16 декабря 2018, воскресенье, 14:46
Спасибо вам
Рубрики

Белорусский Мюнхгаузен: чем прославился Кароль Радзивилл «Пане Коханку»

Шляхта уважала князя за его неукротимую волю.

Народная молва какими только причудами не наделяла знаменитого магната. Кароль Радзивилл, прозванный за любвеобильность и неутолимую жажду жизни Пане Коханку, катался на медведях и покупал целые города для своих любовниц. Чтобы утешить свое тщеславие и впечатлить заезжую шляхту, приказывал засыпать дороги солью, которая ценилась в 18 веке безумно дорого, пишет litvin.pl.

Он мог являться на городскую площадь Несвижа верхом на бочонке с вином, в римской тоге, декламируя латинские вирши. Представлялся богом Бахусом и заставлял именитых горожан и шляхтичей напиваться до полусмерти. А еще устраивал не только дикие оргии в Несвижском замке, но и принимал у себя авантюристку Кингстон.

В честь этой охотницы за легкими деньгами задавал лукулловские пиры, охоты, похожие на грандиозные военные походы. По лесным дорогам шли отряды гайдуков и мчались целые хоругви, оцеплявшие леса для травли зверя.

Говорят, что однажды пане Коханку даже возомнил себя Громовержцем. Он выписал из Парижа удивительную машину, которая вырабатывала ток. Магнат охотно показывал эксперименты с электричеством своим гостям. В век сальных свечей полыхавшие над стальным шаром рукотворные молнии казались колдовством. Однажды Кароль показывал действие волшебной машины накануне грозы.

Когда за окном полыхнули первые молнии, пане Козанку объявил, что грозу вызвал именно он при помощи французской машины. Впечатленные гости поверили. Они уехали домой после пира, обсуждая увиденное.

Но один шляхтич вернулся через день и заявил магнату, что от его молнии сгорели постройки в имении. Он потребовал компенсацию. И пане Коханку выплатил все до последнего гроша, поскольку не пристало князю мелочиться, раз уж надумал провозгласить себя повелителем грома и молнии.

Фольклористы 19 века охотно записывали кочевавшие в народе предания про чудачества знаменитого литвинского фантазера. Но на самом деле авантюры Пане Коханку стоили гораздо дороже сожженного молнией шляхетского имения или усыпанной солью дороги. В конечном итоге князь Кароль Станислав Радзивилл был видной политической фигурой, от которой зависели судьбы Речи Посполитой и Великого княжества Литовского.

И невежей, отъявленным дураком он не был. Напрасно сочинили про него легенду, по которой грамоте Кароля обучил гайдук. Мол, панич не хотел учить буквы, так учитель рисовал мелом на доске буквицы, а молодой князь стрелял в них из лука. Так, мол, и овладел азбукой.

Достаточно вспомнить, кто произвел на свет Пане Коханку. Его матерью была та самая Франтишка Уршула Вишневецкая-Радзивилл, сочинительница пьес, славившихся по всей Речи Посполитой. Отец занимал видный государственный пост великого гетмана литовского. Михаил Казимир Радзивилл Рыбонька был еще и несвижским ординатом.

Обучали будущего Пане Коханку не пьяные гайдуки, а выписанные из Франции и Италии знатоки латыни, географии, философии, фортификации, математики, химии. Курс наук во многом не уступал курсам лучших европейских школ того времени (1740-е годы).

После домашнего учения он продолжал образование у виленских иезуитов, которые умели привить вкус к знанию. Готовили юного Кароля Станислава к политической карьере. Неслучайно уже в 16 лет юный магнат стал депутатом Трибунала. А в 20 лет ему присвоен чин генерал-майора войск ВКЛ. Кроме того с 18 лет у Кароля была должность подчашего и мечника ВКЛ.

Став в 1762 году наследником одного из самых крупнейших состояний в Европе, Кароль Станислав получает должность воеводы Виленского. Фактически в его руках самые сильные рычаги, которыми управлялась власть в ВКЛ и в Речи Посполитой.

Он может влиять на всю внешнюю и внутреннюю политику государства поляков и литвинов. Ведь от воли влиятельных литвинских магнатов и особенно от того, кто был виленским воеводой, зависело избрание короля. Оставалось самое малое – найти единодушную поддержку у других магнатов. В частности, у клана князей Чарторыйских.

И вот тут на пути Кароля Станислава встали князья Чарторыйские, с которыми общего языка найти не получилось. В руках молодого Радзивилла фактически находилась вся высшая судебная власть ВКЛ, ведь Кароль Станислав в 1762 году являлся маршалком Трибунала Великого княжества Литовского.

