18 ноября 2018, воскресенье, 12:04
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Как бизнесмен из Новогрудка строит «Волшебное княжество Литовское»

8

Рядом с Новогрудком местный бизнесмен строит удивительный арт-объект.

Рядом с первой столицей ВКЛ местный бизнесмен строит арт-объект, в котором удивительно сочетаются наследие А. Мицкевича, В. Высоцкого и... древних мифических персонажей, пишет «Вечерний Брест».

Это место в пяти минутах езды от Новогрудка значится далеко не на всех картах. Но озеро Литовка уже не менее популярно у туристов и местных жителей, чем легендарная Свитязь. Впрочем, по части легенд они вполне могли бы конкурировать, и еще неизвестно, кто кого...

«По Катькиному велению, по моему хотению»…

Литовка упоминалась в поэме Адама Мицкевича «Гражина» как место боя славян с Тевтонским орденом. Сегодня рядом с озером расположена одноименная деревушка. Еще несколько лет назад она слыла «умирающей» точкой на пути из Новогрудка в Ивье, а автомобили притормаживали здесь лишь по требованию ПДД. Теперь невольно жмут на педаль тормоза даже заядлые лихачи. Некоторые из них останавливаются на небольшой парковке, чтобы тут же оказаться в объятиях сказки. Первый объект «сказочного острова» - автобусная остановка. Настоящее произведение искусства! Такой точно нет нигде в Беларуси. С ее стен смотрит огромный Лесной дух - кажется, вот-вот тряхнет бородой и заиграет на арфе.

Впрочем, настоящая музыкальная тема ожидает нас впереди. В домике, где когда-то останавливался Владимир Высоцкий со своей супругой Мариной Влади, все прошито атмосферой творчества. Здесь ровно полвека назад (и это подтверждают в новогрудском музее) снимали знаменитый советский фильм «Сыновья уходят в бой», для которого Семеныч записал одноименную песню. Теперь дом принадлежит новогрудскому бизнесмену Сергею Ковалю, уроженцу этих мест. Его он купил не так давно и уже успел превратить в музейный комплекс, чем-то похожий на знаменитый барселонский парк Гуэль (в честь мецената Эусебио Гуэля) от Антонио Гауди, только в миниатюре. Вход на территорию «Литовского» парка абсолютно бесплатный. А музыка, в основном классическая, звучит здесь почти весь день.

В доме и вокруг него много кованых вещей, стены украшены лепниной. В комнатах немало позолоты и старинных вещей из дуба. Причем каждая вещь уникальна по исполнению. На одной из стен картина с изображением поэта и строки его стихов. По задумке хозяина на потолке вскоре появится изображение Марины Влади. Соседняя комната увешана гардинами. Здесь же можно увидеть старинный сервант красного дерева, в котором на почетном месте 120-летний сборник произведений Адама Мицкевича. А еще бронзовый сейф, открыв который можно прочесть надпись на латыни - «Возлюби ближнего своего, как самого себя!»

Уже три года здесь трудятся семь человек, творение рук которых приводит в восторг всех проезжающих и, уж тем более, останавливающихся путников. На вопрос «Кто это все придумал?» Сергей неизменно отвечает: «Кошка Катька, которая живет здесь». И указывает на пробегающее мимо усатое создание. А что, «Кот ученый» вполне гармонично вписывается в сюжет Литовского парка.

...«мы создали здесь «Дом для людей»

Работы в Литовке продолжаются. Похоже, задумок у Коваля и его мурлыкающей Катьки еще вагон и немаленькая тележка. В стадии строительства амфитеатр с крутящейся сценой. А еще строители возводят ковчег с палубой из белорусского тростника и уменьшенную копию римского Колизея. В ковчеге будут огромная ванна на львиных ногах и барная стойка. Рядом с ним уже законченная гравюра «Падший ангел». Стены небольшого помещения возле центрального дома украшены полотнами, на которых средневековые строители изобретают вечный двигатель. Почему?.. Ответ Сергея поражает одновременно простотой и оригинальностью: «Это один из символов бесконечности. Топливом для него (вечного двигателя. - Ред.) являются наши желания. Как и куда их направить? На добычу углеводородов? Разжигание новых войн. Или на созидание и творчество? Вот в чем вопрос...»

Когда беседуешь с этим человеком, трудно отделаться от мысли, что перед тобой мужчина не совсем обычный, во многом даже странный. Наверняка многим он покажется эдаким чудаком, Дон-Кихотом двадцать первого века, решившим воевать со злом и невежеством с помощью искусства. А воссозданные Сергеем дом и усадьба у озера - будто проводники некой параллельной, непонятной нам реальности.

О себе Сергей Коваль рассказывает немного. Учился в БГУ, на факультете кибернетики и радиофизики. Учебу, однако, не закончил. После армии поступил на ветеринара. А первой его специальностью стало... инкассаторство. Среди местных жителей за ним закрепилось прозвище «француз». По одной из версий, еще со школы, где он любил играть рыцаря в плаще. По другой, благодаря сказочному наследству, которое ему якобы досталось на родине мушкетеров. Впрочем, первая версия, как ни странно, выглядит более убедительно. А свой проект благоустройства малой родины Сергей воплощает исходя из собственных представлений о смысле бытия. И делает это вполне успешно, не претендуя (во всяком случае пока) на коммерческий результат.

Бесплатный для посещений дом-усадьба не приносит никакого дохода, а вложений, судя по всему, требует немалых. В планах бизнесмена - обустроить здесь концертную площадку - благо рядом озеро, потому акустика прекрасная. И, может быть, посреди этого фантастического места, где в разные времена скрещивали шпаги литовские и немецкие рыцари, черпали вдохновение поэты Мицкевич и Высоцкий, будут проходить фестивали ремесел и бардовской песни. Почему нет?

P.S. Усадьба в Литовке - не единственный подарок людям от Сергея. В сентябре прошлого года в Новогрудке торжественно открыли памятник детям - жертвам Холокоста. Прототипом стала маленькая жительница Новогрудка Михла Сосновская, которая смогла убежать из заточения, но была затем поймана и расстреляна нацистами. Профинансировал возведение мемориального знака Сергей Коваль. Об истории девочки бизнесмен узнал случайно. В Новогрудке ставили спектакль о гетто. Сергей принимал в нем участие. Во время одной из репетиций, которые проходили в здании музея, он увидел фотографию погибшей девочки. А позднее узнал, что в гетто погиб и его двоюродный дед.