13 ноября 2018, вторник, 20:11
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Безвластное правительство

Валерий Карбалевич

Какая власть – такое к ней и «уважение».

В любой демократической стране утверждение правительства парламентом является главным политическим событием года. Как правило, оно является результатом длительных согласований исполнительной и законодательной ветвей власти, парламентских фракций, сопровождается большим ажиотажем в СМИ. В Беларуси — все иначе.

Утверждение «палатой представителей» Сергея Румаса в качестве премьер-министра прошло как рутинное, формальное событие, к тому же сопровождавшееся рядом процедурных нарушений, нелогичностей, несуразностей, даже с элементами скандала. Но в то же время, все это стало хорошей иллюстрацией, адекватным отражением природы действующего здесь политического режима.

Указ Лукашенко о назначении Сергея Румаса главой правительства появился 18 августа 2018 года. А утверждение его «нижней палатой национального собрания» состоялось лишь 5 октября.

В статье 106 Конституции Республики Беларусь записано: «Премьер-министр назначается президентом Республики Беларусь с согласия «палаты представителей. Решение по этому вопросу принимается «палатой представителей» не позднее чем в двухнедельный срок со дня внесения предложения по кандидатуре премьер-министра».

То есть пока «палата представителей» не утвердит кандидатуру премьера, тот не имеет права выполнять свои обязанности. На мой взгляд, никакой другой интерпретации эта статья Конституции не допускает.

С момента указа до дня утверждения «палатой представителей» прошло 48 дней (почти семь недель), а не две недели, как предусмотрено Конституцией. Тем не менее, вопреки конституционным нормам, неутвержденный парламентом Сергей Румас все это время руководил Советом Министров не в качестве исполняющего обязанности, а как полноценный глава правительства.

Как известно, правительство в Беларуси — техническое. В том смысле, что оно не определяет экономическую политику. Хотя по Конституции Совет Министров «разрабатывает основные направления внутренней и внешней политики», на самом деле, он работает в узких рамках, поставленных Лукашенко. Но кому в Беларуси интересно, что записано в Основном Законе?

Если правитель определился с кандидатурой премьера, то логично, чтобы тот подбирал себе заместителей, министров, то есть формировал свою команду, с которой может реализовывать поставленные задачи. Однако в Беларуси весь состав правительства определяет глава государства, руководитель Совета Министров не имеет в этом вопросе права голоса. В итоге премьеру приходится работать с чужой командой.

По факту правительство в Беларуси оказывается настолько безвластное, что, как оказалось, даже простой вопрос о запрете ночной продажи алкоголя в столице оно не может принять. Лукашенко отменил решение Совета Министров, назвав его безмозглым. Попутно заявил, что не дело милиции разрабатывать законопроекты.

Кому-то еще не понятно, что диктатор в Беларуси решает все, даже вопрос о том, можно ли бить детей ремнем. Лукашенко считает, что можно, и в качестве положительного примера предлагает свой опыт отцовского воспитания.

Еще один любопытный сюжет. В Конституции не прописано, кто конкретно представляет кандидатуру премьера «парламенту». В других странах, даже в государствах с президентской формой правления, нового главу правительства обычно предлагает депутатам президент. Этим он показывает свое уважение парламенту как отдельной ветви власти. И в Беларуси предыдущих премьер-министров, Михаила Мясниковича и Андрея Кобякова, в «палате представителей» рекомендовал лично Александр Лукашенко.

На этот раз Сергея Румаса представила депутатам глава администрации Лукашенко Наталья Качанова. Какой «парламент», такое и «уважение».

Однако, видимо, здесь продемонстрировано пренебрежительное отношение не только к «палате представителей», но и к правительству. Независимые медиа уже заметили, что государственные СМИ постарались минимизировать внимание к этому событию. БелТА сообщило об утверждении «палатой представителей» С. Румаса премьер-министром с опозданием, уже после того, как информация появилась на других ресурсах. Причем дается выступление Н. Качановой перед «депутатами», в то время как речь самого С. Румаса не приводится. В главной газете страны «Советская Белоруссия» была лишь маленькая заметка об этом событии в углу, на третьей полосе. Плюс ко всему оскорбительная характеристика А. Лукашенко решения правительства («безмозглое») о запрете продажи алкоголя ночью.

В чем смысл такого демонстративного принижения, политического «опускания» правительства и его главы? Видимо, можно согласиться с мнением бывшего председателя Белтелерадиокомпании Александра Зимовского, высказанном агентству Sputnik: «Наверное, это связано с некоторой ревностью в адрес Румаса. Между его назначением и утверждением в парламенте он довольно резко стал доминировать в информационном пространстве Беларуси, я это могу видеть и по публикациям в российской прессе, потому что много ссылок идет на него».

А. Лукашенко не могло понравиться, когда надежды на возрождение экономики общественность связывает не с ним, а с новым главой правительства. Отсюда и такая реакция.

Опять же, по нормальной логике, премьер-министр в момент утверждения должен был бы представить на рассмотрение «депутатов» программу деятельности правительства. И парламентарии в зависимости от качества этой программы принимали бы решение о том, голосовать «за» или «против».

Но в Конституции Беларуси, вопреки этой логике, записано, что премьер «в двухмесячный срок после своего назначения представляет парламенту программу деятельности правительства». Сергей Румас пообещал внести этот документ в «палату представителей» не позднее 18 октября. Тогда за что сейчас голосовали «депутаты»? За внешний вид главы правительства?

Выступая перед «депутатами», новый премьер заявил: «Мы намерены руководствоваться программой социально-экономического развития до 2020 года, прописанные в которой подходы и задачи соответствуют требованиям времени». Напомню, что эта программа принята неконституционным органом — V Всебелорусским народным собранием 23 июня 2016 года.

У меня есть подозрение, что Сергей Николаевич плохо знаком с упомянутой программой. Ведь, например, она предполагает рост средней зарплаты за пятилетку только на 9,5—11,6%. Однако А. Лукашенко приказал довести среднюю зарплату до 1 тыс. рублей. В итоге только с начала текущего года по июль реальные зарплаты в стране выросли на 12,9%. И что собирается выполнять правительство: программу или указание правителя?

Валерий Карбалевич, «Свободные новости»