Но полученные полномочия он не сумел (или не захотел, как полагают некоторые историки) использовать для укрепления своего политического положения. Делами в суде больше занимался его заместитель. Постепенно инициатива в политической борьбе перешла к князьям Чарторыйским.

Происки конкурентного клана магнатов осложнили жизнь Пане Коханку до такой степени, что он едва не утратил пост Виленского воеводы. Ему так и не удалось занять отцовскую должность великого гетмана Литовского.

А когда начались выборы нового короля Речи Посполитой, то и тут Чарторыйские взяли верх. Их агенты сделали все для того, чтобы продвинуть на трон фаворита императрицы Екатерины Великой. Вскоре король Станислав Август Понятовский стал послушной марионеткой в руках российских вельмож.

Политика Чарторыйских, которых не сумел остановить пане Коханку, несмотря на все свои авантюры, привела к разделам государства. Речь Посполитая распадалась стремительно. Конфедераты, которые пытались спасти страну, терпели военные поражения от закаленных на турецких фронтах екатерининских генералов.

Военные силы Радзивиллов встретились с отрядами Чарторыйских и их российскими союзниками на реке Щаре, где за восемь часов Радзивиллов разгромили, несмотря на упорное сопротивление (битва прекратилась только с наступлением ночи).

Разгром на Щаре привел к захвату Слуцка, Несвижа россиянами. Немало сел и местечек во владениях Радзивиллов были разорены разъяренной солдатней и преданы огню.

Пане Коханку покинул родину после смуты, но долго в изгнании не пробыл. К 1766 году король Станислав Понятовский согласился провести ряд политических реформ, которые укрепляли Речь Посполитую. Но его действия не понравились императрице Всероссийской. Петербург сколотил конфедерацию в Радоме против короля и Чарторыйских.

Вельможи Екатерины пригласили Кароля Станислава принять участие в ней, помочь противникам реформ войсками и деньгами. Летом 1766 года Радзивилл получил от Варшавского сейма утраченное им ранее звание Виленского воеводы и отказался поддерживать конфедератов в Радоме. Ему не захотелось быть марионеткой российского посла Репнина.

Ответные действия Петербурга не заставили себя ждать. Екатерина послала к Несвижу генерала Измайлова, которому было приказано «умиротворить Радзивиллов». Несвиж и его замок были взяты в осаду. Пане Коханку имел в замке достаточно пороха и пушек, провианта, но отбиться от войск Измайлова не получилось. Каролю Радзивиллу пришлось подписать бумаги с обязательством отказа от политической деятельности в обмен на сохранение в целости его владений.

С того несчастного года начались для пане Коханку новые испытания и новая эмиграция. С 1769 года до 1774 года он путешествовал по Европе, пока российские казаки и драгуны грабили литвинские города. Огненным смерчем прошли по Литве суворовские каратели, расстрелявшие в 1771 году отряды Огиньского. На Речь Посполитую ударили с запада пруссаки и австрийцы. Военные неудачи завершились разделом государства между агрессорами в 1772 году.

Но Пане Коханку наблюдал за всеми этими печальными событиями со стороны. Ему не удалось заручиться на Западе поддержкой Франции, Испании, Голландии. В Западной Европе было неспокойно и до судеб Польши и Литвы тамошним монархам не было дела. Тем более, что речь шла о военном противостоянии с набиравшей военную мощь империей царицы Екатерины.

Возможно, в 1774 году Пане Коханку горько пожалел о своей беспечности в самом начале политической карьеры. Его авантюры, любовь к роскоши и разгулу сыграли дурную шутку. Прояви он больше напористости, изворотливости, дипломатической ловкости, то, может, и удалось бы ему обрести в лице Чарторыйских не отъявленных врагов, а надежных союзников.

Вернувшись в родной Несвижский замок, пане Коханку проезжал по сожженным деревням и видел обезлюдевшие места. Хозяйство в многочисленных имениях Радзивиллов надо было восстанавливать почти с самого основания. Этим и занялся Кароль Станислав, отказавшись от политики и получив прощение русской императрицы. Ему многое удалось, были созданы новые мануфактуры, изготавливавшие сукно, посуду, изделия из железа и стали.

Последнюю попытку вырвать страну из-под опеки российских агрессоров Радзивилл осуществил на закате своей жизни, во время четырехлетнего сейма. Он скончался в 1790 году в возрасте 56 лет, уставший от невзгод и поражений. Современники вспоминали, что поминальные мессы по Каролю Радзивиллу служили во всех литвинских костелах и монастырях.

Шляхта Польши и Литвы уважала Пане Коханку не за его буйства и авантюры, а за неукротимую волю, за его постоянство в защите старинных шляхетских вольностей, за борьбу против захватчиков, явившихся с востока в ослабленную раздорами аристократов Литву.