17 декабря 2018, понедельник, 11:50
Спасибо вам
Рубрики

Поставить Путина на место за пять шагов

22

Этюд в Азовских тонах.

Акт агрессии России против украинских кораблей в Черном море не следует рассматривать инцидент, изолированный от других событий войны, которую Россия ведет против Украины уже четыре с половиной года. Это предварительно обдуманное и заранее подготовленное нападение является частью широких усилий Москвы по обеспечению для себя полного контроля над Керченским проливом - стратегическим участком, который соединяет Россию с Крымом и разделяет Черное и Азовское моря. Контроль над Керченским проливом дает российскому флоту абсолютное господство в Азовском море, для которого пролив является единственной прямой связью с международными водами.

Такое морское доминирование позволяет Москве эффективно блокировать украинские порты Мариуполь и Бердянск, два крупных торговых хаба на востоке Украины. Президент России Владимир Путин, скорее всего, делает ставку на то, что через удушение уязвимой и ослабленной войной экономики востока Украины он сможет усилить оппозицию центральному правительству Украины и в конечном итоге принудить Украину быть более покладистой. Именно поэтому усилия России по получению полного господства в Азовском море являются ключевым элементом ее стратегии подрыва Украины как независимого государства и возвращению страны в "сферу жизненных интересов Москвы".

Путин убедился, что, несмотря на значительные военные потери, оккупация Россией части Донбасса и незаконная аннексия Крыма не ослабили решимость Украины защищать свою независимость. Фактически, произошло прямо противоположное его ожиданиям: обстрелы Украины, гибель гражданских и военолслужащих, оккупация украинской земли только ожесточили решимость большинства украинцев сохранить свою суверенную страну как можно дальше за пределами влияния Москвы. Томос, или автокефалия, которая скоро будет дарована Украинской православной церкви и ее отказ подчиняться Московскому патриарху после 359 лет прямого подчинения, является новым проявлением этого стремления к независимости.

Именно по этой причине Кремль в настоящее время сосредоточился на политических подковерных играх и экономической войне - в дополнение к своей продолжающейся войне позиционной: он пытается сломить волю украинского народа и продемонстрировать, что построение демократии западного образца и участие в евроатлантической интеграции обойдутся дорогой ценой. Воскресный инцидент возле Керченского пролива отлично иллюстрирует избранную Москвой тактику "сильной руки".

Когда 24 ноября три украинские корабля вышли из Одессы для перехода в направлении порта Бердянск на Азовском море, русские установили грузовой корабль поперек фарватера Керченского пролива, чтобы заблокировать им проход, беззастенчиво заявив, что судно село на мель. Когда корабли подошли с юга к проходу и увидели, что он заблокирован, они запросили информацию у российских морских властей. Ответа они не получили. Затем российские корабли устроили нападение на украинские, протаранили буксир и обстреляли два других судна, ранив при этом шестерых матросов. После этого русские высадили на украинские корабли абордажные группы и захватили их команды.

Реакция США на эту крайнюю эскалацию агрессии, к сожалению, не впечатляет. Самое серьезное осуждение произошедшего исходило от покидающей свой пост представителя США в ООН Никки Хейли, но Хейли также отметила в своем заявлении, что этим инцидентом должна заняться "нормандская группа" - Россия, Украина, Франция и Германия, - тем самым дав понять, что администрация США намерена от него дистанцироваться. Ответ госсекретаря США Помпео был еще слабее, - он невнятно заявил, что "обе стороны" должны способствовать деэскалации. Но как можно "деэскалировать" захват в плен и ранения членов экипажей? Наконец, реакция президента Дональда Трампа была наименее определенной: "Нам в любом случае не нравится то, что там происходит".

Во-первых, Трамп должен ясно прояснить для России последствия, к которым приведет ее агрессии, когда встретится с Путиным в Аргентине. Если он не готов это сделать, он должен встречу отменить. (Материал был опубликован до того, как Трамп заявил об отмене встречи - Ред.)

Во-вторых, Соединенные Штаты должны предоставить Украине существенную помощь для обеспечения ее безопасности и устранения ее уязвимости с моря: наземные противокорабельные ракеты, радары и оборудование для наблюдения за ситуацией на Азовском море. Ни одна из этих систем не является инструментом военной эскалации, но их поставка Украине напомнит России о том, что ее действия имеют последствия.

В-третьих, Соединенные Штаты должны инициировать дискуссию в НАТО о создании постоянной морской группы НАТО на Черном море, возможно, со штаб-квартирой в румынской Констанце. Морское присутствие НАТО, возглавляемое странами Черноморского побережья и дополненное ротируемым присутствием кораблей других стран НАТО, поможет сдержать российскую агрессию в регионе.

В-четвертых, Соединенным Штатам необходимо пересмотреть неэффективную политику санкций в отношении России. Соединенные Штаты должны перестать ограничивать санкции сдерживающими мерами (например, ограничением выпусков новой задолженности или санкциями против государственных чиновников) и дополнить их более серьезными шагами, - такими как замораживание активов крупных российских банков (ни один из их активов до сих пор не заморожен).

Наконец, вместо того, чтобы делегировать американскую дипломатическую политику Франции и Германии, как предложили Помпео и Хейли, Соединенные Штаты должны напрямую объединить силы с европейскими союзниками в поисках путей разрешения конфликта, и поддержать эти усилия реальными усилиями, а не только риторикой.

Майкл Карпентер, бывший заместитель министра обороны США, Atlantic Council (перевод – liga.net)