13 ноября 2018, вторник, 20:12
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

«Деньги больницам!»: российские врачи выходят на баррикады

2
Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Что стало последней каплей в критической массе недовольства.

Сокращение ставок врачей и медсестер, урезание коек в стационарах, 12 минут на прием пациента в поликлинике, рост бумажной волокиты и штрафных санкций, отсутствие лекарств в стационарах — все это стало уже привычным фоном работы врачей. Однако падение в глубокий кризис отрасли, которая несколько лет поступательно шла к глубокой «инвалидности», усугубилось двумя законодательными инициативами. Прошли они тихо, пациенты их не заметили. Вот они-то и стали последней каплей в критической массе недовольства врачей своим положением в обществе, пишет «Новая газета».

«Становимся спиной к Минздраву»

Больше сотни врачей собрались у здания Минздрава на Неглинной в минувшее воскресенье, в полдень. Изначально организаторы акции — независимый профсоюз «Действие», «Лига защиты врачей» и «Альянс медиков» — планировали собрать на митинг несколько тысяч участников. Однако столичные власти центральные маршруты забраковали, предложив митингующим собраться в Люблино. «Ну что вы хотите? Вы подняли такую тему…» — так прокомментировал это решение одному из лидеров акции Анастасии Васильевой в телефонном разговоре чиновник из мэрии.

В итоге буквально за день до акции ее формат был изменен. Решено все же было идти к центральному офису Минздрава и устраивать массовый пикет. А всех, кто планировал присоединиться к акции — врачей, пациентские организации и просто сочувствующих, — организаторы убедительно просили остаться дома, чтобы не нарушать разрешенную численность — не более 40 человек.

Ровно в полдень, вставшие на пешеходный островок протестующие, по команде Андрея Коновала — лидера независимого профсоюза «Действие» — выстраиваются в линию. «Становимся спиной к Минздраву, разворачиваем плакаты и скандируем лозунги! — кричит Коновал. — Пресса стоит напротив!»

Небольшая толпа разбивается на две части, и получается, что все лозунги обращены к многочисленным корреспондентам, что в данной ситуации оправданно. Стеклянные двери Минздрава закрыты, и только дежурный, не выходя на улицу, что-то говорит по телефону.

На развернутых плакатах больше десятка программных требований протестующих. Не очень стройно, но, постепенно набирая силу, люди начинают скандировать: «Дайте врачам лечить!», «Деньги больницам — лекарства больным!» На одном из плакатов фотография «убитой» палаты какой-то российской больницы. Временами выкрикивания стихают, и слышно как щелкают фотоаппараты.

Задержавшийся у пикета прохожий, солидный мужчина в бежевом пальто, мой вопрос, что он думает об отечественном здравоохранении, игнорирует и быстро уходит.

Семен Гальперин, президент «Лиги защиты врачей» говорит, заглушаемый криками коллег, в микрофон какому-то нецентральному телеканалу: «Мы либо дождемся изменения и реформ, либо люди в России начнут массово умирать от болезней».

Комментарии разным СМИ дают пришедшие на пикет лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов и депутат Мосгордумы от КПРФ Елена Шувалова. Удальцов называет происходящее в здравоохранении «геноцидом профессии» и рассказывает, что резкое ухудшение качества помощи видит на примере своих немолодых родителей: «Теперь, чтобы получить направление к специалисту или сдать анализы, им нужно потратить уйму времени, сил. Раньше все можно было сделать в одной поликлинике, теперь они вынуждены мотаться в разные места».

Кроме флагов «Альянса врачей» и профсоюза «Действия» люди держат флаги Конфедерации труда России, профсоюзов «Университетская солидарность», «Фельдшер.Ру» и Левого фронта.

Женщина средних лет, стоящая напротив митингующих, говорит, что она пришла сюда, потому что узнала об акции из интернета, а главная ее претензия к системе здравоохранения в том, что «медицина теперь оказывает услугу, а раньше оказывала помощь».

За полчаса, отведенные на акцию, протестующие успевают несколько раз повторить лозунги. Самый популярный из них — «Против лжи и коррупции» — никак не укладывается в узкопрофессиональную трактовку.

Андрей Коновал, вытирая бисерный пот и все время следя за тем, чтобы люди не выдвинулись случайно за территорию, отведенную под пикет (а это несколько десятков квадратных метров), говорит: «В ноябре начнем всероссийскую кампанию. Всю Россию охватим вряд ли, но в 100 населенных пунктах акцию проведем. Врачи готовы протестовать. Но они бояться увольнения. Наша опора — это тонкий слой людей, кто хочет что-то изменить».

В переулке, выходящем на Неглинную, стоит автозак. На всякий протестный случай.

В мае этого выпускники медвузов узнали, что стоимость ординатуры возрастает вдвое. Количество бюджетных мест при этом критически сократилось. Это означает, что получить узкую врачебную специальность становится практически невозможно. Например, подготовка по программе «Акушерство и гинекология» в Первом МГМУ им. Сеченова стоит теперь 748 тыс. рублей за два года, по программе «Стоматология общей практики» — 788 тысяч. При этом на акушерстве гинекологии предусмотрено всего 15 бюджетных мест, 10 из которых — целевые, то есть предполагают обязательную отработку в компании, оплачивающей учебу. Тотальное повышение стоимости профильного обучения врачей означает, что подавляющая часть выпускников медвузов не получит адекватного образования, и в ближайшее десятилетие в стране резко уменьшится количество узких специалистов: хирургов, лоров, урологов, неврологов.

А в сентябре новое пенсионное законодательство лишило врачей льготного возраста выхода на пенсию. До этого хирурги, радиологи, онкологи получали такую возможность, отработав определенное количество лет на «вредном» медицинском производстве.

Два этих жеста власти в сторону врачебного сообщества добавили дегтя в продолжающуюся «оптимизацию» отрасли, эффективность которой уже стала притчей во языцех. Недавно Фонд независимого мониторинга «Здоровье» Общероссийского народного фронта (ОНФ) опубликовал следующие данные: в 2017 году общий дефицит врачей в государственных и муниципальных медицинских организациях России составил 21,2%. То есть в государственной медицине недостает четверти врачей. Недостает еще и потому, что реформы в медицине обернулись, по мнению медиков, геноцидом профессии.

Добавило напряженности и резонансное «дело Елены Мисюриной». Врача–гематолога осудили на два года лишения свободы за то, что пациент с тяжелым диагнозом умер спустя несколько дней после проведенной врачом биопсии. Уголовное дело и обвинительный приговор вызвали массовый протест медицинского сообщества с акцией в соцсетях и громкими заявлениями академиков и главврачей в защиту доктора.

Из врачей теперь уходят все чаще. А те, кто остаются, отправляются на баррикады.