22 октября 2018, понедельник, 5:36
Нам нужна ваша помощь
Рубрики

Вячеслав Сивчик: Режим Лукашенко все больше звереет

7
Вячеслав Сивчик

Сегодняшняя власть не только антибелорусская, но и антихристианская.

Об этом заявил Сharter97.org лидер движения солидарность «Разам» Вячеслав Cивчик:

- Как вы можете прокомментировать ваше задержание и то, что произошло во время акции на площади Якуба Коласа?

- Я благодарен всем тем людям, которые вышли на площадь Якуба Коласа в День Воли. Восхищает мужество людей, которые вышли на Марш, когда по всей стране проходили превентивные аресты.

Несмотря на то, что организаторы демонстрации находились в тюрьмах, люди собрались.

Я знаю, что некоторые активисты, несмотря на массовый «хапун», прошли флагами по маршруту, который мы запланировали. Большое спасибо этим людям за то, что они есть.

Я рад, что белорусы достойно отметили День Воли и показали всему миру, что мы есть. Праздничные мероприятия прошли в разных городах и в разных странах мира.

Что касается моего задержания - оно происходило с нарушениями, в принципе, ка2к и всегда. Меня задержали 21 марта люди в штатском и посадили в ставший привычным для оппозиции синий микроавтобус.

Отвезли в РОВД, дежуривший офицер заявил, что я должен отбыть сутки за участие в акции 8 сентября, в День белорусской воинской славы.

К сожалению, режим Лукашенко все больше и больше звереет. С меня сняли нательный крестик. Это не первый раз, когда с меня срезают крестик, но первый раз, когда его не отдают. Сегодняшняя власть не только антибелорусская, но и антихристианская. Это неуважение к традициям белорусского народа.

Хотел написать заявление о том, что я начинаю голодовку - не дали возможности. Как и всем политическим заключенным, мне не давали пользоваться ручкой, не пускали адвоката.

Мои родные хотели передать посылку, a их обманули и сказали, что это я отказался от передачи.

Жесткие условия, которые не вписываются ни в белорусское, ни в международное законодательство. Люди, которые там находятся - просто мучаются. Ужасная антисанитария, в некоторых камерах были вши. Жестокое обращение, которое превратило Окрестина в режимный объект.

Освобождение выглядело анекдотично. Нас позвали в дежурку и выдали вещи, я думал, что меня будут конвоировать, но, как оказалось, было решено освободить всех заключенных.

Пока я пытался связаться с товарищами, чтобы сообщить о своем освобождении - начали выходить другие политзаключенные. Первым появился Леонид Кулаков, которому я очень обрадовался, затем Евгений Афнагель, Максим Винярский, Николай Статкевич и Владимир Некляев.

Я очень переживал за Владимира Прокофьевича, зная, какие условия содержания на Окрестина. По перекличке знал, что где-то рядом сидит Афнагель. Про остальных ничего не знал.

- Как вы думаете, почему было принято решение вас отпустить. Евгений Афнагель связал это решение властей с международным давлением, а как считаете вы?

- Я бы немножко дополнил Евгения: не только международная общественность, но и белорусы требовали освобождения политических заключенных. Я не ожидал, что на митинге-концерте КХП-БНФ будет зачитано письмо Зенона Позняка, который потребовал освобождения людей, которые находятся на Окрестина. Вся оппозиция требовала нашего освобождения. И это пример того, что нам всем нужно объединиться, хотя бы в вопросах связанных с правами человека. Запад должен реагировать более однозначно и эффективно, так как белорусы абсолютно лишены прав человека.