скорина, казалось бы - первопечатник, не политик, не военный деятель. Но именно он изменил целую эпоху. Канцлер ВКЛ Лев Cапега, Кастусь Калиновский. Из современников я бы назвал Зенона Позняка. В моем понимании, то что сделал Позняк и его команда из Белорусского Народного Фронта - это осуществление мечты белорусов всего 20-го столетия. Позняк - это человек веры, принципиальный, может быть иногда чересчур категоричный, но, наверное, время этого требует.

- Какой вы видите Беларусь будущего?

- Беларусь будущего - это ВКЛ 2.0. Огромная цивилизация, которая не ограничивается Беларусью, страна в сердце Европы, информационнная, духовная и культурная столица региона. Беларусь будущего влияет и на Запад, и на Россию, так как это было во времена великих князей. Страна, в которой верят в Бога и уважают человека, страна, где люди готовы защищать свое Отечество так, как об этом писали западные дипломаты: «Разговаривать с литвинами можно о чем угодно, но не дай вам Бог обидеть их страну».

Белорусы очень замкнуты в себе, напряжённо работают внутри себя, поэтому наша страна - это страна гениев. На протяжении своей истории мы дарили своих гениев Польше, России, США, Израилю. Наш потенциал просто бесконечен. Бог вложил в эту страну столько, что трудно это представить. Белорусы - это народ победителей. Если мы посмотрим на нашу историю, можно припомнить сотни примеров. Начиная от святых и битв – заканчивая спортом и книгами.

Я считаю, что вера в Бога и любовь к своей Родине - универсальный мотор для белорусского Возрождения. Рано или поздно победа будет за нами.

Также я верю в то, что состояние Беларуси зависит не столько от властей, от империи, их силы. Все зависит от состояния наших сердец.

Когда мы сами будем готовы - Бог передаст эту страну в наши руки. Пока что мы сами не готовы взять ответственность за судьбу нашей страны. Нужно еще сделать очень многое, чтобы потенциал белорусской оппозиции – как моральной силы в первую очередь - в полной мере раскрылся.

Справка Charter97.org

Павел Северинец родился 30 декабря 1976 г. в Орше. В 2000-ом окончил БГУ, получив диплом инженера-геолога.

 С 1997-го до 2004-го года - основатель и руководитель «Молодого Фронта». С 2004-го - сопредседатель Белорусской Христианской Демократии. Более 5 лет провел в тюрьмах, на «сутках» и на «химии» по политическим приговорам.

Основатель просветительских проектов «Курсы дыджэяў Адраджэння» и «Шоў беларушчыны», серии музыкальных альбомов «Беларускі хрысціянскі хіт».

 Автор книг «Дыджэй Адраджэння», «Поколение Молодого Фронта», «Брату», «Люблю Беларусь», «Лісты з лесу», «Беларуская глыбіня», «Сто личностей христианской демократии», романа «Беларусалім». Лауреат литературных премий имени Алеся Адамовича и Франциска Алехновича, премии «За свободу мысли» имени Василя Быкова.

 Женат. Воспитывает сына.