22 июня 2018, пятница, 8:41
Рубрики

Лукашенко попал в цугцванг

25
Фото: svaboda.org

Власти придется иметь дело с непредсказуемым противником.

Жители Бреста заявили, что если в течении недели не прекратится строительство аккумуляторного завода «АйПауэр», то они готовы вынести свой протест на главную площадь города.

Прокомментировать это сайт Сharter97.org попросил координатора гражданской кампании «Европейская Беларусь», одного из лидеров Белорусского Национального Конгресса Евгения Афнагеля:

- Совсем недавно я, как представитель Белорусского Национально Конгресса, принимал участие в акции в Светлогорске. Жители этого города борются против завода сульфатной беленой целлюлозы, который наносит вред окружающей среде и мешает людям жить.

Это не единичный случай, когда власти, в ущерб здоровью и благополучию собственного народа строят вредные предприятия. Радует то, что люди не соглашаются жить в подобных условиях и готовы к решительным действиям.

Жители Светлогорска выбрали самый действенный метод борьбы: они не ограничились сбором подписей и письмами и обращениями к чиновникам, а вышли на улицу. Марши рассерженных белорусов, прошедшие в прошлом году, стали хорошей школой для всего народа. Люди поняли, какие аргументы наиболее эффективны в споре с властью и, думаю, будут все чаще ими пользоваться.

Хочу отметить еще один момент, о котором мы предупреждали ранее. Весной 2017 года, на первом Марше рассерженных белорусов мы предлагали диалог. У Лукашенко была возможность сесть за стол переговоров с лидерами оппозиции. Мы предупреждали, что если власти проигнорируют наше предложение, то им придется иметь дело с разозленными и доведенными до крайности обычными жителями белорусских городов. А аргументы рабочего, который несколько месяцев не может получить свою нищенскую зарплату и не знает, как свести концы с концами, совершенно другие. И разговор, скорее всего, будет очень коротким, если вообще будет. Это очень непредсказуемый противник.

Cегодня мы видим рассерженных жителей Светлогорска, видим брестчан, которые протестуют против строительства аккумуляторного завода, минчан, которые протестуют против уплотнения. Люди доведены до крайности и трудно спрогнозировать тот момент, когда негодование выльется на улицы.

Стихийные и бунты и революции начинались из-за мелких, бытовых событий. Где-то не завезли хлеб в магазины, где-то чуть выросли цены, где-то солдатам выдали гнилой суп. Бостонское чаепитие — протест против дискриминационных пошлин — стало началом Американской революции. К сожалению, белорусские власти плохо выучили уроки истории.

- Протестующие в Бресте подчеркнули, что они выдвигают именно ультиматум. Как вы прокомментируете такие акценты в разговоре с властью?

- Я подчеркну еще раз, что происходящее в Бресте - не частный случай, а закономерность. Подобные протесты мы наблюдаем по всей стране. И это реалии, с которыми властям придется мириться, потому что белорусы научились разговаривать с ними с позиции силы.

Мы были свидетелями этого в прошлом году. Белорусы решили, что могут отменить налог на «тунеядство» - вышли на улицы и отменили. Люди очень хорошо усвоили этот урок и реагируют на недальновидные решения властей в ультимативной форме.

А над Лукашенко, как мне кажется, кто-то сыграл злую шутку. Принять декрет №1, фактически являющийся калькой декрета №3 – разве это говорит о понимании ситуации в Беларуси? Многие эксперты сходятся в том, что диктатор совершенно не ориентируется в том, что на самом деле происходит в стране.

- Каким может быть выход из этой ситуации?

- У Лукашенко есть два варианта действий: cрочное реформирование экономики, невозможное без реформирования политической системы и честных свободных выборов президента и парламента, проведения которых требует Белорусский Национальный Конгресс. Понятно, что в такой ситуации он теряет власть, но это происходит мирно.

Второй вариант — продолжение попыток вытрясти последние деньги из белорусов. Это происходит путем повышения цен, стоимости коммунальных услуг, уменьшения пенсий и пособий, введения новых поборов. С помощью незаконных строек, которые мы наблюдаем в Бресте и Светлогорске, ведь без взяток и коррупционных схем в этих случаях явно не обошлось.

Если Лукашенко выбирает второй путь, то рано или поздно произойдет социальный взрыв. Люди выйдут на улицы и снесут власть. Но этот путь более болезненный для режима и может плохо закончиться для многих его представителей. Есть два примера из недавнего прошлого: события в Польше и Румынии в конце 80-ых годов. У генерала Войцеха Ярузельского хватило смелости сесть за стол переговоров с оппозицией, у Николае Чаушеску - нет. Как прошли перемены в этих странах, мы все помним.

Лукашенко находится в цугцванге, большого поля для действий у него нет. Как говорил Екклесиаст, пришло время собирать камни.