15 ноября 2018, четверг, 16:41
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Тени исчезают в полдень

2
Валерий Карбалевич

В отношениях Украины и Беларуси пока раннее утро.

Прошедший 26 октября в Гомеле белорусско-украинский саммит под названием «Форум регионов Беларуси и Украины» был очень знаковым, имел особое значение.

Прежде всего потому, что в последнее время наметилось очевидное смещение центра тяжести внешней политики Минска в сторону России. А. Лукашенко когда-то афористически оценил подобную ситуацию как «дикий крен на Восток». С 19 июня по 12 октября А. Лукашенко и В. Путин вели переговоры с глазу на глаз четыре раза. 24 октября в Минске министр обороны России Сергей Шойгу пригрозил ответом на возможное размещение в Польше дивизии США.

Некоторые шаги носили откровенно антиукраинский характер. 15 октября Синод Русской православной церкви, заседавший в Минске, резко осудил курс на автокефалию украинской православной церкви. Белорусские официальные лица и государственные СМИ с подачи А. Лукашенко начали нагнетать тему проникновения в Беларусь оружия с украинской территории и необходимости укрепления границы с Украиной.

Можно даже утверждать, что в последние месяцы мы наблюдаем такое обострение белорусско-украинских отношений, которого прежде не было. Киев недоволен тем, что во всех голосованиях в ООН по вопросу российско-украинского конфликта Беларусь выступает в поддержку РФ. Продолжается шпионский скандал, стороны никак не договорятся об обмене гражданами, обвиненными в шпионаже.

Недавно, прямо перед саммитом в Гомеле, министр иностранных дел Украины Павел Климкин сделал, скажем прямо, не совсем дипломатическое заявление: «Пребывание граждан Украины на территории Беларуси является потенциально опасным, и об этом мы будем говорить с Минском. Мы понимаем, что на территории Беларуси действуют российские властные структуры». Прозрачный намек на призрачность белорусского суверенитета.

Все эти факты подпортили образ Беларуси как самостоятельного международного субъекта, донора безопасности, модератора урегулирования российско-украинского конфликта. Поэтому официальному Минску было важно использовать этот саммит в Гомеле, чтобы выправить баланс, крен на Восток, реабилитировать многовекторность внешней политики страны.

Украинское руководство тоже не было заинтересовано в ухудшении отношений с Минском. Президент Петр Порошенко на гомельском саммите сформулировал главный интерес Киева достаточно точно и откровенно: «Ни в коем случае не должны допустить, чтобы для Украины с территории Беларуси была какая-либо угроза... Мы не хотим, чтобы Россия использовала Беларусь для того, чтобы зайти нам во фланг». Кроме того, П. Порошенко накануне президентских выборов важно продемонстрировать внешнеполитический успех.

Стремление исправить случившийся перекос в сторону России ощущалось даже в мелких символических жестах официального Минска. Чтобы микшировать неблагоприятное впечатление от собственных слов, обращенных к В. Путину на Форуме регионов Беларуси и России в Могилеве («Это такой город, я бы даже сказал, больше русский, чем белорусский… Могилев, Витебск — это такие города, которые вообще не отличаются от российских городов»), А. Лукашенко приветствовал П. Порошенко в Гомеле словами: «Вы, наверное, чувствуете, что он (Гомель. — Авт.) ничем не отличается от прекрасных украинских городов». Как говорится, кого вижу, тому и пою.

Главная идея, которую Лукашенко настойчиво, даже навязчиво внушал П. Порошенко в Гомеле, состояла в том, что Беларусь хочет вернуть себе лавры миротворца, стремится стать посредником в урегулировании украинского кризиса: «И здесь мало договориться, будем откровенны, России и Украине. Тем более что между странами потеряно доверие. Поэтому я хочу заявить нашу позицию: мы готовы включиться там, где нужно, но только ради одного — ради мира», — заявил А. Лукашенко.

Если бы Лукашенко на этом остановился, то все выглядело бы вполне корректно и прилично. Но он пошел дальше. А. Лукашенко заявил: «Эту проблему (мир в Украине. — Авт.) должны решить мы: три славянских народа. Это наша проблема, не американцы, не европейцы, а мы должны ее решить».

Не очень понятно, была ли эта реплика Лукашенко домашней заготовкой официального Минска, возможно, с подачи Москвы, или его импровизацией, что временами случается с А. Лукашенко. Но она настолько резала ухо, что П. Порошенко в ходе выступления на пленарном заседании Форума регионов, сам формат которого предполагал пафосные здравицы в адрес друг друга, пришлось публично возразить гостеприимному хозяину. Президент Украины, вежливо поблагодарив белорусское руководство за возможность вести переговоры в Минске, предложил свою версию урегулирования конфликта: «Все очень просто: убери свои войска, Россия, с нашей территории».

Очевидно, что идея А. Лукашенко избавиться от западных посредников в урегулировании украинского кризиса или минимизировать их роль, отказ от помощи Киеву со стороны ЕС и США оставляет Украину один на один с Россией. Что, безусловно, исходя из соотношения сил, выгодно Москве. Ибо способность Украины к сопротивлению во многом зиждется на поддержке со стороны Запада.

Кроме того, тезис А. Лукашенко о том, что проблему мира в Украине «должны решить мы, три славянских народа», выдает чрезмерные амбиции официального Минска, явно неадекватные реальному международному весу Беларуси, поставившего себя на один уровень с Россией и Украиной.

Если говорить о практических итогах Форума регионов Беларуси и Украины, то они небольшие. Было подписано соглашение между странами о реадмиссии.

Снова, уже в который раз, договорились о вещании в Беларуси украинского телеканала. Этой договоренности уже четыре года. Еще в декабре 2014 г. А. Лукашенко пообещал, что украинский телеканал в Беларуси появится. Но его до сих пор нет и перспективы туманны. И причина очевидна. Украинская версия политических событий разрушает ту картину мира, которую навязывают здешним телезрителям белорусские и российские телеканалы.

Экономические отношения между двумя государствами развиваются неплохо, причем, традиционно, Беларусь имеет значительное положительное сальдо. В прошлом году объем товарооборота составил $ 4,6 млрд, а белорусский экспорт — $ 3,3 млрд.

Нефтепродукты — основная статья белорусского экспорта в Украину. В 2017 году они составили $ 1,82 млрд. 40% украинского рынка бензина, 33% дизтоплива в Украине — импорт из Беларуси.

В нынешнем году объем товарооборота растет и может достигнуть суммы в $ 5 млрд. Однако в связи с тем, что Россия перекрыла реэкспорт Беларусью российских нефтепродуктов в Украину, торговля может сократиться.

В целом можно сказать, что главная проблема в отношениях Беларуси и Украины состоит в том, что над ними висит тень России. Как известно, тени исчезают в полдень. Увы, в наших отношениях пока раннее утро.

Валерий Карбалевич, «Свободные новости»