27 мая 2018, воскресенье, 0:46
Рубрики

ИНТЕРВЬЮ. Леонид Кулаков: Сейчас практически все таксисты против этой власти

39
Фото: nn.by

Интервью с самым известным таксистом страны.

Активиста гражданской кампании «Европейская Беларусь» Леонида Кулакова знает едва ли не каждый, кто хоть мало-мальски интересуется политической жизнью в нашей стране. Сайт Charter97.org решил немного ближе познакомить читателей с человеком, который нашел в себе силы и мужество сказать этой власти «Баста!». Возможно, кого-то из читателей Леонид Кулаков даже подвозил, когда работал в такси.

- Расскажите немного о себе. Где учились, работали?

- Я родился в Минске. Одно время жил в интернате, поскольку мама часто болела и постоянно лежала в больницах. После соседи взяли меня под свою опеку. В тот момент уже пошел в обычную школу.

Моим одноклассником, кстати, был Володя Клещ (один из самых известных белорусских воров в законе, пропал без вести в 1997 году. - Прим. Сharter97.org). Мы с ним были в одном классе в интернате еще. Его мать приносила передачу нам обоим. Я ее ждал просто как свою родную. Вова, к сожалению, потом по «кривой» пошел… Он меня всегда называл «слишком правильным». У меня даже прозвище было - Правильный. Потому что я всегда говорил ему: «Вовка, так делать нельзя, это нехорошо» (смеется). В общем, мы с ним сдружились. В детстве он меня всегда оберегал от старшеклассников. И когда Вова меня защищал, обидчики говорили, мол, Щавлик такой наглый, что это прозвище так и прилипло к нему.

После школы была служба на флоте в Североморске (город в Мурманской области России. - Прим. Charter97.org). Потом вернулся в Минск, в России не захотел оставаться. Устроился на работу на фирму: были дилерами автотехники МАЗа и МТЗ. Когда развалился Союз, склады были забиты техникой. Лукашенко, к сожалению, уничтожил в Беларуси дилерство. И сейчас из-за этого склады наших заводов тоже забиты продукцией. Сбыта нет, потому что он все это уничтожил.

В общем, фирма в конце 90-х развалилась, когда доллар вырос, и я пошел в «Козлевичи» (имеет в виду работу таксистом; Адам Козлевич - один из центральных персонажей книги Ильфа и Петрова «Золотой телёнок». – Прим. Сharter97.org). Когда знакомый парень открывал фирму по услугам такси, я ему и предложил назвать ее «Антилопа-Гну», как у Ильфа и Петрова. Если помните, Козлевич был водителем этого автомобиля. Фирма до сих пор так и называется.

- Вы работали таксистом. Водители такси чаще других любят поговорить с пассажирами о политике. Каких взглядов придерживаются ваши коллеги по цеху?

- Еще три года назад у меня доходило с коллегами едва ли не до драк. Многие из них с пеной у рта доказывали, что эта власть нормальная, что жить можно. Но я им говорил, что это не может долго продолжаться, это скоро должно закончиться. Деньги с воздуха не берутся, их нужно зарабатывать, а наше государство зарабатывать не умеет, оно сидит на дотациях России. Это неправильно, мы должны строить экономику сами, как, например, страны Балтии. Я им приводил конкретные примеры стран, которые не имея ресурсов, развивались и живут хорошо.

Многие кричали, что без России мы пропадем, это наш кормилец и так далее. В общем, три-четыре года назад меня поддерживало процентов 30. А вот теперь, в последний год, когда я встречаюсь с таксистами, они практически все против нынешней власти! То есть буквально последний год-полтора кардинально изменил их мнение.

- А пассажиры что говорили?

- Я любил поговорить с пассажирами, когда работал таксистом. Среди них уже тогда процентов 70 меня поддерживали. У меня в машине всегда два флажка стояли - бело-красно-белый и украинский. На стоянках пассажиры видели эти флажки. Некоторые меня обходили и садились в другие машины, боялись со мной ехать. На вопрос: «Почему?» Они отвечали: «Мы очень спешим, а вдруг вас остановит милиция и мы не успеем по своим делам?» Но таких было мало.

Большинство, наоборот, обходили моих коллег и шли ко мне. А мы ведь по очереди всегда стояли. Коллеги начали спрашивать у пассажиров, почему они идут ко мне в машину, если они же первые по очереди. На что пассажиры им отвечали: «Вот когда у вас будет стоять бело-красно-белый флаг в салоне, тогда мы с вами и будем ездить». Эти таксисты приходили ко мне и говорили: «Леня, ну дай «сцяжок»! Пассажира отвезу, а потом назад верну!» (смеется).

- Если написать в Google «активист Леонид Кулаков», то поисковик выдает более тысячи новостей, добрая половина из которых касается ваших арестов, штрафов и освобождений. Вы не считали, сколько в сумме вы находились в неволе?

- Ой, знаете, я уже и со счета сбился. До рекорда Максима Винярского пока не дотягиваю (смеется).

Знаете, я не стесняюсь своих арестов. Я любому могу сказать: «Да, я судим, но я могу смело сказать, за что я сидел. Стыдиться своих судов и арестов – нет повода. Я всегда на судах говорил: «Вы судите не алкоголика, не хулигана какого-то, вы судите инакомыслящего. И вы сами прекрасно понимаете, что я невиновен».

