16 августа 2018, четверг, 3:28
Рубрики

«Селфи независимости» в автозаках

43
Фото: onliner.by

Смешанные чувства вызвал День Воли.

Еще несколько месяцев назад, когда началась подготовка к великому празднику, мне казалось, что уж 100-летие Белорусской Народной Республики мы все отметим достойно. Было предвкушение эйфории и радости. Казалось, даже власти не посмеют опоганить этот день.

После блокировки «Хартии-97» в январе я поняла, что начинается подлая и мерзкая операция спецслужб. Когда нас закрыли, мы получили поддержку от многих: от тысяч своих читателей, от белорусских и международных правозащитных организаций, от депутатов Европарламента и политиков разных стран мира. О нас написала вся мировая пресса, но солидарность от белорусских независимых журналистов ощущалась только в первые дни, а потом вдруг исчезла. Вместо этого в соцсетях началась кампания по дискредитации нашей работы, а белорусские дипломаты, которых стали вызывать в МИДы стран Запада, уверяли, что власти Беларуси закрыли «экстремистский сайт». Это же нашептывали европейским политикам внедренные в зарубежные делегации оппозиции агенты спецслужб.

Потом началась травля тех лидеров и активистов оппозиции, которые предложили отпраздновать 100-летие Белорусской Народной Республики не только митингом и концертом, но и традиционным праздничным шествием. Лидеры Белорусского Национального Конгресса смогли собрать широкий оргкомитет по празднованию Дня Воли и тот одобрил общий сценарий праздника. Успели даже пригласить официальные власти на совместное празднование великой даты.

Но объединенная оппозиция для режима страшнее ядерной войны. Власть тут же навязала свой сценарий – только концерт и только с назначенными ею организаторами. Через некоторые так называемые независимые СМИ и соцсети на героев, которые годами сидели в тюрьмах за свободу Беларуси (а Николай Статкевич провел за решеткой 8 лет своей жизни), обрушилась лавина грязи, несправедливых обвинений и упреков (очень надеюсь, что те, кто невольно, на эмоциональной волне, стал участником этой спровоцированной подлой кампании, найдет в себе силы извиниться).

Массовый концерт и митинг тоже не входил в планы КГБ. По госучреждениям, заводам, университетам и школам пошли разнарядки – запретить участие людей в праздничных мероприятиях не только на площади Якуба Коласа, где должно было начаться шествие, но и у Оперного театра, где был разрешен концерт. По разным причинам не стали участвовать в концерте многие музыканты.

И что в итоге мы получили 25 марта? Герои, патриоты, искренние, честные и смелые люди, как звери, брошены в клетку. За несколько дней до праздника поэта Владимира Некляева схватили прямо на улице, дом Евгения Афнагеля брали штурмом, Ольгу Николайчик держали в осаде два дня, а потом арестовали на подъезде к площади Якуба Коласа. За решеткой оказались Максим Винярский, Леонид Кулаков, Вячеслав Сивчик. Николая Статкевича схватили дома ранним утром 25 марта. Поэта Славомира Адамовича снимали с электрички, как находившегося в розыске опасного преступника. Массовые аресты активистов оппозиции в регионах начались 24 марта и продолжились непосредственно в День Воли – сотни людей не смогли доехать до столицы на разрешенные властями мероприятия!

Около 100 человек арестованы только за то, что посмели 25 марта появиться на площади Якуба Коласа. Хватали всех без разбора – в интернете полно фотосвидетельств, как амбалы в форме запихивают в автозаки женщин и стариков.

Журналистам также не давали доехать до Минска. Ольгу Чайчиц и ее мужа Андрея Козела по дороге в столицу останавливали через каждые 500 метров сотрудники ГАИ, на руках которых был написан номер их автомобиля. В конце концов Андрея вообще отправили в психоневрологический диспансер. Любовь Луневу, Станислава Ивашкевича, Игоря Ильяша схватили, когда они снимали беспредел на Якуба Коласа. Галину Абакунчик – когда она просто шла по Немиге с людьми с национальными флагами. У многих корреспондентов сотовые операторы по указке властей блокировали мобильные телефоны. Правозащитники из «Весны», которые вышли наблюдать за акциями, также были задержаны. Весь мир шокировали «селфи независимости» в автозаках.

И вот, кульминация. Около двухсот человек арестованы, а у Оперного театра за ограждениями и под надзором ОМОНа проходит праздничный концерт. Ораторы торжественно зачитывают свои заранее написанные выступления, музыканты добротно исполняют свои песни, несколько тысяч человек слушают. Развевается много национальных флагов. Красивая картинка.

Но радости нет. Есть ощущение срежиссированного спектакля, в котором людям отведена роль кукол, которых дергают за веревочки.

И тем более горько, что на концерте почти не вспоминали арестованных накануне людей. Я не люблю проводить тюремные параллели, но тут соглашусь с Дмитрием Бондаренко, который сказал: «Концерт в сегодняшних условиях напоминает мне концерт в колонии, когда сгоняют актив, зеков для увеселения, а наиболее опасных отправляют на время мероприятия в ШИЗО, чтобы не дай Бог чего не вышло».

Правда, все-таки, несмотря на все подлости, этот День Воли лично мне подарил надежду. Мои родители впервые в жизни вышли в центр Кобрина на акцию в честь 100-летия БНР. Вместе с ними по всей стране и во всем мире вышли тысячи людей. Будем жить.

P.S. Сенсационное освобождение лидеров и активистов оппозиции вечером 25 марта показывает, что белорусский режим, несмотря на все раздувания щек, очень слаб. Очевидно, что белорусских узников совести освободили под международным давлением. Значит, на режим можно влиять. Только жаль, что влияем не мы, белорусы.

Наталья Радина, главный редактор Charter97.org