23 мая 2018, среда, 23:53
Рубрики

Николай Статкевич: Пора вернуть санкции против Лукашенко

33
Фото: РИА «Новости»

Режим приоткрыл правду о своем положении.

Об этом в интервью Charter97.org заявил один из лидеров Белорусского Национального Конгресса Николай Статкевич, комментируя массовые аресты участников акции протеста на День Воли в Минске:

- В юбилейный День Воли Беларусь и мир увидели, насколько несвободна наша страна. И уровень этой несвободы пока только растет. Уровень репрессий со стороны белорусского режима постоянно прогрессирует.

Власти боялись массового шествия от площади Якуба Коласа, поэтому накануне праздника пошли на некоторые «уступки»: разрешили нам одну из частей программы, а именно – концерт.

Но день 25 марта стало еще одним моментом истины: с участниками традиционного праздничного шествия жестко расправились, а зрителей на концерте поставили в унизительные условия и рамки.

Я очень благодарен тем людям, тем патриотам Беларуси, которые дошли или пробовали дойти до площади Якуба Коласа в Минске, чтобы продемонстрировать свою волю к свободе. Эта еще раз показывает, что дух свободы, дух БНР, в Беларуси еще живет. И пока хотя бы один человек в стране борется за свободу – этот дух жив.

Я рад, что концерт возле Оперного театра прошел успешно. Думаю, мы все должны быть благодарны тем талантливым молодым людям, которые смогли организовать отличное мероприятие. Но при этом хочу присоединиться к словам Владимира Некляева: «Одними концертами мы Беларусь свободной не сделаем».

- Как думаете, почему вас и ваших коллег по БНК освободили вечером того же дня?

- 25 марта власть показала свою физическую силу, но вместе с тем обнажила и свое бессилие.

Режим Лукашенко приоткрыл правду о своем положении: у него нет ресурсов на долговременные репрессии. Вечером 25 марта власти должны были освободить почти всех задержанных накануне или в День Воли.

Это подтверждает тезис: можно быть либо диктатором, либо попрошайкой. На двух стульях усидеть не получится. Лукашенко боится своих же действий, и мы снова это увидели. Репрессии против участников праздника пришлось частично свернуть, помня о том, что придется снова просить деньги. Поэтому диктатура не так сильна, как кажется на первый взгляд, если вынуждена отменять свои же решения.

День 25 марта показал, что есть протестная, народная оппозиция, которую представляет Белорусский Национальный Конгресс. И есть официально разрешенная властью «оппозиция».

Также 25 марта в очередной раз проявилось то, о чем можно было догадываться и раньше: некоторые СМИ, которые работают с территории Беларуси и называют себя «демократическими», во многих ситуациях оказываются на стороне властей. Их поведение вызывает чувство глубокой брезгливости.

- Брутальной разгон мирной акции на День Воли повторяется второй год подряд. Какая реакция Запада была бы наиболее адекватной в этой ситуации?

- Я не надеюсь на быструю реакцию евробюрократов. Думаю, что лучше апеллировать к гражданским институтам и организациям западного общества, которые впоследствии могут повлиять и на политиков.

От европейского сообщества я жду как минимум солидарности с нашей страной и хотя бы символического неприятия белорусской власти. 25 марта показало, что пришло время вернуть хотя бы те скромные меры против режима Лукашенко и его самого, которые громко называли санкциями. Хоть они во многом были символическими, но оказывали моральную поддержку тем, кто борется в Беларуси.

Разные силы, входящие в Белорусский Национальный Конгресс, будут обращаться – каждый по своей линии – к международному сообществу, чтобы довести до его сведения неоспоримый факт: 25 марта белорусские власти применяли пытки к арестованным. БСДП (Народная Грамада), например, будет обращаться к международной социал-демократии.

- Какие конкретные факты вы можете привести?

- Есть очень много зафиксированных фактов, в первую очередь – из РОВД Советского района Минска. Так, девушкам-правозащитницам заламывали пальцы, чтобы снять отпечатки, таскали за волосы, чтобы сфотографировать.

Активиста БСДП (Народная Грамада) Сергея Спариша заковали в наручники, чтобы он не мог пошевелиться, и положили на асфальт в холодную погоду. Он пролежал так четыре часа, а сотрудники РОВД становились на него ногами.

Это называется – пытки. И мы это так не оставим. Все эти факты будут тщательно зафиксированы. Понимаю, что сейчас власть удостоит нас только формальным ответом. Но когда ситуация изменится, свидетельства о преступлениях смогут «заговорить» снова. А перемены неизбежно придут, и справедливость будет восстановлена.