Помню, был такой судья Хома в суде Центрального района. Он спрашивает у меня: «Ходатайство есть?» «Есть», - отвечаю. «Какое?». «Знаете, человек, который уже много раз привлекался к ответственности по одной и той же статье, считается особо опасным. Так вот, так как я не стал на путь исправления и вряд ли стану, прошу признать меня особо опасным политическим рецидивистом». Он смеется.

Второе, что я им говорю: «Так как у меня нет денег на штрафы, а я знаю, что вы мне дадите штраф, прошу присудить мне административный арест. Они: «Мы подумаем». Дело заканчивается, он мне объявляет: «Кулакову назначить 50 базовых». Я: «А как же ходатайство? Я же просил арест!». Судья отвечает: «Вы ничего плохого не сделали, чтобы арестовывать. Так за что штраф, если ничего плохого не сделал?

Я на «суды» эти хожу, как на спектакль или в цирк. Я люблю этих «судей» троллить. Как-то судье говорю: «Жыве Беларусь!», тот смотрит на меня и отвечает: «Спасибо». Я ему говорю: «Спасибо за что? За то, что был на Площади или за «Жыве Беларусь»? Молчит. Голову опустил и молчит. В конце заседания опять говорю: «Жыве Беларусь!». Он опять: «Спасибо!».

В 2016 году меня судили около 20 раз. В прошлом - около 10. Обычно я «судьям» отвечаю: «Я не говорю вам прощайте, я говорю до свидания!» (смеется).

- Почему вы, как говорится, покинули кухню и начали активно участвовать в политических протестах, акциях и перформансах?

- То, что творится в нашей стране, я начал понимать примерно с двухтысячных. Лукашенко говорит одно, а на деле получается совсем другое. Судьи все на стороне чиновников, по телевизору пропаганда, милиция беспредельничает… Все это надоело.

Помню, был 2006 год. Я тогда знал только слово «оппозиция». То, что существуют какие-то движения, партии - я понятия не имел. В то время у меня и компьютера не было. Не знал даже, что есть сайты с альтернативной точкой зрения. В 2008 году мне подсказали, что есть такой сайт - «Хартия-97». Я его начал читать каждый день. И читал всегда снизу-вверх. Знаете, почему снизу-вверх?

Фото: nn.by

- Почему?

- Потому что новостная страница всегда обновляется, и чтобы успеть просмотреть все новости, начинал с самого начала ленты. Вкладку с «Хартией» почти никогда не выключал. Перескакиваю на один сайт, другой, но все равно возвращаюсь на «Хартию».

- Кстати, как у вас сейчас с доступом к сайту? Обходите блокировку?

- Я плохо разбираюсь в компьютере. Пригласил Максима Винярского, он пришел, все мне настроил как надо. Теперь все здорово.

Просто я без нее жить не могу. Это как глоток воздуха. У меня бронхиальная астма и воздуха не хватает, так вот «Хартия», наоборот, дает мне этот недостающий воздух.

- Вы иронично общаетесь с «судьями», а были ли какие-то другие забавные моменты, связанные с вашей активностью?

- Помню, после событий 2010 года меня вызвали в милицию. Дали анкету, а там вопросов 70. B этой анкете был один из вопросов: Принадлежите ли вы к какой-либо политической организации? Я говорю: - Да, принадлежу. Милиционер уточняет: - К какой?

- К сочувствующей.

- Это к кому?

- Ну, точно не к вам. К оппозиции, - отвечаю.

- Такой партии нет… Я говорю: - Значит, будет.

Я тогда не особо вникал и не знал всех наших оппозиционных партий. Некоторые обыватели и сегодня мало что знают. Они говорят: если выходишь с бело-красно-белым флагом, значит, в БНФ. А я вообще ведь никакого отношения к БНФ не имею.

- Да, это стереотип из 90-х: разговариваешь по-белорусски - БНФовец, вышел с национальным флагом - БНФовец.

- Да-да, так вот и приходится объяснять им, что это, в первую очередь, простые люди, которые любят свою страну, свою землю, чтят свои традиции. Ведь партий и движений много, нет такого, что все патриоты - это один большой БНФ (улыбается). К счастью, многие уже начали это понимать.

- Понимаю, что прогнозы - вещь неблагодарная, но, по вашим ощущениям, когда этот театр имени Лукашенко развалится?

- Сейчас ни я один недоволен режимом, но и все люди, которые приходят в магазин, получают жировки, которые не могут найти работу, видят цены и получают мизерные зарплаты. Они ведь тоже в политике, тоже обсуждают и проклинают эту власть.

Знаете, еще год назад мои соседки-бабушки доказывали, как им здорово жить. Они меня совсем не поддерживали, а сейчас уже извиняются передо мной: «Лёнечка, извини, мы были неправы. Этот бес нас так запутал со своим телевизором»…

Бабки идут со своей мизерной пенсией в магазин, видят цены и выходят оттуда без ничего. Это хорошо еще, что бабки не курят. А так бы вообще…

- И напоследок: ваш совет белорусам, которые хотят перемен?

- Чтобы выиграть битву, нужно победить сперва самого себя - перебороть свой страх. Если все белорусы убьют в себе страх - тогда все будет здорово. Я, например, уже ничего не боюсь. Этого желаю и всем белорусам.

Кстати, этот Декрет N1 еще больше подтолкнет народ к политическому созреванию. Когда людям надо будет платить 100 процентов коммунальных услуг, тогда народ и поймет, что надо выходить. Увидите, этот декрет подтолкнет людей на более массовые протесты, чем были в прошлом году. Он похлеще Декрета N3 будет и коснется каждого. Народ весь выйдет на улицу.