21 ноября 2018, среда, 1:49
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Свои и чужие

20
Валерий Карбалевич

Почему Лукашенко не летит в Париж.

Лукашенко от контактов с западными политиками чувствует психологический дискомфорт. В коммуникации с европейцами или американцами у него комплекс виноватого.

В эти дни центр международной политики перемещается во Францию. Мир отмечает 100-летие окончания Первой мировой войны. По этому поводу в Париже состоится Форум мира.

В столице Франции должны собраться более 80 глав государств и правительств, в том числе президенты США, России и Украины. Беларусь - активная участница той войны в составе Российской империи, три года на белорусской территории стоял фронт. Поэтому еще в конце сентября Лукашенко получил приглашение от имени президента Франции Эммануэля Макрона посетить торжества в Париже.

Однако в четверг 8 ноября стало известно, что Лукашенко в французскую столицу не поедет. Белорусскую делегацию на этом мероприятии возглавит председатель совета республики Михаил Мясникович.

Ранее белорусский правитель был очень легкий на подъем, принимал почти все международные приглашения, посещал различные саммиты от ООН до ОБСЕ и Движения неприсоединения. И очень обижался, скандалил, когда не получал приглашений на международные форумы.

Также Лукашенко охотно ездил в Европу. Поскольку после известных событий 1996 года он стал в европейских странах персоной нон грата и его туда не приглашали, то пользовался любым предлогом, чтобы приехать на некоторые тусовки вовсе не президентского уровня.

Например, Лукашенко ездил на научные конференции в Австрию, на Гановерские и Лейпцигские ярмарки в Германию, экономический форум в Кран-Монтана (Швейцария). Летал кататься на лыжах в Австрию - по приглашению тамошнего Национального олимпийского комитета.

Теперь все иначе. В прошлом году не поехал в Брюссель на саммит «Восточного партнерства». И вот теперь отказался от Парижа, потерял возможность потусоваться в среде звезд мировой политики. Почему вдруг все так поменялось? Рискну предложить несколько причин, которые не противоречат, а дополняют друг друга.

Во-первых, наверное, МИДу Беларуси не удалось организовать встречи Лукашенко с известными мировыми лидерами, руководителями ведущих стран. А ехать в Париж, чтобы встретиться, например, с президентом Сербии, Лукашенко посчитал не стоящим.

Во-вторых, возможно, Лукашенко понимает, что в Париже он затеряется среди звезд мировой политики. Можно согласиться с политическим обозревателем Александром Класковским, который в комментарии интернет-газете «Салідарнасць» говорил: «Лукашенко взвешивает и выбирает вариант, при котором его въезд в Европу на белом коне выглядел бы наиболее триумфально. Что касается торжеств в Париже, то там акцент будет совсем не на Беларусь и ее правителя. Там будет и тема другая, и нарратив другой, и другие фигуры будут в центре. Нахождение даже не на вторых, а на третьих ролях, участие в массовке - все это смажет эффект».

Но хотел бы заметить: имея уже несколько месяцев приглашения приехать с визитом в Латвию и Австрию, Лукашенко почему-то тоже не спешит.

В-третьих, Лукашенко постарел, устал, стал тяжелее на подъем, ему чаще хочется покоя. Поэтому он стал более разборчив, не все приглашения принимает.

Однако в таком случае можно задать вопрос: зачем он ездит на эти бесконечные саммиты СНГ, ОДКБ, которые в основном бесполезные и пустые? Ответ прост. Это необходимый ритуал, за которым следит Путин и от выполнения которого зависит объем российских субсидий.

В-четвертых - и, может быть, в главных, - Лукашенко от контактов с западными политиками чувствует психологический дискомфорт. В коммуникации с европейцами или американцами у него комплекс виноватого. Даже если они и молчат. Вот на недавнем заседании Основной группы мюнхенской конференции по безопасности в Минске, основной состав участников которого составляли западные политики и эксперты, Лукашенко вдруг начал дискуссию о демократии и правах человека. Хотя никто этого вопроса не поднимал.

Также Лукашенко рассказывал, как он долго дебатировал о правах человека с представителями американских аналитических центров 6 ноября.

Вот таких дебатов на саммитах СНГ, ОДКБ или Движения неприсоединения, во время визитов в Китай, Азию, Ближний Восток не бывает. Там Лукашенко комфортно, там свои. Поэтому туда часто и ездит.

А вот с Европой как-то не получается. Там чужие. Что бы ни обсуждали, все равно, даже по умолчанию, Лукашенко наталкивается на проблему демократии. Ведь существует ценностная пропасть. Словно живая иллюстрация к теории Сэмюэля Хантингтона о конфликте цивилизаций.

Валерий Карбалевич, «Радыё Свабода»